Интервью

«Нужно двигаться к секторальным санкциям». Теневой министр обороны Канады Джеймс Безан о противодействии России, об оружии для Украины и о признании геноцида крымских татар

24 Квітня 2019, 12:21
Фото: Элиф Беяз
Закртити





Марина Пищулина,
QHA media

Канада была одной из первых стран, которые в 2014 году поддержали Украину в вопросе территориальной целостности и осудили российскую агрессию в Крыму и на Донбассе. С начала незаконной аннексии и вторжения агрессора на востоке страны Украина тесно сотрудничает с Канадой по вопросам защиты прав человека и обороны. О рецептах решения украинских проблем, о шансах страны на вступление в НАТО, о становлении украинской армии и о том, понимают ли зарубежные политики, что на самом деле происходит в Крыму, QHA media говорило с членом канадского парламента, теневым министром обороны Канады Джеймсом Безаном.

Вы не впервые в Украине, с какой целью приехали в этот раз?


Да, этот визит не первый, их было уже больше двадцати. Я один из участников дискуссии на Киевском форуме по безопасности. Для меня это возможность поговорить о том, что еще может сделать Запад, чтобы поддержать Украину в ситуации вторжения из России, незаконной оккупации Крыма и, конечно, в конфликте на Донбассе. Мы можем сделать больше, и это то, на что я хочу обратить внимание в своей презентации.

Канада заявила о готовности поддержать введение миротворческой миссии на Донбасс, если это будет санкционировано ООН. Как мы знаем, есть две принципиальные концепции: первая предусматривает введение миротворцев на всей оккупированной территории, включая неконтролируемый участок границы, вторая – просто сопровождение патрулей ОБСЕ на линии соприкосновения. Какой подход вы считаете лучшим для Украины?


Как Консервативная партия мы говорим о том, что Канада должна активно действовать, чтобы увидеть эту миротворческую миссию в ООН, что мы должны поддержать правительство Украины. Единственный способ принести мир на Донбасс – это получить контроль над границей. Россия, конечно, охотнее поддержит линию соприкосновения для миротворческой миссии, потому что они считают, что российские миротворцы должны следить за наблюдателями ОБСЕ. Так не пойдет. Никто в международном сообществе не должен на это соглашаться, потому что все, к чему это приведет, – так это к гарантированному замороженному конфликту, что будет в пользу России.

Есть ли способ обойти российское вето в Совете Безопасности ООН по этому вопросу?


На данный момент нет, потому что Устав ООН позволяет России иметь это право вето, как и США и другие. И это лишает возможности пробиться через некоторые политические принципы. Однако, я думаю, что можно сделать больше в вопросе изоляции России на международном уровне.

Путин любит расхаживать по мировой сцене и бить себя в грудь, любит свое собственное чванство, любит сидеть, расставив ноги. Пока ему удается избегать ответственности за то, что он делает в Украине, он продолжит двигаться дальше.

Поэтому мир должен занять более сильную позицию. Нужно сильнее изолировать Российскую Федерацию и вытолкнуть Путина за пределы круга влияния, респектабельности и глобальной репутации, что, я думаю, будут работать в пользу Украины. Пока наконец принятие резолюции в Совете Безопасности ООН не станет для России таким затруднением, что им придется воздерживаться от голосования.

Если миротворческая миссия будет развернута на Донбассе, отправит ли Канада своих военных?


Если будет миротворческая миссия ООН, то конечно да. Хотя некоторые говорили, что на нас уже и так много возложено в этом конфликте: предоставление Украине военной подготовки и несмертельного оружия. Но я думаю, что у нас есть своя репутация в выполнении миротворческих миссий. Как официальная оппозиция в Канаде мы давно говорили: вместо того, чтобы наши войска служили в Мали в нынешней миссии ООН, мы бы предпочли, чтобы они служили в миссии ООН в Украине.

Но мы проводим немало военной подготовки в Украине. Мы были здесь четыре года, и эту миссию (речь идет о миссии Unifier, – ред.) продлили еще на 3 года. Как консерваторы при правительстве Эндрю Шира мы бы даже расширили бы эту миссию, чтобы увеличить подготовку на более высоком уровне.


Оружие для Украины



В прошлом году вы критиковали позицию канадского правительства и говорили, что оно должно увеличить свою поддержку Украине в ее конфликте с Россией. С тех пор были предприняты некоторые шаги (продление миссии UNIFIER, ожидается поставка оружия). Как вы можете оценить поддержку канадским правительством Украины сегодня?


Дело в том, что нынешнее либеральное правительство продлило миссию, которая была начата консервативным правительством при Стивене Харпере, так что это та же самая миссия, которая была возобновлена ​​либералами, они не сделали ничего абсолютно нового.

Есть два основных момента, в которых мы хотим поддержать Украину. Одним из них является не только продление операции UNIFIER в Украине, но и ее расширение. Это включает в себя подготовку офицеров. Это включает привлечение Украины к кибер-безопасности НАТО. Все, чему учится Украина, имея дело с гибридной войной России и ее кибер-атаками, должно стать блоками для построения нашего противодействия.

И второе, это то что Украина запрашивала летальное оборонительное оружие в течение трех лет. Консерваторы призывали правительство предоставить летальное оружие Украине. Канадское правительство закупило кучу оружия, чтобы отдать его курдским пешмергам. После того, как курды в Ираке провели выборы за независимость, это оружие так и не было доставлено. Оно хранится на складах и включает в себя всё: противотанковые ракеты, ракеты Falcon 8, снайперские винтовки, пулеметы, ручные пушки, прицелы, минометные системы, противоминные системы. Все это нужно просто отдать украинским вооруженным силам.

Если мы сформируем правительство осенью, это оружие будет нотариально передано Украине.

Что касается операции UNIFIER в Украине, довольны ли вы ходом миссии?


Вы знаете, наши войска проделали невероятную работу. Я говорил почти со всеми ротациями, которые были здесь и возвращались домой: это одно из лучших впечатлений, что у меня были. Наши военные также многому научились у украинских военнослужащих.

Говоря об украинской армии, вы сказали, что на сегодняшний день она подготовлена лучше, чем была раньше, и испытана в бою. А над чем еще нужно поработать?


Да, можно сказать, что пять лет назад ее практически не существовало.

Из всего того, что я слышал, есть пара моментов. Один из них заключается в том, что система управления по-прежнему в значительной степени основана на старом советском формате. Путь к членству в НАТО подразумевает, что она должна быть приведена в соответствие с системами других членов НАТО. Поэтому необходимо развивать базу унтер-офицеров (видимо, речь идет о реформировании сержантской вертикали, – ред.).

И второе – это отдавать тех офицеров, которые хотят перейти в старший состав, в школы НАТО.


Украина и НАТО



Каковы сегодня шансы Украины стать членом НАТО?


Я надеюсь, что все еще высокие. Среди членов Североатлантического Альянса, безусловно, есть некоторые страны с более слабыми позициями по Украине. Они, как мне кажется, больше сосредоточены на возобновлении отношений с Кремлем. Это меня обескураживает, потому что некоторые из этих стран являются новыми членами в НАТО, и они получают выгоду от коллективной безопасности, которую предлагает НАТО, а потому не должны отказывать в этой безопасности другим потенциальным государствам-членам, таким как Украина, Грузия и Молдова.

Может ли проблема оккупированных территорий помешать Украине вступить в НАТО?


В целом, может – на это есть аргументы. Как только эти территории будут приняты в состав Альянса, это коснется статьи пятой Североатлантического договора (нападение на одну страну рассматривается как нападение на них в целом, – ред.)

Я полагаю, что могут быть внесены поправки в членство, чтобы признать, что, к сожалению, существуют такие вещи как замороженный конфликт и оккупированные территории.

Канадские экспортеры оружия могут осуществлять поставки в Украину после получения разрешения правительства. Кто-нибудь уже обращался за разрешением и, если да, о каких видах оружия идет речь?


Мы очень активно лоббировали этот вопрос как официальная оппозиция. Нам удалось добиться принятия всеми партиями решения о включении Украины в Канадский контрольный список автоматического огнестрельного оружия, частью которого она теперь является. Это позволяет покупать оружие из Канады.

На днях первая партия снайперских винтовок PGW Defense Technology была проверена и одобрена Вооруженными силами Украины. Эта партия должна прибыть, я думаю, через месяц.

Это первая партия, которую закупило правительство Украины. И это хорошие новости!


Мир видит происходящее в Крыму



Несколько лет назад депутат от оппозиционной Консервативной партии представил в федеральный парламент законопроект C-306, осуждающий геноцид крымских татар и призвавший ввести в Канаде день памяти жертв депортации. Почему C-306 не прошел голосование и какова его дальнейшая судьба?


Мой коллега Керри Диотт выдвинул законопроект С-306, он был отклонен в 2017 году, и я был очень разочарован этим. Напомню, что в 2008 году я выдвинул закон о признании Голодомора геноцидом и провозглашении национального дня признания и поминовения. Я положительно высказывался о законопроекте C-306, голосовал за него, и считаю, что это правильно.

Массовая депортация и убийство крымских татар в 1944 году были ужасающими, это был акт геноцида. И признание это актом геноцида поддержит будущее консервативное правительство.

Насколько правительство Канады осведомлено о ситуации с нарушениями прав человека в оккупированном Крыму?


Я думаю, что правительство очень хорошо знает, что происходит сегодня. Что в мечетях регулярно проводятся обыски, что в Крыму нет свободной прессы, что возможность собраний через Меджлис заблокирована. Нарушение прав человека, политическое заключение, отсутствие свободы религии, свободы прессы, свободы объединений. Это должно измениться. Я хотел бы видеть резолюцию ООН, на уровне Генеральной Ассамблеи, чтобы признать происходящее нарушением прав человека.

По вашему мнению, что должны сделать крымские татары сегодня, чтобы привлечь внимание к проблемам репрессий?


Думаю, они делают все, что только могут.

Каковы возможные механизмы, чтобы заставить Россию допустить международных наблюдателей на оккупированные территории?


Я думаю, что мы можем сделать гораздо больше по списку санкций, и в этом контексте всем международным судам, стоящим в доках в крымских портах, должно быть отказано в доступе в любые другие порты мира. Мы должны ввести санкции против всех российских компаний, работающих сейчас в Крыму, так чтобы они не могли ничего продавать всему остальному миру. Я думаю, что в целом по России нам нужно начать двигаться к секторальным санкциям, ударить туда, где будет больнее: энергетика, сельское хозяйство и финансовые рынки.

Вы один из тех граждан Канады, против которых Россия ввела свои санкции. Каково это быть под российскими санкциями?


Так как я никогда не занимался бизнесом с российскими олигархами, это не повлияло на меня лично. Я никогда не смогу увидеть Красную площадь, посетить прекрасный Санкт-Петербург, но это знак почета, потому что запрет Путина получен за правильные цели, которые я отстаивал перед народом Украины.

Дивитись ще: