ПО ПОЛОЧКАМ

В Киеве стартовал Конопляный марш. Нужно ли легализовать медицинский каннабис — отвечают легенда уголовного розыска Валерий Кур и организатор марша Тарас Ратушный

15 июня 2019, 14:17
Закрыть
Степан ДавыдовQHA media

Сегодня, 15 июня, в Киеве стартовал Конопляный марш свободы. Под Верховной Радой собралось около сотни митингующих, сообщает Информатор. Они держат в руках плакаты, призывающие разрешить использование марихуаны в лечебных и научных целях.

Внеочередные парламентские выборы могут отсрочить рассмотрение Верховной Радой закона, легализирующего в Украине медицинский каннабис (Cannabis – латинское название конопли, из которой изготовляют легкий наркотик — марихуану.) .

Ранее петиция к Верховной Раде о законодательном урегулировании каннабиса для медицины и науки собрала необходимые 25 тысяч подписей и комитет Верховной Рады по правам человека единогласно поддержал разработанный депутатами законопроект. Об этом сообщала и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун. По ее словам, в Украине медицинский каннабис сможет помочь как минимум 2 миллионам человек, которые страдают от хронических болей, в частности, пациентам с онкозаболеваниями».

При этом Супрун признает, что медицинский каннабис имеет и побочные эффекты — головокружение, равнодушие, нарушение памяти и привыкание, влияние на сердечно-сосудистые и респираторные болезни

«Конечно, перед любым назначением врач взвешивает пользу и риски применения и выписывает потребления таких препаратов только по необходимости», — отмечает Супрун.


В списке инициаторов законопроекта — более 100 народных депутатов. В Верховной Раде Украины он был зарегистрирован как проект «Закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об обеспечении фундаментального права человека на жизнь». Законопроект регулирует использование каннабиса для нужд медицины и науки. В настоящее время текст законопроекта на сайте ВР отсутствует.

Ранее стало известно, что комитет Верховной Рады по правам человека поддержал законопроект об использовании каннабиса в медицинских целях. Об этом написала в своем Твиттере и.о. министра охраны здоровья Ульяна Супрун. По ее словам, «в Украине медицинский каннабис сможет помочь как минимум 2 миллионам человек, которые страдают от хронических болей, в частности, пациентам с онкозаболеваниями».

QHA media расспросило о проблемах, связанных с легализацией медицинского каннабиса советского, а затем украинского оперативника, одного из основателей Управления по борьбе с организованной преступностью, организатора и руководителя Управления криминальной разведки в составе МВД Украины, полковника милиции Валерия Кура  и одного из организаторов ставших традиционными за последние годы в Украине конопляных маршей свободы Тараса Ратушного.

Первый такой марш был проведен в 2005 году.

Как вы оцениваете уровень распространения марихуаны в Украине? Насколько этот нелегальный рынок организован и является ли он частью международного преступного наркотрафика? Насколько масштабна эта проблема в Украине?

Валерий Кур


Вся статистика, которая формируется в последние годы — это, к сожалению, профанация. На сегодня той проблемы, которая была у нас с конца 80-х, не то чтобы совсем нет, но ситуация изменилась не в худшую сторону.

Почему? Исчезает вертикаль сопровождения этого рынка (а это именно рынок) — от самого низшего звена — то есть от простого распространителя — до верхушки — влиятельных лиц в государстве. Сейчас такой вертикали мы не наблюдаем.

Она разрушилась, но почему? Нет единой власти, которая принадлежала бы одному «звену», нет вертикали. В прежние годы это был очень серьезный рынок, за ним следили. Пример: двухтысячные и десятые годы: столичный главк, у него есть департамент. В департаменте большое количество сотрудников по наркотикам, которые отвечают за борьбу с наркотрафиком — начальник управления, начальники отделов и в каждом отделе большое количество сотрудников. Все очень просто — идет совещание, начальник управления собирает всех своих подопечных руководителей и говорит: «С тебя — десятка, с тебя — пятерка, с тебя — не надо мне больше, молодец». В итоге он за месяц снимал кэшем более 100 — 200 тысяч долларов в месяц! Это шло большей частью наверх — своему руководителю столичного главка милиции, а там уже дальше — наверх. Все работали на показатели и на карман. Вот тогда все знали, что всё крышуется ментами. У меня волосы дыбом вставали когда я об этом узнавал от коллег или воспитанников, но это был — факт!

Мы не являлись и не являемся той большой потребляющей наркотики страной, на которой можно было делать деньги. Есть другие страны, где эта проблема очень серьезная. Мы в большей степени транзитная страна.

Транзит героина проходил и проходит из Азии в виде сухофруктов, мебели, и различных количественных и габаритных товаров, а транзит кокаина из Латинской Америки в основном в виде бананов и цитрусовых.

Есть ли данные о незаконном обороте каннабиса? Таких данных нет ни у кого.
Даже МВД, где занимаются якобы преследованием незаконного рынка запрещенных наркотических веществ — обладают в лучшем случае информацией о том небольшом проценте, попавшем в их поле зрения.

Но в целом правительству неизвестно — сколько сейчас каннабиса в Украине выращивается, с какой целью, кем покупается, по какой цене, довольны ли люди качеством и так далее. Данных таких в Украине нет, в отличие от стран, где существует мониторинг наркоситуации.

ТАРАС РАТУШНЫЙ


Надо ли легализовать «медицинский» каннабис?Может ли легализация поменять ситуацию и превратить Украину в еще более активного потребителя марихуаны не только как лекарства в медицинских целях, но и как наркотика?

Валерий Кур

Многие руководители и в том числе очень большого уровня не понимают — что такое легализация. Ну, скажите — можно легализовать наркотики? А можно легализовать проституцию? А можно ли оружие? Они считают, что ничего ни в коем случае нельзя легализовывать! «Это будет война!»

Легализация — это, в первую очередь, честное признание того, что у нас существует эта проблема.

— Специалисты растолковывают, что есть большая разница в видах марихуаны, он же каннабис. Есть та марихуана, которая содержит тетрагидроканабинол и заставляет человека впадать в наркотический транс, а есть такой вид, который в большей степени содержит канабидиол. Канабидиол почти не имеет психотропного действия, обезболивает, расслабляет и тормозит и его используют — при болезни Альцгеймера, при онкозаболеваниях — помогает облегчить страдания, при хронической боли и дальше длинный список — при рассеянном склерозе, эпилепсии, тошноте после химиотерапии, посттравматическом синдроме, глаукоме и т.д.

Вопрос задаю провокационный: а кока — наркотик или нет?

— Листья коки? Это же кокаин? Нет?

Ставлю двойку! Я только недавно возвратился из Боливии, беседовал там с коллегами, побывал в музее коки… Кока — не наркотик! Это уроды-люди превратили его в страшнейшее зло… А кока — это продукт природы, которым пользовались тысячелетиями.

И когда приезжающий иностранец оказывается на высоте три с половиной — четыре тысячи метров, перенести эту высоту он практически не способен, если в отеле он не возьмет (всем открыто предоставляется) пучок этих листьев коки, не положит в водичку, а утром — не выпьет этот настой.

Некоторые виды лёгких наркотиков в западных странах находятся в легальной сфере.

Зачем нам уводить проблему в тень? Все средства, заработанные на этом — тогда уйдут в тень. Это как с сигаретами — давайте запретим курить. Уже запрещали…

Я не имею в виду тяжелые наркотики, которыми травят молодежь — такие наркотики и отношение к ним надо ужесточить законодательно! Что касается легких, медицинского каннабиса — надо легализовать. Эта проблема есть, но она может перестать быть проблемой, если мы легализуем, позволим потребление в медицинских целях — как в западных странах…

Тарас Ратушный

Что значит легализовать медицинский каннабис? Речь идет о создании правового поля, в котором будет существовать контролируемый, ограниченный оборот для потребностей медицины и науки в данном случае.

Точно такой же оборот сейчас существует в отношении опиоидных средств, которые используются в медицинской практике. Опийный мак произрастает согласно лицензии, его выращивают под контролем в нужных и ограниченных законом квотах, из него фармацевтическая промышленность производит в том числе обезболивающие препараты, которые реализуются по «красным» рецептам — все под учетом и контролем. Речь о законном обороте — контролируемом и ограниченном. Любые другие незаконные хранение, сбыт, транспортировка этих веществ преследуются как незаконный оборот наркотиков.

В данном случае речь идет о том, чтобы создать такие же условия для препаратов на основе каннабиса, которые используются для медицинской практики в других странах. А в Украине использоваться не могут из-за отсутствия правовых условий.

Речь идет об одном растении или о двух разных — один каннабис медицинский, а другой, который содержит в бОльших количествах психотропные вещества?

Такого растения “канабис медицинский” нет. Есть растение канабис, оно может быть использовано как лекарство или как сырье для лекарств. В конопле на сегодня открыто более 100 активных компонентов, из них психоактивен только один канабиноид — тетрагидроканнабинол.

Но дело в том, что лекарственными средствами могут быть вещества и наркотические, и психотропные. Если они имеют терапевтический эффект, их в медицине используют. В странах, где медицинское применение канабиноидов урегулировано законом, ученые “добывают” из растения все новые и новые эффективные лекарства, пациенты получают необходимое лечение, а с незаконным оборотом борются.

В Украине каннабис находится сейчас в юридическом статусе, который не позволяет ему быть лекарственным средством и вот этот вопрос нужно решить, перенеся его в тот список, где он сможет быть лекарственным средством и написав четкие правила — как он будет выращиваться, как это будет контролироваться и как это будет использоваться. То есть — полный цикл законного оборота в противовес незаконному.

Об этом и речь — мы можем говорить о том, что конкретные сорта (или сорт), в которых больше КБД — они — медицинские?

Еще раз — лечит не каннабис, как растение, а те вещества, каннабиноиды, которые в нем находятся. И эти вещества, вместе или изолировано, действуют по-разному. Против эпилепсии, в том числе детской, медицинским препаратом будет препарат на основе канабидиола (КБД) и там будет небольшое количество тетрагидроканнабинола (ТГК) или вообще не будет. Но при этом ТГК тоже может оказывать терапевтический эффект. Например, как анальгетик, он помогает при болях. Или снижает внутриглазное давление при глаукоме.

Я бы сделал такое определение: “медицинский каннабис” это лекарственное средство, фармацевтическая форма, она произведена по протоколам качества и применяется под профессиональным сопровождением врача.

Может ли легализация каннабиса повлиять на рост употребления марихуаны не медицинской, и на рост наркотрафика и всю цепочку преступлений, которая с этим может быть связана, включая коррупцию. Например, даже если медицинский канабис  будет продаваться по рецептам как мы знаем – рецепт в Украине достать, при желании – не так уж тяжело.

Валерий Кур

Да, конечно, вот этого я и боюсь. Вот с точки зрения населения мы способны уже сегодня быть похожими на Запад. Но с точки зрения бюрократии — как только любой из нас становится чиновником — мы превращаемся в бюрократов. И тогда любая хорошая идея превращается в страшнейшую коррупцию…

Сегодня сменилась власть, и у нас есть надежда, что все-таки они будут действовать по принципам европейским. Да, мы дозволим законным путем использовать в медицинских целях растительные вещества, которые относятся к наркотикам — легким… Но тут же надо параллельно ужесточать максимально сильно борьбу с коррупцией, с бюрократией и дополнительно обеспечивать это работающим законодательством. Параллельно! Чтобы ни у кого не было желания выдать справочку или подтасовать или через аптеку торговать — так же как и торговали. Это обязательно!

Как только мы законопроект готовим — мы сразу должны думать — это социально-политико-экономическая проблема, а не только уголовно-криминальная!

Мое мнение — все-равно мы там будем, и мы должны принять как должное, что это есть. Обязательно! Не будем, признавать, как сегодня, например, казино, игорные и публичные дома —  будет проблема!

Поэтому: признавать, что эта проблема есть, законодательно прописывая все нюансы — дозволять пользоваться людям этими легкими видами растительных веществ, но тут же параллельно заставлять все ветви власти отвечать за это, как за государственную проблему.

И — жесточайше карать —  в том числе с провокацией на взятке — всех чиновников, руководителей. Чтобы агенты под прикрытием предлагали взятки этим чиновникам, начальникам, сотрудникам от которых что-либо зависит…

И только дернулся — только совершил попытку — обязательно — лишение свободы!

Вот если мы эту часть проблемы не будем решать, то тогда я против легализации чего-бы-то-ни-было!!!

Тарас Ратушный

Вы сейчас говорите о каких-то опасениях, относительно ситуации, которой в реальности просто нет. Вот сейчас мы имеем медицинский препарат морфина гидрохлорид, который используется для обезболивания в онкологии и находится в законном обороте, потому что он нужен в медицине. Вы видите часто какие-то сводки о том, что кто-то получил рецепт, чтобы колоться морфина гидрохлоридом? Наверняка ведь нет. Этот вопрос достаточно хорошо контролируется государством.

И с препаратами канабиса все будет точно так же. В любом случае сертифицированные лекарства из канабиса будут стоить намного дороже, чем “трава” на черном рынке.  Стоит ли ради “кайфа” идти на подлог, если предложение незаконных наркотических веществ в Украине — зашкаливает?

Кто при таком предложении нелегальных, но доступных в два клика на смартфоне наркотикам, будет пользоваться тем, чтобы какой-то рецепт добывать у кого-то? Наоборот — медицинским пациентам нужен именно медицинский канабис. С клиническими протоколами и контролем качества, со стабильным составом и понятной дозировкой. Этого “черный” рынок предоставить пациентам не может.

Известен  ли Вам международный опыт – как обеспечить законное поле для торговли медицинским канабисом. Какие меры для это необходимо принять? Например, надо ли ужесточить наказание за употребление и распространение немедицинского каннабиса?

Валерий Кур

Я бы поступил так, как дедушка Ли Куан Ю. Он говорил: «Я не считаю проблемой молодежь, которая, уезжая учиться, заражается этим злом и возвращается с ним назад. Это — следствие. А проблема — это торговцы, дилеры, чиновники, которые позволяют это делать». И вот там ужесточают в высочайшей степени законодательство!

У нас, в Украине — такая должна быть мера наказания. Без чиновника, без силовика, без «крыши» дилер — «ноль», пустота. Для нас — профессионалов, оперативников, следователей — настолько легко и просто отрабатывать эти направления, опыта хватает, потому что все делается по схеме.

Нам легко, если только преступная цепочка не прикрывается чиновником, или, не дай бог, силовой структурой. В те годы, о которых я говорил — у нас пачками арестовывались сотрудники этих департаментов, этих управлений и отделов и мы все знали: раз пошел работать в этот департамент — жди беды. Столько их пересажали — потому что «крышевали»!

Ужесточить наказание за тяжелые наркотики, но не для пользователей — это бедные больные люди — их лечить нужно, на государственном уровне. А вот для тех, кто имеет хоть какое-то отношение к распространению!

Надо работать с наркотрафиком! И брать только «с головы». В плане легализации так же, как и в плане борьбы, государство должно работать комплексно, начиная с простого врача и сотрудника полиции, и заканчивая министром, чиновником и верным законом.

Тарас Ратушный

Опыт регулирования медицинского употребления каннабиса уникален для каждой из стран. Недавно Европейский парламент предложил странам ЕС унифицировать их национальные модели медицинского каннабиса. В предложенном Верховной Раде Украины законопроекте уже заложены эти рекомендации.    

Но Украине достаточно просто следовать собственной национальной доктрине в отношении наркотиков. В нашей государственной стратегии прописаны научные исследования каннабиноидов, как анальгетиков и других лекарственных средств. Просто нужно принять закон, который даст им юридическую возможность быть.

Что касается борьбы с незаконным оборотом, ответ также в государственной стратегии. Там определены четкие приоритеты такой борьбы — это организованная преступность, производство и сбыт наркотиков.

А преследование потребителей, со сбытом не связанных, вообще никак не влияет на наркосцену. Поэтому мелкие правонарушения нужно декриминализировать, а ресурсы полиции на них тратить в исключительных случаях. И уж точно — ничего хорошего не принесет введение дополнительно ответственности за употребление. Существующий закон позволяет МВД “клепать дела” за 5 грамм травы в кармане и по судебной статистике именно такая мелочевка сегодня  — реальный приоритет борцов с наркопреступностью. МВД попросту саботирует государственную стратегию.

Это говорит о том, что такая борьба с незаконным оборотом наркотиков идет на пользу только организованной наркопреступности. Потому что у нас за сбыт наркотиков существует достаточно суровое наказание, но оно практически перестало применяться судами Украины — с каждым годом уменьшается количество приговоров за сбыт. Это факт, это реальные цифры. Вы можете сколь угодно усилить наказание за сбыт, но если оно не применяется, то и не имеет значение — семь лет тюрьмы за это или пожизненное.

В 2013 году в Украине было 3363 приговора за сбыт, а в 2017 — 562! То есть — почти в 6 раз меньше стало осуждений за сбыт наркотиков. А маховик судебной системы занят потребителями, “приоритетными целями” МВД. Вот и ответ на вопрос — нужно ли усиливать какое-то наказание. Нет, сначала нужно отрегулировать правоприменение. Для того, чтобы у силовых структур были ресурсы и мотив.

Категорически против легализации канабиса выступает врач-невролог Оксана Царик. Как она рассказала QHA medıa, пациенты, которые раньше употребляли каннабис, очень часто имеют депрессивные расстройства.

«У таких пациентов значительно снижены рефлексы. Это свидетельствует о том, что подавлена нервная система. Есть также проявления полинейропатии. В неврологии мы видим только негативное влияние каннабиса на нервную систему», — говорит Царик.

По нашей просьбе доктор Царик прокомментировала по пунктам  распространенный в последнее время СМИ список болезней, при которых канабис, как утверждается, оказывает положительное воздействие.

1. Болезнь Альцгеймера

Двойные слепые плацебо-контролируемые исследования по влиянию каннабиса на течение болезни Альцгеймера и других нейродегенеративных заболеваний не проводились, поэтому слова «существенные доказательства» является необоснованными. Так же как и слова «умеренное потребление». Какую дозу каннабиса можно считать умеренной? Определена такая доза? Кроме того, поведение пациента, страдающего нейродегенеративным заболеванием часто бывает неадекватным. Такие пациенты нуждаются в постороннем уходе, поэтому решение о приеме препаратов принимается не пациентом, а его родственниками. Как определить вызвана ли неадекватность пациента болезнью или приемом каннабиса? Возьмет ли на себя ответственность врач назначить каннабис больному с болезнью Альцгеймера, не имея соответствующих рекомендаций, утвержденных в клинических рекомендациях Минздрава Украины?

2. Онкологические заболевания

Этот пункт должны комментировать онкологи. Возможно, это единственная нозология, где использование каннабиса может быть целесообразным.

3. Хроническая боль

Во-первых, должна быть определена причина хронической боли, поскольку причин хронической боли может быть достаточно много и подходы в лечении будут различны при разных причинах. Если причина не выяснена — это значит, что пациент недообследован, и тогда тем более не имеем права назначать каннабис. Обычно с болевым синдромом удается справиться без применения каннабиса. То есть его назначение нецелесообразно.

4. Множественный склероз

Для рутинного применения каннабиса при множественном склерозе нужно сначала провести многоцентровые плацебо-клинические исследования, определить эффект, определить дозу, и только после этого позволить рутинное применение каннабиса в лечебных целях.

5. Эпилепсия

Так же, как и в других случаях, перед тем как применять такой альтернативный метод как назначение каннабиса, необходимо удостовериться, что он не будет иметь негативного влияния на пациента. При эпилепсии довольно часто формируется «эпилептоидный» тип характера пациента, могут происходить изменения личности пациента, страдает когнитивная сфера, пациенты склонны к депрессии, иногда к агрессивному поведению. Каннабис влияет на лимбическую систему, отвечающую за настроение, эмоции человека. Побочным эффектом может быть истощение лимбической системы, что приведет к отрицательному эффекту впоследствии, в отдаленном периоде. Но, опять же, нет достаточных данных относительно применения каннабиса в лечебных целях и об отдаленных последствиях такого лечения.

Кроме того каннабис не может заменить известных методов лечения, не может быть альтернативой методов, которые доказали свою эффективность. К сожалению, часто пациенты не получают надлежащей диагностики и лечения в медицинских учреждениях, поэтому хотят сразу перейти к нетрадиционным методам лечения: иглоукалывание, банки, пиявки, обращаются к гадалкам, принимают огромное количество БАДов, склонны к самолечению. Есть вероятность, что после легализации каннабиса, пациенты начнут применять этот метод лечения без предварительного обращения к врачу.

Смотреть еще: