«Через 10 лет мы ваш крымскотатарский не услышим». Как крымских татар отучают от родного языка

23 Листопада 2018, 12:00
Закртити
Мухаммед Умеров
для QHA

— Через 10 лет мы ваш крымскотатарский язык вообще нигде не услышим, так зачем он нам в школьной программе? – такой аргумент директор одной из бахчисарайских школ использовал в разговоре с учительницей крымскотатарского языка и литературы Ление Асановой.

Перед началом учебного года Асанова узнала, что крымскотатарский исключили из программы. Борясь за свою работу и родной язык, она отправилась к директору и потребовала внести в расписание хотя бы один урок крымскотатарского языка в неделю.

Через несколько дней Асанову снова вызвали в кабинет к директору. На этот раз он был не один. В кабинете сидели два представителя российских силовых структур.

Ление Асанова

Они спрашивали, как я отношусь к Меджлису. Вспомнили о моей недавней поездке в Киев и потребовали рассказать о ней в подробностях. Мне говорили, что понимают меня и мои взгляды на сложившуюся проблему, но школьную программу менять не станут. Предупредили, чтобы никому не рассказывала о нашей беседе, потому что могут возникнуть проблемы. При этих словах директор утвердительно кивнул и улыбнулся. Поэтому поначалу я сказала только мужу

Этим беседа не ограничилась. Сотрудники пытались узнать у Асановой о политических взглядах некоторых ее соседей.

Закончилась история бахчисарайской учительницы тем, что в школе крымскотатарский язык больше не преподается, а Асанова стала классной руководительницей начальных классов.

Подобные истории для Крыма после аннексии не исключения, а правило. Крымскотатарский язык, который российские власти признали в Крыму государственным, в большинстве школ полуострова не изучается, или же носит факультативный характер.


Школа четырех президентов

Борьба крымских татар за возрождение родного языка ведется с самого начала возвращения крымцев на родину. Она встречала сопротивление и раньше. Однако до аннексии 17 крымских школ стали национальными, был создан Крымский инженерно-педагогический университет, в другом крупнейшем вузе автономии, Таврическом национальном университете, открыли кафедру восточной филологии.

После аннексии полуострова из российского бюджета начали выделяться деньги на строительство детских садов и школ в разных местах компактного проживания крымских татар. Однако отношение российских властей к крымскотатарскому языку ярко характеризует история со школой  №44 в микрорайоне Фонтаны в Симферополе, где проживает около десяти тысяч крымских татар.

До 2014 года ее называли «школой четырех президентов», так как начало ее строительства уходит во времена президентства Леонида Кравчука. Строили ее почти четверть века. В 2017-м году школу в месте компактного проживания крымских татар наконец сдали в эксплуатацию. Красивую, современную, но без жизненно важного статуса национальной. Сегодня в 44-й школе по желанию родителей дети могут обучаться на крымскотатарском языке, но только до 4 класса. Дальше все предметы им преподают на русском, а на родной язык остается лишь час в неделю.

— Родители после уроков часто подходят и просят дополнительно позаниматься с ребёнком. Чаще всего с грустью признают, что сами недостаточно хорошо владеют родным языком, потому что в 80-90 годах национального обучения как такового не было. Они хотят, чтобы дети знали крымскотатарский язык лучше своих родителей. Я в свою очередь их понимаю, и часто остаюсь до вечера в школе, чтобы придумать интерактив для детей, и таким образом бороться за их знание родного языка, – рассказывает молодой учитель из этой школы Эмин Исмаилов.

Он же вспоминает 23 февраля этого года. Для крымских татар это был день памяти великого политика и общественного деятеля, автора слов крымскотатарского гимна Номана Челебиджихана. 23 февраля 1918 года Челебиджихан был без суда убит революционными матросами, а его тело выбросили в Чёрное море. Исмаилов хотел провести в школе вечер памяти, однако ему не позволили – актовый зал понадобился для праздничного концерта, и учеников забрали именно туда.


Неродной родной язык

Большой резонанс в Крыму вызвали новые учебники крымскотатарского языка для школ с обучением на русском или крымскотатарском языках.

