«Меморіал» визнав українця Олександра Марченка російським політв'язнем. У минулому році він відправився в ОРДЛО за своїм автомобілем і зник | QHA media
По поличках

«Мемориал» признал украинца Александра Марченко российским политзаключенным. В прошлом году он отправился в ОРДЛО за своей машиной и исчез

03 Грудня 2019, 13:45
Фото: 24tv
Закрити
Анастасия ГевкоQHA media

Сегодня, 3 декабря, российская правозащитная организация «Мемориал» признала украинца Александра Марченко политзаключенным. На данный момент Марченко находится в СИЗО Краснодара и ожидает приговора по обвинению в «приготовлении к приобретению и незаконному перемещению с территории России продукции военного назначения» (ч. 1 ст. 30 УК РФ, ч. 1 ст. 226.1 УК РФ).

Александр Марченко

Как рассказали на пресс-конференции в Киеве, защита Марченко считает, что украинец невиновен, а также сообщает о том, что его пытали в «ДНР», и «спецслужбы» боевиков принудили его к самооговору.

Руководитель Программы поддержки политзаключенных ПЦ «Мемориал» Россия Сергей Давидис заявил, что спецслужбы самопровозглашенной «ДНР» задержали Марченко 17 декабря 2018 года.

«Его обвиняют в подготовке контрабанды предметов военного назначения. Якобы двух комплектов электровакуумных приборов (клистронов), предназначенных для использования в зенитно-ракетном комплексе модели С-300. Якобы он вступил в сговор с неким гражданином России еще летом прошлого года. Якобы он перевел некие деньги этому гражданину РФ. Достаточно большую сумму – порядка 100 тысяч долларов», – рассказал Давидис.

Правозащитник подчеркнул, что само уголовное дело возникло при «достаточно фантастических обстоятельствах».

«Представить, что человек, который действительно планировал контрабанду зачем-то «спецслужбам» «ДНР» об этом стал сообщать – трудно.  Вернее предположить, что такое признание было у него выбито силой в том месте, где не действуют никакие законы – ни международного права, ни украинские законы, ни даже российские», – заявил Давидис.

При этом, по словам правозащитника, уголовное дело против Марченко возбудили только 30 апреля 2019 года – до этого, почти два с половиной месяца, российские спецслужбы удерживали Марченко с помощью административных арестов – за то, что он якобы ругался матом, и за то, что он якобы занимался в РФ незаконной трудовой деятельностью без разрешения или патента от российских властей. Также Марченко содержали в депортационном центре Краснодарского края, из которого его не выдворили в Украину, а поместили в СИЗО.

«То есть совершенно очевидно, что российские правоохранительные органы изыскивали возможности для того, чтобы держать его под контролем, не успев еще до конца сфабриковать обстоятельства дела», – сказал правозащитник, подчеркнув, что это дает основания полагать, что дело против Марченко было создано искусственно.

При этом даже утверждение о том, что Александр совершил денежный перевод, сформулировано таким образом, что Марченко «сделал перевод из неустановленного украинского банка в неустановленный российский». По словам правозащитника, это фактически невозможно, учитывая контроль российских правоохранительных органов, в особенности ФСБ, над российской банковской системой.

Давидис резюмировал, что подобные обвинения гражданина Украины в попытке контрабанды военной техники, да еще и в контексте предварительного заключения «ДНР» явно имеют политический мотив.

Также представители «Мемориала» заявили о намерении активно распространять информацию об этом деле и настойчиво требовать освобождения украинского политзаключенного.  

По словам жены политзаключенного, Екатерины Марченко, в 2014 году Александр отвез свою машину на СТО в Донецке. Из-за начала войны транспорт из ремонта он так и не забрал, а в дальнейшем машину украли и использовали для перемещения по городу «руководства» так называемого «ДНР».

«В 2018 году его товарищ сказал, что у них такой «закон», что они возвращают награбленное имущество простым людям. Для этого нужно поехать туда (на неподконтрольные территории, – ред.) и написать заявление, а дальше “власти” уже будут принимать какое-то решение. Поскольку у нас в семье было затруднительное положение, мы приняли решение, что Александр поедет и хотя бы попытается», – объяснила она.

Также Екатерина Марченко рассказала, что ее супруг поехал в «ДНР» через КПП «Успенка» (на границе с РФ, – ред.) 17 декабря. «Товарищ» встретил его на границе, они узнали детали и поехали на следующий день в здание «МВД» «ДНР», написали заявление по возврату автомобиля.

Сразу после этого отправились на таможенный пункт и договорились, что Марченко пройдет на «таможню» «ДНР» и сразу его наберет. Отправившись на «таможню», Марченко исчез на два месяца.

«Только через время мы узнали, что когда он проходил «таможню» его арестовали, посадили в комнату, забрали все вещи. Пришли люди в масках и с автоматами. Надели пакет на голову, затянули скотчем и увезли в какой-то подвал, где начали выяснять цели его приезда. После допроса его посадили в одиночную камеру без окон и туалета. И в течение двадцати дней его периодически водили на допросы, применяя психологическое и физическое насилие», – заявила жена Александра.

После того как боевики «ДНР» передали задержанного силовикам из ФСБ и он оказался в российском СИЗО, Марченко смог сообщить близким о своем местонахождении через СМС с неизвестного номера.

Дивитись ще: