Политический «севастопольский вальс» для одного. Почему город-герой зачищают под Развожаева и что из этого получится | QHA media
Аналитика

Политический «севастопольский вальс» для одного. Почему город-герой зачищают под Развожаева и что из этого получится

30 июня 2020, 12:00
Закрыть
Микола Карпенкодля QHA media

За шесть с лишним лет с момента оккупации Крыма и Севастополя стал уже привычным тезис о том, что в регионе просто отсутствует деятельность, которую можно было бы назвать политикой. И если для Крыма это полностью актуально и справедливо, то для Севастополя такая характеристика выглядит поверхностной. В середине сентября этого года жителям города-героя необходимо будет избрать «губернатора». Уже во второй раз, что показательно само по себе, ведь в соседнем Крыму его «глава» Сергей Аксенов в прошлом году просто начал свой второй срок на должности без процедуры каких-либо выборов, а по формальной процедуре утверждения в крымском «парламенте», а фактически – будучи назначенным Владимиром Путиным на искусственно альтернативной основе. В Севастополе все не так. Конечно, назвать события последних недель полноценной политической борьбой сложно, но все же это похоже на активную и живую политику.

«Крымские новости» решили выяснить, кто же такой фаворит будущих «выборов» Михаил Развожаев, насколько реальна угроза ему со стороны других кандидатов, и почему в Севастополе применяются ноу-хау грязных политтехнологий российской власти. 

Кто любит «троицу»?


Сам по себе институт «губернаторства» в Севастополе стал возможен после аннексии города в рамках спецоперации России в марте 2014 года. Если подходить формально, то Михаил Развожаев с приставкой «врио» — уже четвертый российский «руководитель» города. В 2014-м, с конца февраля по середину апреля, таковым был «народный мэр» Алексей Чалый, который уступил место уже «губернатора» путинскому назначенцу, контр-адмиралу Сергею Меняйло. Последний очень своеобразно, исключительно по-военному, управлял городом до лета 2016 года, когда прям на день ВМФ РФ тот же Путин Меняйло уволил, чем в прямом смысле сделал праздник в городе двойным. И отправил его своим постпредом в Сибирский федеральный округ (где, кстати, Меняйло, на удивление, задержался в должности до текущих дней).

Дмитрий Овсянников

На смену адмиралу в возрасте пришел молодой экономист и менеджер, технократ (как он сам любил подчеркивать) Дмитрий Овсянников – сначала как «врио», а с сентября 2017-го – как полноценный «губернатор». Именно с именем Овсянникова связано освоение больших денежных сумм, предусмотренных для Севастополя по «федеральной целевой программе развития». С этими же деньгами и видением будущего Севастополя в целом связаны и все скандалы, пришедшиеся на правление Овсянникова. Конфликт пролег (и не изжит и поныне) по линии – «свои — чужие». Еще при Меняйло «народный мэр» Чалый, на короткое время ставший «спикером заксобрания» Севастополя (а потом передавший должность своей соратнице Екатерине Алтабаевой), высказывал открытое недовольство в отношении инициатив «губернатора» и его «правительства».

Эксплуатировался миф о «понаехавших», «чужаках» и интересах материкового крупного бизнеса, стремящегося якобы захватить основные сферы в городе – прежде всего, строительную, земельную, курортную. Другое дело, что Чалый, по сути, хотел захватить эти сферы сам и создать внешне красивую, но де-факто такую же подконтрольную вертикаль чиновников и принятия решений. Только в интересах своего личного бизнеса и своих партнеров… тоже с российского материка: краснодарского бизнесмена Олега Николаева и покровителя с кремлевских верхов – бизнес-омбудсмена при Путине и «владельца» завода шампанских вин «Золотая Балка» под Севастополем Бориса Титова. Проше говоря, картинка рисовалась Чалым прекрасная, постоянно нагнетался городской патриотизм и некие севастопольские «особенность» и «героизм». Но целью были типичный «распил» и «занос» в нужные кабинеты.

Алексей Чалый

При Овсянникове это противостояние только обострилось. Воспользовавшись рейтингом Чалого и заключив с ним мировую, Овсянников выиграл «выборы» в сентябре 2017-го без особо труда, набрав 71% при отсутствии намека на конкуренцию (хотя были кандидаты и от КПРФ, и от ЛДПР). Но тут же Овсянников «кинул» Чалого, а партнерами «правительства» Севастополя стали бизнесмены и деятели еще украинского периода – экс-министр обороны Павел Лебедев, глава строительной компании «ИнтерСтрой» Евгений Кабанов, а также избранный «депутатом Госдумы РФ» Дмитрий Белик. Можно констатировать: весь 2018-й и первую половину 2019-го в городе велась неприкрытая политическая и информационная война – и Овсянников, и Чалый активно использовали свои пулы СМИ для очень жесткой борьбы и обвинений. При этом представители обеих групп были представлены в севастопольской «власти», и это придавало борьбе еще и аппаратного контекста.

В итоге ситуация потеряла управляемость весной 2019-го. И это стало очевидным в Москве. Разруливать был отправлен депутат Госдумы, один из лидеров афганского ветеранского движения Дмитрий Саблин, а за ним маячила тень нового генсекретаря «Единой России» Андрея Турчака. Собственно, они в две руки и «решили» проблему: по своим донецким связям Саблин (он родом из Макеевки) вошел в партнерство с бывшими крымскими «регионалами» из команды Василия Джарты – Павлом Бурлаковым и Еленой Семичастной, фактически они стали де-факто главой «штаба» партии и его «исполкома». Ну а соответствующие «разборы полетов» Овсянникова и Чалого привели к заявлению Овсянникова в середине июля 2019-го об отставке, но одновременно и к отказу Чалого от участия в «выборах в заксобрание» в сентябре того же года. И на сцене по указу Путина появился «врио» Развожаев.   

Тихий сибиряк


Что можно сказать о  Развожаеве? Его биография – типичное жизнеописание чиновника путинского времени. Закончил истфак в родном Красноярске, сразу пошел работать в чиновничью среду администрации региона, прошел там многие ступени, но все по-молчалински, это даже видно по внешнему облику чиновника. Вершины брались методично: замгубернатора в Красноярске, замминистра по делам Северного Кавказа. В 2018-м блеснула надежда на самостоятельное руководство – после отказа главы Хакасии Виктора Зимина продолжать борьбу на выборах и ухода в отставку Развожаев был назначен врио главы. Но выборы таки прошли, и главой стал 31-летний коммунист Валентин Коновалов, а Развожаев поехал в Москву руководить исполкомом «Общероссийского народного фронта» – путинской организации для «всенародной» поддержки любых идей кремлевского стратега. Именно в Москве укрепились связи Развожаева с новым руководителем иерархии «Единой России» Турчаком, что обеспечило Развожаеву необходимую аппаратную поддержку. Ну а далее – по накатанной схеме.

Виктор Зимин

С июля 2019-го он – «врио главы» аннексированного Севастополя, в сентябре того же года были проведены «выборы» в «заксобрание» и «муниципальные советы». И вот они стали лишним доказательством наличия в Севастополе реальной политики. В состав «заксобрания» прошли сразу пять политических партий, а с еще одним депутатом, избравшемся на округе – и вовсе шесть. При этом соотношение групп влияния внутри «заксобрания» представляет из себя занятную схему: во фракции «Единой России» (она получила 15 мандатов из 24-х) есть как «чаловские», так и «лебедевские» или «кабановские», есть и вовсе «смотрящие» из Москвы. То есть – не монолит совсем.

Более того, городом реально управляет коалиция: если «глава заксобрания» Владимир Немцев в прямом смысле – фигура техническая, то среди его замов – и представитель КПРФ Василий Пархоменко, и ЛДПР Игорь Журавлев. Ну а «комиссии» распределены также квотно: по экономике — у «депутата» от «Справедливой России» Евгения Дубовика, по образованию и науке – у представительницы «Партии пенсионеров» Елены Глотовой, а земельная и градостроительная – у «зеленого» Вячеслава Горелова. Двое последних – открытые сторонники Чалого, которым не нашлось места в «Единой России», и которые не жалели слов в адрес Овсянникова. Кстати, мандат «сенатора» от Севастополя получила также «чаловская» Алтабаева, что для нее будет хорошей синекурой перед пенсией. В исполнительной власти Развожаев сформировал, по сути, неместное «правительство» — «заместители» и многие «министры» приехали из России. Среди заметных исключений разве что «замгубернатора», бывший «сенатор», «чаловская» Ольга Тимофеева – ее сначала не пустили на «выборы» во главе списка «Родины», но должность нашли, причем курирует она именно гуманитарную сферу, на которой так любит пиариться сам Чалый. То есть такой вот сложный компромисс при сохранении холодного нейтралитета даже внешне.

Как охарактеризовать стиль работы Развожаева? Он – чиновник, уловивший желание верхов. Севастополь – «город федерального значения», по статусу – третий, после Москвы и Питера. Соответственно и уровень управления в нем должен быть высоким. Больших достижений у Развожаева пока что нет – мешает и статус «врио», и отсутствие публичного политического опыта, однако нельзя не отметить его стремление активно перемещаться по городу и общаться с избирателями. Причем наладить работу самих «органов власти» ему все же удалось – нельзя упрекнуть «правительство» Севастополя в неподготовленности или непоследовательности в решениях, на контрасте с «самодеятельностью» Аксенова в Крыму – это очень бросается в глаза.

Михаил Развожаев

Самым масштабным проектом в городе-герое за год стала реконструкция центральной улицы Большая Морская, осуществленная при финансовой поддержке правительства Москвы. И надо сказать – с таким же московским размахом. Сейчас при проходе по Большой Морской видны все характерные именно для столицы РФ строительные приемы. Внешне выглядит неплохо, но насколько долго все это сохранит свое функциональное назначение, сказать сложно. И, конечно, в оценке этой реконструкции, кроме справедливых замечаний о том, что неместные строители (как из самой Москвы, так и из центральноазиатских республик) равнодушно относились к особым архитектурным формам города и не учитывали их символической нагрузки, проявились черты сугубо севастопольского менталитета – вот, город теперь не такой, это не Севастополь, почему строили не местные и т. д. Но улица построена, так что для начальства Развожаеву есть что показать (да и автор как очевидец может констатировать – внешне все выглядит очень прилично, особенно на контрасте с такими же реконструкциями в Симферополе). В целом можно записать в актив Развожаеву и ситуацию с коронавирусом – действия городских «властей» не были волюнтаристскими и бездумными. С 15 июня в городе начался курортный сезон при обсервации всех приезжающих из-за рубежа, но при этом – поголовное тестирование всех въезжающих в город из Крыма и регионов РФ, чего и близко нет в том же Крыму, где обсервация превратилась в произвол.

Скандалы и точки напряжения достались Развожаеву от Овсянникова: это и застройка Солдатского пляжа, и вырубка фисташковой рощи в бухте Омега, где также хотят строить новые жилкомплексы, и разное видение перспектив реконструкции Матросского бульвара, которой занимаются структуры под покровительством Чалого. Пока что видно стремление «врио» отложить решение всех проблемных вопросов – на послевыборное время. С одной стороны, Развожаев как бы выступает сейчас везде и всюду на стороне горожан, например, угрожая застройщикам отъемом участков под строительство. Однако ситуация мало меняется на деле. Тем более что после выборов поменяться может и сама позиция Развожаева по многим вопросам, сейчас же ему главное – избраться.

Совпадения, ставшие угрозой


Поход Развожаева на «выборы» обставили с помпой: были организованы «праймериз», где его техническим конкурентом являлась директор одной из севастопольских школ Ирина Кравец, однако она сама признавала этот свой статус и агитировала за Развожаева. 11 июня «врио губернатора» выдвинули на «конференции севастопольского отделения «Единой России»», наблюдать за всем этим приехал сам генсекретарь партии Турчак, он и благословил Развожаева на победу.

Ирина Кравец

Но еще в самом конце мая – начале июня в Севастополе состоялись события, вызвавшие эффект политического скандала: сначала «депутаты-единороссы» «Гагаринского», а потом и «Ленинского муниципального совета» внезапно написали заявления об отказе от «мандатов», а учитывая общее количество «депутатов» в этих «советах», они оба становились неполномочными. Мотивацией якобы стало жгучее желание «переизбраться» в сентябре на полноценный 5-летний срок именно вместе с Развожаевым. То, что это все звучит по меньшей мере неубедительно, если не сказать жестче – очевидно. Впрочем, сами «депутаты» не смогли проголосовать за свой же роспуск, и «липовость» схемы стала всем ясной окончательно. В итоге решения о прекращении полномочий двух «советов» принял «суд». И, ясное дело, распустил их. Зачем? А затем, что в российском законодательстве есть такая хитрая норма как «муниципальный фильтр» — кандидату на должность главы региона надо получить некое количество подписей депутатов для выдвижения. В Севастополе таких автографов необходимо всего-то 12. Но если для «Единой России» и для Развожаева потеря даже полутора десятка «депутатов» не создает угрозы, то для других партий это становится проблемой.

Собственно, проблемой для Развожаева стал кандидат от КПРФ – «депутат заксобрания», предприниматель и второй секретарь горкома партии Роман Кияшко. Он – не новичок в политике, уже бывал и районным, и городским депутатом как при Украине, так и после российской оккупации Севастополя. В 2017-м он также баллотировался от КПРФ в «губернаторы» в качестве конкурента Овсянникова и набрал 16,42% голосов. Однако тогда безоговорочной победе Овсянникова способствовал его тактический, хоть и искусственный, союз с Чалым. Сейчас такого союза нет и в помине. Так что Кияшко превратился в реально сильную политическую фигуру. Социологии, которая могла бы подтвердить рейтинги Развожаева и Кияшко, к сожалению, нет. Но действия «власти» выдают ее с головой. Собственно, в двух «советах», которые распустились, коммунисты потеряли пять мандатов. И это может стать крайне опасным для прохождения Кияшко фильтра. Чего же боится Развожаев и что бы он хотел получить из этой ситуации?

Роман Кияшко

Надо заметить, что идея с роспуском «советов» — это ноу-хау российской власти на местных выборах для создания проблем конкурентам. Раньше просто снимали за какую-то запятую в документах или по абсурдным предлогам. Теперь же решили действовать более творчески, но не менее коварно — дескать, все по закону. И особое внимание Турчака к избранию Развожаева понятно – это выборы под руководством Турчака, доказательство его состоятельности как главы номенклатуры правящей партии. Кроме того сам Турчак известен абсолютным отсутствием каких-либо «тормозов» в политике, что доказал во времена своего губернаторства в Псковской области. Так что все это — обкатка технологий на будущее. Но предполагать, что есть идея просто снять Кияшко, было бы слишком просто. Конечно, Развожаев имеет негативный опыт, когда он хотел в 2018 году в Хакасии отменить выборы или сделать все чтобы второй тур не состоялся. Но все случилось совсем наоборот.

Поэтому можно с большой долей уверенности полагать: закрытая социология показывает, что Развожаев не набирает 50%+ в первом туре, а для убедительной победы это должно быть 60%+. В условиях, когда Чалый и его СМИ (это и ТВ, и интернет-порталы, и телеграм-каналы) непублично поддерживает Кияшко, его рейтинг может реально достичь 30% и более. И тогда второй тур неизбежен, ведь есть еще заявленные кандидаты от ЛДПР, «Родины» и прочих партий. Но просто зачистить и не дать зарегистрироваться Кияшко было бы слишком грубо, тем более что он в отличие от Развожаева – местный, севастопольцы знают его как земляка. Тогда любой другой кандидат – тот же Журавлев от ЛДПР — может нежданно-негаданно стать кандидатом для всех протестных голосов, и ситуация снова потеряет управляемость. А просто «вкинуть» в Севастополе – очень сложно, слишком маленькая площадка для фальсификаций, и опять же – информпространство все же имеет все признаки конкуренции.

Что же стоит за акцией севастопольской «власти» по роспуску двух «советов» по итогу? Желание поставить Кияшко и КПРФ в выгодные «власти» условия, а именно: подписи для него могут вдруг дать представители других партий, например, «Справедливой России» или «Партии пенсионеров» да и «чаловская» часть «депутатов». Но главным условием для дальнейшего участия в выборах будет… согласие с результатами и их признание. А это значит, что коммунистам и всем остальным надо будет закрыть глаза на все манипуляции «власти» для обеспечения нужного Развожаеву результата. А вот, сколько это – 55% или 65% — неизвестно. При нижней планке, есть возможность сохранения результата Кияшко в более чем 25%, что, в принципе, может быть и сохранением лица. При верхней – неизбежны искусственные манипуляции с результатами. Другое дело, что давление на КПРФ происходит и во всероссийском контексте, потому что партия выступила против поправок в конституцию РФ и призывает на «голосовании» 1 июля не поддерживать инициативы Путина. Кстати, явка на это действо во многом покажет и то, насколько активен ядерный провластный электорат власти в Севастополе, и нет ли с явкой проблем. Если они есть, то, скорее всего, действия против Кияшко станут более жесткими.

И, безусловно, нельзя не принимать во внимание, что Развожаев до «победы» в сентябре и после нее будет совершенно иначе принимать решения и работать. Могут кануть в Лету и «коалиция» в «заксобрании», и учет мнения каких-либо групп влияния. Ведь у Развожаева будет один начальник – Путин, и слушать «губернатор» будет именно его. А для Путина Севастополь – это сакральное место в прямом, хоть и клиническом смысле: там служил на флоте в конце 1930-х годов его отец. И это многое объясняет и в поведении РФ после 2014-го, и в том, почему в Севастополе России так нужен полностью лояльный Кремлю «губернатор».          

Смотреть еще: