Мы очень надеемся, что Украина будет бороться за каждого из них: супруга политзаключенного Алима Керимова

Публикации
Асіф АлієвQHA
02 марта 2021, 18:45
Асіф АлієвQHA
02 марта 2021, 18:45

По данным правозащитников, в местах заключений по политическим мотивам до сих пор находятся около сотни крымчан. Большая часть из них — крымские татары.

«Крымские новости» продолжают цикл историй о том, как семьи политзаключенных живут без отцов, мужей и сыновей.

О судьбах этих людей важно рассказать. Чтобы напомнить: списки узников, которые, на первый взгляд, кажутся безликими, не просто перечни фамилий — у каждой из этих фамилий своя история.


27-летний крымский татарин Алим Керимов — один из самых молодых узников Кремля. Алим рос в семье, где мать воспитывала его и двух других сыновей одна. После окончания девяти классов юноша вынужден был начать работать, чтобы помогать семье.

Алим сменил несколько профессий. После оккупации Крыма активно посещал суды, которые проходили в отношении его соотечественников.  В феврале 2017 года Керимова и еще девять человек задержали на пять суток админареста за то, что они пришли поддержать крымчанина во время обыска. Незадолго до ареста за ним велась слежка.

27 марта 2019 года в домах крымских татар прошли самые массовые обыски с момента российской оккупации полуострова. Силовики ворвались и в дом Керимовых, арестовав Алима.

Крымского татарина необоснованно обвиняют по части 2 статьи 205.5 Уголовного Кодекса (УК) РФ — «участие в деятельности террористической организации» (до 20 лет лишения свободы), части 1, статьи 30 и статьи 278 УК РФ — «подготовка к насильственному захвату власти» (до 10 лет лишения свободы).

Об обыске в доме крымского татарина, поддержке соотечественников и надежде на  его освобождение рассказала супруга узника Кремля — Алие Умерова

Муж очень добрый, коммуникабельный и отзывчивый человек. Мы с ним познакомились три с половиной года назад и первое, что меня в нем привлекло, — его доброта, открытость, взгляды на семью и на отношения. Я помню, как он говорил, что жена для мужа — это лучший друг.

Его доброта покорила всех в моей семье и родственников. Кто бы к нему не обратился, он никогда не отказывал в помощи. В любое время суток он готов был помочь. Алим — тот человек, который всегда сдерживал слово даже в ущерб себе.

Я помню слова отца перед никахом (религиозное бракосочетание у мусульман — прим. ред.). Он сказал: «Береги его. Он золотой парень». Родители относились к Алиму как к родному сыну, когда его забрали, они не могли сдерживать слез. До сих пор плачут, когда вспоминают о нем.

Алим всегда старался, чтобы у нас с ребенком были все удобства, никогда ни в чем не отказывал. Я с уверенностью могу сказать, что вышла замуж за достойного человека, за лучшего из лучших.

Обыск в нашем доме начался в шесть утра. Проснулись от громкого стука в окна и двери. Мы прекрасно понимаем реальность в Крыму, понимаем, кто приходит в такое время, но все же внутри была надежда, что это сосед, у которого просто прорвало трубу и он просит о помощи.

Я оделась, муж пошел открывать дверь. Выглянула в окно и услышала: «Откройте двери!».

Когда Алим открыл, он попросил силовиков быть тише, поскольку в доме спал маленький ребенок. Нам попались, так сказать, адекватные люди, они согласились не шуметь, сказали, что «сделают свое дело и уйдут». Меня попросили не переживать. Все было спокойно, без повышенных тонов, некоторые даже успокаивали меня.

В доме они ходили в обуви, на просьбу снять ее, сказали, что не положено. Дом был небольшим и съёмным, а затем силовики проводили обыск в сарае. Мы им не пользовались, сарай был владельцев дома. Там якобы были найдены две книги на полке. Я заходила туда, там ужасная грязь, пыльно, на той полке стояли книги, но они были очень пыльными и черными. Их никто не трогал, наверное, несколько лет. И вдруг там находят две абсолютно новые книги и сказали, что они наши.

Силовики забрали два телефона мужа, один — рабочий, другой — собственный, документы Алима, мой телефон, ноутбук.  Супруг настаивал на присутствии адвоката, но никто не предоставил возможности позвонить ему. В дом никого не пускали и не выпускали, даже когда мне стало плохо.

Обыск длился три часа и уже на следующий день состоялся суд. Суд постановил арестовать мужа и других задержанных в марте 2019 года на два месяца ареста. Без информирования родственников их всех вывезли в Ростов-на-Дону. Об этом мы узнали, когда поехали в Симферополь отправить передачу. Неделю мы не знали, где они, куда их увезли.

С тех пор вот уже почти три года Алим пребывает под стражей. Свиданий с ним не разрешают, вижу я его только на судах. На данный момент дело передали в ростовский суд и слушание по существу еще не началось.

Сейчас супруг находится в СИЗО-1 Ростова-на-Дону. По словам адвоката, состояние Алима удовлетворительное. Сам он тоже в письмах пишет, что с ним все хорошо, но даже если бы у него были проблемы со здоровьем, он об этом промолчал бы.

Когда я видела его на судах, заметила, что он очень похудел. Задержанные испытывают недостаток витамина D, выглядят очень бледными. Алим имел проблемы с желудком еще до ареста.

Я очень благодарна джемаату (народ — прим. ред.) за поддержку, моральную и материальную помощь. Слава Богу, джемаат не оставляет нас, помогает, люди просто приезжают в гости и морально поддерживают. Они приезжают на суды, чтобы поддержать. Супруг также благодарит джемаат в письмах.

И я с нетерпением жду и надеюсь на его скорейшее возвращение домой. Каким путем это осуществится, знает только Всевышний.

Очень надеюсь, что Украина нас не оставит, так как Алим — гражданин Украины. Что Украина будет бороться всеми возможными способами за супруга и остальных более 80 наших соотечественников — политических узников, находящихся в застенках тюрем. Мы очень надеемся, что все они вернуться к семьям.