Интервью

Власть решила идти до конца, а пружина протестов слишком слабая. Сергей Шаров-Делоне о том, почему митинги в Москве не переходят во что-то большее

09 августа 2019, 13:09
Закрыть
Степан ДавыдовQHA media


Уличные протесты в России летом 2019 начались после того, как избиркомы в Москве не зарегистрировали почти всех независимых кандидатов, в том числе сторонников Алексея Навального, на выборах в Мосгордуму. Сам Навальный, как и множество незарегистрированных кандидатов, сейчас под административным арестом.

Отдельные черты кризиса последних недель в Москве вызывают ассоциации с событиями, предшествующими Революции Достоинства в Украине в 2013-2014 гг. Например, в Москве образца лета 2019 года полиция, так же, как в поднявшемся без малого 6 лет назад Киеве, с излишней жестокостью избивает людей. Причем, в Москве – избивает не только протестующих, но и зачастую – случайных прохожих. Волны задержаний в российской столице, пожалуй, более четко поставлены властями «на конвейер»: за две недели “космонавты” с дубинками закинули в автозаки и развезли по райотделам более 2000 человек. Но, в Киеве действия полиции, забывшей о том, что ее задача – охранять граждан, а не лупить наотмашь всех, кого разглядели в прорезь шлема, включая и детей – лишь подливали масла в огонь протеста и вызывали цепную реакцию. Реакция эта волнами отрывала людей от диванов и соцсетей и выводила их на главную площадь страны. В Москве же, градус протеста, похоже, держится приблизительно на одной отметке даже после того, как избиения полицейскими лежащих на асфальте москвичей в интернете увидели сотни тысяч человек и уровень возмущения пользователей соцсетей, казалось бы, зашкалил. 

Завтра в Москве пройдет очередная мирная уличная акция за допуск независимых кандидатов к выборам в Мосгордуму. У кого больше шансов на победу в схватке за законодательное собрание столицы России – у возмущенных граждан или у действующей власти? Об этом QHA media говорит с известным российским правозащитником Сергеем Шаровым-Делоне.

Ваша оценка – что происходит в Москве?


Я, к сожалению, в эти дни в Москве не был, я был в Праге – так сложилось. Но вот в целом картина очень понятная. Судя по всему, власть просто решила превентивно «зачистить поляну» и сделать все для того, чтобы эти протесты инициировать, а дальше – вот так – достаточно жестко задавить.

Инициировать? То есть это власть инициировала протесты?

Спровоцировать, скажем так. Недопуск кандидатов в Мосгордуму совершенно по пустому поводу – это, конечно, чистая провокация была на протест.

То есть – на это и был расчет?

Я думаю, что на это и был расчет, и что власть совершенно целенаправленно действовала для того, чтобы полностью «зачистить поляну».

И как, получилось?

Я думаю, что им это удастся в любом случае. Сейчас ситуация такая, что у власти, к великому сожалению, есть все возможности этого добиться.

Что означает термин «зачистить поляну»?

Превентивно подавить любое выражение оппозиционных настроений и оппозиционной активности, протестной активности, в том числе уличной. Превентивно – во многом запугав людей, потому что начатое сейчас подобное «болотному» уголовное дело – на абсолютно пустом месте – ну это же прямое запугивание людей. Там же 8 или 10 человек уже находится под следствием и уже в СИЗО.

По поводу «запугать»: у корреспондентов различных СМИ один из самых частых вопросов к людям на этих российских протестах – «не страшно ли вам?» Не это ли ключевой вопрос успеха или провала мирных гражданских акций и почему он настолько актуален именно на протестах в России?

Есть два момента – очень существенных. Сейчас в Москве выходит (на акции протеста) максимум – 20 тысяч человек. На 20 миллионный город – это ничто. Это очень мало. Это показатель того, сколько людей готово вообще активно действовать. 

А что касается «запугать» – выходит очень много совсем молодых людей, а я их защищаю в судах. Я знаю, что они абсолютно себе не представляют последствий и страшно пугаются, когда с ними сталкиваются. Они просто не представляют, чем это может им грозить. Это очень симпатичные, отличные, очень честные ребята. Но – не готовые ко всему, понимаете? 

У нас, начиная с 2012 года – есть некоторое количество людей, которые понимают, чем это грозит… Но таких людей, продолжающих участвовать в протестах, понимая, чем это грозит, я думаю тысяч пять – семь…

Все время обновляется состав протеста – очень многие из тех, кто были участниками прежних протестов уезжают из России. Сейчас очень много ребят от 16 до 25 лет – даже тех, которые не застали протесты 2012 года и «болотное» дело.

Тогда на протест выходило до 100 тысяч?

Митинг на Манежной площади в Москве, 1990 год. Автор: Дмитрий Борко

Нет, никогда столько не было! Это сказки, вроде того, что в свое время на манежной площади в 90-м году было полмиллиона. Манежная площадь вмещала тогда 100 тысяч – пока была площадью. Нет – у нас пределом по численности было максимум 50 тысяч человек – тогда. Если не считать Марш Памяти, когда убили Немцова – там было больше. Но это совершенно отдельная история. А так – всегда, в основном, было 30-35 тысяч.

А сколько, по-вашему, должно собраться мирных людей – для того, чтобы это вызвало какие-то серьезные перемены?

Ну, по меньшей мере – в 10 раз больше, а то и в 15. И это пока что недостижимо.

Мы пытались, организовывая Марши Мира (по поводу Крыма как раз), добиться большей численности. Но как было 35 тысяч у нас тогда – так и осталось. И мы за этот предел не сумели выйти.


Все боятся будущего


35 тысяч (когда было) один полковник нам прямо сказал: «Будь за вами в 10 раз больше может быть я перешел бы на вашу сторону. А сейчас я вас разгоню в 2 секунды в случае чего.

А если соберется, как вы говорите, в 15 раз больше? Я почему об этом спрашиваю – от оппозиционных российских политиков можно услышать мнение, что количество собравшихся – хоть 100 тысяч, хоть полмиллиона – еще не залог успеха. Нужна, по их мнению – политическая структура, готовая заменить прежнюю.

Это тоже так. Потому что, понимаете – у нынешнего протеста нет собственных целей. Это очень больной вопрос. Собственной повестки, которую готовы были бы двигать, за которую готовы были бы бороться – не против чего-то, а ЗА которую – нет! И нет никакой политической силы, интеллектуальной силы, которая готова была бы эту повестку выдвинуть. А надо сказать, что когда пытаешься выдвинуть – то ее никто не слушает. Никому это не интересно – все боятся будущего.

Как так: боятся будущего?

Ну вот так – потому что все попытки поговорить о том, что мы будем делать послезавтра (ничем не заканчивались).
Простейший тест: завтра не стало этой власти. Ну вот – не стало каким-то чудом. Что мы будем делать – с тем-то, с тем-то, с тем-то?
Отвечают: «Для этого нужно сначала победить…»
Нельзя победить, если не знаешь, куда идешь!

Что означает по-вашему то, что в расследовании этих событий участвует вторая служба ФСБ и уголовное дело курирует служба по защите конституционного строя ФСБ?

Это означает, что это прямой политический заказ. Это означает, что это дело о «массовых беспорядках» будет доведено до конца. То есть, будет посажено какое-то количество людей. Это означает, что это не самодеятельность следственного комитета, а прямое, четкое указание сверху.

С какого верху?

С самого верху. С самого.

По линии администрации президента. Но, скорее всего – просто – с самого.


Росгвардия как янычары, будут стоять за власть до конца


На Чистых прудах мусора 2-го оперполка жестоко избивают людей, которые просто шли по бульвару.

Опубліковано Рустемом Адагамовим Субота, 3 серпня 2019 р.

Опубліковано Константином Боровим Субота, 3 серпня 2019 р.
Вы, наверняка, смотрели эти видео, на которых полицейские избивают лежащих на асфальте людей. В комментариях в соцсетях – наряду с негодующими голосами, расценивающих это как откровенный садизм, а не полицейские действия, довольно много и тех, кто оправдывают этого субъекта с дубинкой, дескать, «покажите – что там было до того, может это он за дело». И не похоже, чтобы все эти комментаторы были ботами. То есть, очевидно, какая-то часть российского общества действительно думает, что избивавший безоружного, лежавшего на асфальте – прав.

Огромная часть общества живет с мозгами, промытыми телевизионными каналами. А телевизионные каналы рисуют совершенно искаженную картину того, что происходит у нас в Москве.

Могут ли вот такие действия вооруженных людей в шлемах в центре Москвы стать триггером протеста действительно массового – того, о котором вы говорили?

Нет, не думаю, потому еще более жестокие избиения были на Болотной площади в 12 году и свидетельства о них были. Но это не сработало.

Есть ли шанс у кандидатов, которых не допустили к выборам, все же выиграть битву за Москву?

Совершенно однозначно – выиграть сейчас невозможно. Власть твердо решила идти жестко до конца, и у нее хватает на это сил и возможностей. Это надо честно признавать. Это означает, что еще будет довольно жесткий полицейский режим.

И как долго?

Этого никто не скажет. У власти все-таки триста тысяч с лишним бойцов Росгвардии. Ближайший аналог им янычары, которые будут стоять за власть до конца. Полиция не будет стоять до конца, а вот Росгвардия – будет.



Любовь Соболь, юрист Фонда борьбы с коррупцией и незарегистрированный кандидат в депутаты, была задержана одной из первых.

Протестная акция «Вернём себе право на выборы» прошедшая в Москве 3 августа 2019 года.   В ходе акции задержали более 800 человек.
Фото: varlamov.ru



О полицейском режиме написал и Виктор Шендерович, причем он акцентировал внимание на том, что это – переворот.

Нет, это не переворот – у нас полиция далеко не самостоятельный актор. Это просто им дали команду «фас». Вот и все.


У протеста нет подпитки


Так или иначе, вы сходитесь с Шендеровичем в констатации факта, что живете в полицейском государстве. Может быть расходитесь в точке отсчета во времени этого состояния РФ. Вопрос – почему протесты в России не перерастают во что-то большее?

В России, в отличие, скажем, от Украины нет никаких сил, кроме власти – ни финансовых, ни организационных, ни бизнес-структур, которые бы поддерживали протест. У него никакой подпитки нет, понимаете? 

Мне хотелось бы сказать всем – родные, будьте аккуратны, берегите себя. Я прекрасно понимаю людей, выходящих на протест, но нужно все-таки соизмерять реальные шансы и реальные риски. Каждый раз думайте об этом.

А разве полиция нынче не забирает в первую очередь именно тех, кто самый тихий и самый аккуратный?

Она берет всех без разбору, а главное, что это ни о чем не говорит. В Москве власть создала «замечательную» систему видеокамер, причем, с высоким разрешением. Так что она может взять и потом – совершенно спокойно. И «прекрасная» система распознавания лиц уже работает, к сожалению.

А не может произойти такого, что власть перегнет палку и сжатая до упора пружина ответит уже по полной?

К сожалению, этой пружины не хватит, чтобы дать сильный ответ. Просто пружинка слабенькая. Вот в чем все дело.