В российском “министерстве образования” Крыма пояснили: крымскотатарский указали неродным, чтобы подчеркнуть уровень сложности материала в данном учебнике. Некоторые семьи, для которых крымскотатарский – родной, такое объяснение не устроило. Родители потребовали поменять учебники на другие, без определения “неродной”, однако так ничего и не добились.

Психолог Киевского национального университета им. Шевченко Наталия Левченюк находит указанию “неродной” в данных учебниках другое объяснение: “Тут работает правило утверждения 2+2=5. Если долго твердить ребенку, что это равенство верно, то он через очень короткое время будет воспринимать это за правду”.

Подобные инциденты лишь усиливают мнение о том, что Россия ставит цель как можно скорее искоренить крымскотатарский язык, который и так, по данным ЮНЕСКО, входит в число исчезающих.

Но активисты не опускают руки. Уже не первый год в Симферополе работает детский развивающий центр «Аиле» («Семья»), в котором дети изучают крымскотатарский язык. А активисты проекта «Ана-бабаларнынъ тешеббюси» («Родительская инициатива») объясняют родителям те механизмы, которые крымские татары могут использовать в учебных заведениях, чтобы обеспечить право детей обучаться на родном языке.

Кроме таких проектов в Крыму проводятся детские конкурсы по крымскотатарскому языку, литературе и культуре — так  подрастающему поколению хотят привить патриотизм и осознание национальной идентичности.

Эмине Авамилева: Всё в руках родителей

Эмине Авамилева, крымскотатарский общественный деятель

К большому сожалению, родители сегодня достаточно пассивные, робкие. Образовательный процесс по законодательству, которое действует сегодня на территории Крыма, основан в форме социального заказа. Из более чем двухсот тысяч крымских детей около трети составляют крымские татары. Если родители из числа крымских татар будут более патриотичны, целеустремленны, принципиальны и настойчивы, то образование и воспитание на родном языке смогут получить не 3%, а все 30%.

  

– С чем может быть связана пассивность родителей?

Это неудобно, в первую очередь, самим родителям. Когда родители общаются с администрациями школ, те оказывают психологическое давление на родителей. Ставят перед фактом: а как же ваши дети в дальнейшем будут готовиться к сдаче единственного государственного экзамена? А как же ваши дети будут осваивать физику, химию, биологию и т.д. на крымскотатарском языке? А как же они получат дальнейшее образование в вузах? А вы знаете, у нас проблема с учителями-предметниками? А вы знаете, что учебников нет? То есть перед родителями ставят ряд препятствий. Родители не всегда могут проявить гражданскую позицию и идут на попятный.

И поэтому процент детей, которые получают образование на родном языке или же изучают крымскотатарский язык – примерно 3%.

В августе 2018 года были приняты изменения в российское законодательство об образовании, где родной язык в случае избрания таковым родителями, вводится в обязательную часть изучения программы. Например, вы как родитель указываете, что родным языком вашего ребенка является крымскотатарский. Это будет означать, что крымскотатарский язык будет вводиться в образовательный процесс как предмет.   

   

– Это будет выглядеть так, что другие дети будут ходить, например, на уроки по русскому языку, а ученик в это время отправится на крымскотатарский?

Именно так.

  

Если бы желающих учиться на крымскотатарском было больше 3%, преподавателей хватило бы?

Специалистов по крымскотатарскому языку и литературе у нас готовят два вуза: КИПУ и ТНУ (ныне именуется как КФУ). Интерес из года в год падает, потому что нет спроса на учителей крымскотатарского языка и литературы. Меня больше волнует отсутствие учителей предметников и отсутствие со стороны крымской власти желания их готовить. Тенденция наметилась такая: если это не школа с крымскотатарским языком обучения, а обычное общеобразовательное учреждение с русским языком обучения, но там есть национальные классы, администрация ставит родителей перед фактом: а у нас нет учителей-предметников. То есть здесь необходимо обратить внимание на отсутствие реальных механизмов подготовки учителей-предметников. И напомню, что получение второго высшего образования (а их должно быть два: крымскотатарский язык и непосредственно предмет преподавания) – это удовольствие платное.

Материал подготовлен при поддержке Министерства информационной политики Украины

Дивитись ще: