Аналитика

Крымские «выборы» на троих. Каким будет новый состав «госсовета» и сильно ли изменится политический ландшафт

09 Вересня 2019, 19:01
Закрити
Микола Карпенкодля QHA media

Что ж, «госсовет умер, да здравствует госсовет» – именно такой фразой точнее всего можно дать оценку голосованию 8 сентября на «выборах» в оккупированном Крыму. 

Сейчас, анализируя данные российской системы ГАС «Выборы», можно признать: оккупационные власти Крыма и их руководители в Кремле сумели подойти к решению возложенной на них задачи хотя и буднично, но не без определенной изобретательности. Если же говорить о «выборах» в соседнем Севастополе – то там и вовсе свершился достаточно серьезный электоральный прецедент протестного голосования. Итак, каким будет новый созыв «госсовета» Крыма и сильно ли изменится политический ландшафт оккупированных регионов в ближайшие месяцы?

Две разные страны

Сначала – несколько общих тезисов, которые напрямую с Крымом не связаны. В любых диктаторских/авторитарных режимах, рано или поздно, наступает момент, когда система приходит к кризису и не может адекватно на него реагировать. Именно это происходит сейчас в России. Прошлогодние непопулярные решения относительно повышения пенсионного возраста, повышение цен и продолжение падения уровня жизни привели к негативным результатам на выборах для власти в регионах еще год назад. Выправить ситуацию в этом году не удалось – избиратели российских регионов (за исключением всегда электорально аномального Северного Кавказа и Поволжья) особого энтузиазма голосовать за партию власти – «Единую Россию» (ЕР) не проявляли. И социология это фиксировала.

В разных ситуациях решили действовать по-разному. В принципе, власти удалось взять под контроль выборы глав регионов, где победили все благословленные лично Путиным врио. Где-то – решили договориться с системным и партиями и отщипнуть им больший процент. Где-то, где поражение для власти было наиболее опасным и очевидным (прежде всего, в Москве и Санкт-Петербурге) просто брутально и по беспределу не регистрировали оппозиционных кандидатов под любым предлогом. В итоге: массовые акции протеста, их жесткий разгон, формирование разношерстного протестного оппозиционного ядра – и политический кризис налицо.

По итогу же – власть проиграла. Потому что в Москве, например, она теперь получает городскую думу, в которой единодушного «одобрямса» всего и вся уже не будет. «Единороссы», на этих выборах в столице РФ, стыдливо выступавшие как самовыдвиженцы (формально партия власти не участвовала в выборах в главном городе страны!) большинство с натугой сохраняют – это 25 мандатов из 45. Но 20 уходит коммунистам (увеличили свое представительство с 5 до 13-ти), 4 – либеральному «Яблоку» (у которого победили все 4 с боем допущенные кандидаты) и 3 – «Справедливой России» (СР). И это при том, что на системные КПРФ и СР, конечно же, могут надавить из Кремля, но вот их московские активисты вполне могут выйти из-под контроля.

Важно констатировать: власть в Москве переиграла саму себя и вполне возможно запустила эффект домино по всей стране

В случае отсутствии беспредела с отказами в регистрации оппозиционерам (в том числе таким видным как Дмитрий Гудков, Илья Яшин, Любовь Соболь) и разгонов акций протеста, при тихой и спокойной кампании в летнее время – оппозиционеров в итоге прошло бы меньше (например, 2 из 4 «яблочников» вряд ли имели бы шансы победить при «мягком варианте»), а от тех же самых КПРФ и СР прошли бы как раз согласованные с мэрией и Кремлем кандидаты, а не различные активисты, зачастую даже не члены этих партий. Так что – власть просто стала той самой гоголевской унтер-офицерской вдовой на этих выборах и высекла саму себя.

Это важно, в том числе и для Крыма, и вот почему. В условиях полностью зачищенного и забетонированного политического пространства в РФ, такие эксцессы создают прецедент. И, скорее всего, станут началом нового политического процесса (сюда же можно добавить результаты муниципальных выборов в Санкт-Петербурге, где под знаменами «Яблока» в районные собрания избирается много оппозиционных кандидатов – но уже начались нарушения и «чудеса» при подсчете голосов).

Ситуацию в России сейчас можно сравнить с 2002 годом в Украине. Когда в целом, власть с трудом обеспечила себе большинство, но уже получила регионы, где везде проигрывает другой системной политической силе (Хабаровский край, где по всем округам победила ЛДПР), вынуждена считаться с мощной оппозицией в ключевых регионах (Москва) и может обеспечить свою политику только по административной вертикали (те самые главы регионов). В Украине такое положение вещей тогда было охарактеризовано самодовольной фразой главы Администрации президента Кучмы Виктора Медведчука: «Власть сильна как никогда». Всего через два года в Украине началась Оранжевая революция, которая отправила Медведчука и Кучму в долгое политическое небытие. Как говорится – не зарекайся.

Конечно, Украина – не Россия, и любые аналогии немного искусственны. Но развитие нового политического процесса, который может привести к смене политического режима в РФ, конечно же, как никогда важен и для оккупированного Крыма. 

Концепция поменялась?

Оккупированный Крым сложно отнести к регионам, где возможны серьезные электоральные потрясения. Потому контроль со стороны власти силен настолько, насколько это необходимо для изоляции от реального политического процесса любых серьезных альтернативных политических сил. Более того, часть российских партий открыто бойкотирует «выборы» в регионе, не признавая законность его аннексии. В такой атмосфере власти в лице Сергея Аксенова и Владимира Константинова легко организовывать сам процесс голосования: оппонентов по ключевым вопросам – аннексии, репрессий и т. д. – на них просто не будет, а с системными партиями – КПРФ, ЛДПР, СР – можно договориться. 

Мы уже писали о том, что сам ход кампании вполне отвечал концепции «договорняка» трех партий – ЕР, ЛДПР и КПРФ – об этом свидетельствовали как отсутствие активных мероприятий со стороны системной оппозиции, так и общая установка власти: выборы должны выглядеть предсказуемо, но внешне прилично. Наш прогноз, отметим сразу, во многом сбылся.

Явка на «выборах» в Крыму составила немногим более 28% – и это соответствует желанию руководства Крыма излишне не привлекать избирателей к процессу голосования

Итак, явка на «выборах» в Крыму составила немногим более 28% – и это соответствует желанию руководства Крыма излишне не привлекать избирателей к процессу голосования, ведь от не пришедших остается большая возможность маневра и влияния на результаты путем вброса необходимого количества бюллетеней. При отсутствии достаточного количества наблюдателей – сделать это не проблема.

Однако, судя по данным российской системы ГАС «Выборы» организаторы голосования в Крыму решили пойти немного другим путем. При откровенно низкой явке результат ЕР пока составляет 54,7% (около 60% введенных в систему протоколов, что говорит о том, что разительно процентные показатели уже не изменятся), что в сравнении с аналогичным голосованием 2014 года выглядит явным провалом – тогда было (в том числе и путем манипуляций) обеспечено 70% за партию власти. Однако, в 2014 году явка официально составила 53% (реально, согласно кулуарной информации – не более 45%), поэтому если рассматривать итоги голосования конкретно по числу голосов, поданных за ЕР, то потери при окончательных цифрах не будут столь существенными – в пределах 100 тысяч голосов. Но их действительно можно списать на низкую явку.

А вот далее следует определенный электоральный сюрприз. Второй по результату идет ЛДПР, которая в 2014-м году была единственной партией, составившей компанию ЕР в «госсовете», получив при этом тогда 8,49% и пять мандатов. Сейчас же результат партии Жириновского чуть менее 17% – и это рост в два раза. Однако, необходимо снова обратить внимание на разницу явки – и процентного значения голосующих и их количества «по головам». И в этом случае следует ожидать определенный приток голосов у ЛДПР – и отчасти он обусловлен как перетоком голосов от ЕР, так и условиями того самого «договорняка» власти и системных партий (см. об этом в тексте ниже).

Третьей партией в «госсовете» – и это уже качественный итог «выборов» 8 сентября – становится КПРФ, которая пока что показывает результат 8,2%. Снова-таки роль низкой явки фактически демонстрирует, что в сравнении с 2014-м электорат коммунистов математически существенно не изменился, но не сократился (тогда КПРФ официально набрала только 4,4%). Но появление третьей партии в крымском «парламенте» все же свидетельствует об отсутствии массовых фальсификаций со стороны власти в отношении других партий (для приписок же самой ЕР у нее были огромные возможности).

Также интересны и результаты других политсил: «нос в нос» пока идут «Коммунисты России» с 71-летним Леонидом Грачом и «Справедливая Россия» с 31-летней Викторией Билан во главе соответственно – у них по 4%, «Партия пенсионеров» – пока что показывает свои стабильные 3,6%. А вот «Родина» – либо проваливается с 2,7% (и, кстати, повторяет свой результат 2014 года – тогда было 2,65%), либо становится жертвой манипуляций при подсчете, о возможности которых в отношении этой партии мы уже писали. «Патриоты России», выполнив столь привычную для них роль статистов, получают свой 0,89%. В принципе, в заметном «плюсе» по сравнению с 2014 годом альтернативные коммунисты и СР – и они также получают от этого свои бонусы.  

«На троих». Это как?              

Однако, реальное участие в политическом процессе примут политсилы, прошедшие в «госсовет». И их конфигурация претерпит некоторые изменения. Если перевести процентные результаты в число мандатов, то по традиционной пропорциональной схеме получается, что ЕР по списку получает 35 мандатов, ЛДПР – 10, КПРФ – 5. Учитывая, что во всех 25 мажоритарных округах победа за партией власти, ее суммарный результат должен составить цифру вокруг 60 мандатов. Таким образом ЕР теряет 10 мандатов, ЛДПР увеличивает свое представительство в два раза (сейчас у «жириновцев» 5 депутатов), а КПРФ – и вовсе впервые становится участником «госсовета». И такие результаты иначе как успехом системной оппозиции назвать нельзя.

Пояснений требует результат ЛДПР. Увеличение процента партии позволяет завести в «госсовет» людей, которые будут исключительно послушны и лояльны.

Пояснений требует, конечно же, результат ЛДПР. Понятно, что официально лидеры партии заявят о высочайшем авторитете ее вождя среди крымчан, оттого и результат. Однако реальной кампании, кроме биллбордов с Жириновским – эта партия не вела. И потому как никогда актуальными становятся слухи о том, что «депутат госдумы» Павел Шперов выполнил услугу для Сергея Аксенова. А именно: увеличение процента ЛДПР позволяет завести в «госсовет» людей, которые никогда и не мечтали о таком повороте своей карьеры. Они будут исключительно послушны, лояльны, более того им объяснят, что их мандат – это воля и милость Аксенова. И все будет тихо и спокойно.

Зачем же Аксенову дополнительные голоса? Еще до начала избирательной кампании муссировалась информация о том, что «глава Крыма» имеет желание наводнить список ЕР своими людьми – без какого-либо политического опыта, но исключительно подконтрольных. И таким образом обеспечить себе контроль над властью в регионе на пять лет. Но – не вышло, список ЕР формировал штаб во главе с Владимиром Константиновым и Ефимом Фиксом, и откровенных людей Аксенова там не так и много, а среди них – мало сильных фигур. Вот и расширяет свою группу Аксенов теперь за счет потенциальных депутатов от ЛДПР. Как говорят, несколько месяцев назад Аксенов помог Шперову в решении какой-то сложной проблемы, теперь очередь Шперова отплатить услугой за услугу.

Как бы там ни было, даже гарантированные в любом случае «депутаты» от ЛДПР – Светлана Шабельникова или Николай Волков – люди, давно знакомые и с Аксеновым аффилированные. Что касается списка КПРФ, то первые пять условно проходных фамилий тоже не содержат каких-либо угроз для нынешней крымской «власти», тем более, что первые три из них – это, кроме первого секретаря отделения Богатыренко, по факту – спонсоры кампании – бизнесмены Владимир Демченко и Олег Дрягин. Конечно, и «жириновцы», и коммунисты немного оживят саму по себе атмосферу сонного царства в «госсовете», однако оно не будет сколь-нибудь угрожающим. Так, сугубо в рамках дежурных лозунгов и программных требований –

Среди депутатов от системных партий просто нет личностей, способных на принципиальное противостояние с крымской «властью».

Так что «на троих» по-крымски – это когда более-менее пристойно, без скандалов и наглых фальсификаций. Но это не более, чем инфошум, больше красивых политических заявлений с трибуны в будущем, которые останутся без последствий. Если, конечно, политическая ситуация в России в целом не начнет кардинально меняться.

Было принято решение не препятствовать получению мандатов никому, кто прошел процедуру регистрации

Кстати, об отсутствии маразма при подсчете голосов свидетельствуют и предварительные результаты выборов в «городские советы» Крыма. Тут власть пошла крайне занятным путем: учитывая, что число участников этих голосований не было больше чем 4-6 партий – очевидно, было принято решение не препятствовать получению мандатов никому, кто прошел процедуру регистрации (а были случаи, когда списки не регистрировали полностью – как у «Коммунистов России» и «Родины» в Симферополе). И теперь – КПРФ и ЛДПР сохраняют свое присутствие во всех «горсоветах», его значительно расширяет СР (к Алуште и Евпатории добавляются Симферополь, Ялта, Керчь, Феодосия и Бахчисарай), «Родина» к своим «депутатам» в Бахчисарае и Судаке добавляет Керчь, а «грачевцы» получают по мандату там, где выдвинули списки – и Феодосии, и в Ялте. 

Скажем так – очень гибкая схема и для власти оптимальная, дает возможность реально избежать скандалов. Результат же самой ЕР в городах колеблется от 38% до 54% и позволяет сохранить большинство. Протестное голосование наблюдается разве что в Алуште, где списки КПРФ и ЛДПР суммарно превосходят результат ЕР, однако в таких случаях на помощь приходят мажоритарные округа, где у власти привычно «все схвачено».

Чалый на запасном пути  

А вот где можно говорить об определенном изменении качества политического процесса – так это в «заксобрании» Севастополя. Конфликт экс-«народного мэра» Алексея Чалого со всеми «губернаторами» города в итоге привел к тому, что Кремль был вынужден летом обнулить ситуацию – и ввести по факту внешнее политическое управление – в виде «врио губернатора» Михаила Развожаева и куратора отделения ЕР, депутата Госдумы Дмитрия Саблина. В итоге – господин Чалый был вынужден лично отказаться от участия в выборах. Но попробовал кооптировать своих представителей в списки разных политических сил – «Родины», «Зеленых», «Партии дела» и т. д. – которые все не были зарегистрированы «избиркомом».

Но 8 сентября севастопольцы все же дали понять «неместным», что их такой сценарий устраивает не очень. Согласно предварительным данным в «заксобрание» проходят представители сразу пяти партий по спискам – ЕР (38,13%, 8 мандатов), КПРФ (18,92%, 3 мандата), ЛДПР (18,51%, 3 мандата), СР (8,92%, 1 мандат), «Партии пенсионеров» (6,92%, 1 мандат). Причем, проценты голосования за КПРФ и ЛДПР достаточно высоки и свидетельствуют о том самом протестном голосовании части избирателей, фактически – недвусмысленном сигнале недовольства составом списка ЕР. Партия власти большинство в «заксобрании» сохранит – благодаря мажоритарщикам, однако, в составе последних есть пусть и поредевшие, но люди из «команды Чалого» во главе с его братом Михаилом и представитель шестой партии – кандидат от партии «Зеленые», также «чаловский». Учитывая, что в «заксобрании» только 24 депутата – картина видится достаточно нестабильной. И если интересы Алексея Чалого будут «властью» города откровенно игнорироваться – то как знать, не вернется на улицу Ленина в Севастополе атмосфера постоянного напряжения и конфликта? Уже в самое ближайшее время.

Что ж, оккупационная власть не пошла на однозначно репрессивный или силовой вариант “выборов” в Крыму и Севастополе, решив, что спокойнее будет обойтись «договорняком» в первом случае, и максимально удержать стабильность во втором. Ясное дело, что кандидатами на должность «главы Крыма» партии выдвинут Владимиру Путину своих представителей. Об этом уже объявлено. Очевидно, это будут Сергей Аксенов, Павел Шперов и Сергей Богатыренко от ЕР, ЛДПР и КПРФ. Но решать – Путину и только ему. И 100-процентной уверенности в его выборе сейчас нет ни у кого, даже у Аксенова. Тем более что слухи о как минимум разделении полномочий «главы» и «председателя совета министров» и назначении туда человека «с материка» в последние недели только усилились. 
А в Севастополе «врио» Михаил Развожаев подтвердил, что пойдет на «всенародные выборы». Но когда, неясно – то ли через год, то ли весной. И в городе-герое политическая интрига будет зависеть от того, как удастся разделить имущественный «пирог» заинтересованным сторонам и как результаты этого процесса будут восприняты в Москве.
Ну это если ничего сверхординарного не случится вокруг самого Кремля.

Дивитись ще: