Жилье для крымскотатарских переселенцев: в чем расходятся и с чем согласны национальные представители и Офис президента | QHA media
Интервью

Жилье для крымскотатарских переселенцев: в чем расходятся и с чем согласны национальные представители и Офис президента

26 октября 2020, 15:30
Закрыть
Асіф АлієвQHA

Визит президента Украины Владимира Зеленского в Турцию, который состоялся на прошлой неделе, широко обсуждался в украинской и турецкой прессе. Главы двух стран обсудили вопросы безопасности и торговли, двусторонние отношения, региональные и международные проблемы.

Кроме них, одной из тем двусторонних переговоров был вопрос деоккупации Крыма, положение крымскотатарского народа и освобождения узников Кремля. О деталях этих переговоров рассказал «Крымским новостям» лидер крымскотатарского народа и член украинской делегации, народный депутат Мустафа Джемилев.

Вы в составе президентской делегации посетили Турцию с официальным визитом и встречались в частности с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом. Расскажите, пожалуйста, основные вопросы повестки дня?

Основные — это подписание соглашения по военному сотрудничеству, которое охватывает многие аспекты по укреплению обороноспособности Украины. Второе — это подписание протокола о зоне свободной торговли. Там есть пункты, которые еще не согласованы, однако есть продвижения и надеюсь, что к концу года, если все несогласованные моменты будут устранены, то это соглашение будет подписано.

Третий и очень важный вопрос – это тема жилья для вынужденных переселенцев из Крыма, крымских татар. Обсуждения были бурные. Администрация президента и сам Владимир Зеленский говорил о том, чтобы приоритетнее было бы построить дома в Херсоне и Николаеве и всего лишь одну пятую часть жилья в Киеве. Мы, и в частности я, говорил о том, что это неправильно, потому что в Херсоне очень мало переселенцев из Крыма. Там мало возможностей зарабатывать себе на хлеб, существуют проблемы с занятостью. Поэтому туда люди не будут ехать жить. Основная, самая большая часть переселенцев, это около 10 тысяч человек, проживает в Киеве и упор надо делать на столицу.

Прозвучали доводы, что в Киеве существуют проблемы с землей, но найти три-четыре гектара земли вполне возможно. Тем более что мы располагаем картой с кадастровыми номерами, и есть земли, которые можно отдать под строительство жилья. В конечном счете мы договорились, что по возвращению из Турции в Украину, мы проведем встречу и детально обсудим этот вопрос.

Также возник вопрос и по еще одному поводу. Мы настаивали на том, чтобы все, что будет строиться турецкой стороной должно быть передано в ведение “Фонда национального благосостояния Крыма”. Зеленский сказал, что он не знает, что это за фонд и он хотел сам вручать ключи от домов переселенцам. Но мы говорим, что концепция тут другая.

Будущие квартиры будут на балансе Фонда. Это социальное жилье будет передаваться в пользование крымскотатарским семьям, и приоритет, конечно же, будет отдаваться семьям военнослужащих, политузников, бюджетникам и так далее. А после деоккупации мы все обязательно вернемся в Крым, в свои дома.

Сам Эрдоган в своем выступлении четко сказал, что вопрос должен решаться через “Фонд национального благосостояния Крыма”, идея которого возникла еще в 2014 году по инициативе Рустема Умерова, моего советника, избранного народным депутатом в прошлом году. Развитием и реализацией этих национальных проектов непосредственно занимается он. Все социальные, культурно-образовательные проекты и инвестиции, которые мы делаем для крымскотатарского народа, в том числе строительство Культурно-образовательного центра в Киеве, осуществляются через этот Фонд.

А в чем удалось достигнуть согласие?

По географии, месторасположению жилья для крымских татар. Мы пришли к полному согласию, где и сколько должны проживать людей в этих домах.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в конце встречи дал согласие на то, что часть жилья будет построена в Херсоне, в Николаеве и в Киеве.

«Но большая часть следующих квартир должны быть в Киеве», — сказал турецкий лидер, на что Зеленский согласился.

Вы знаете, в Херсоне идет лоббирование проекта строительства жилья на окраине города. Для того, чтобы там построить жилье нужны серьезные инвестиции для подведения коммуникаций. В таком случае должна быть отдельная программа по помощи Турции в решении проблем Украины. Этот вопрос, который лежит в зоне отвественности местных властей, нельзя перекладывать на турецкую сторону и называть это помощью в строительстве жилья для вынужденных переселенцев крымских татар. Тут нужна очень большая честность для долгосрочного сотрудничества.

А каково ваше впечатление от встречи двух президентов?

Дружественное и конструктивное. Я высоко ценю совместное заявление, поддержанное турецкой стороной по платформе о деоккупации Крыма. Там отмечается, что Анкара с большой удовлетворенностью воспринимает эту платформу и готова принять самое активное участие в ней.

Ранее народные депутаты А.Чийгоз и Р.Умеров заявляли о трудностях в коммуникации с Офисом Президента и самим Президентом. Сохраняется ли сейчас такая проблема?

К сожалению, проект постановления о взаимодействии Офиса президента с Меджлисом не подписан. Другая причина — проекты законов о коренных народах, статусе крымскотатарского народа, поправок в Конституцию. Мы будем делать все, чтобы ускорить принятие этих проектов.

У них со своей стороны тоже к нам претензии, связанные с тем, что мы выступаем с критическими высказываниями относительно действий президента и его офиса.

Во время встречи Зеленского и Эрдогана Турция и Украина договорились о координации совместных усилий в защите прав человека в оккупированном Крыму, а также в освобождении незаконно заключенных украинцев. Скажите, пожалуйста, есть ли договоренность об освобождении конкретных узников Кремля?

Фамилии мы называли еще несколько месяцев тому назад. Там более ста человек. Вопрос в российской стороне. Они уклоняются от этого вопроса. То есть, речь идет не просто об обмене. Я всегда говорил и повторю — это порочный метод. Нельзя таким образом защитить права людей на оккупированной территории. Сегодня они освободят 10-20 или 50 людей, а послезавтра наберут еще больше людей. Но тем не менее, если есть возможность каким-то путем освободить людей, то надо к этому стремиться.