В Киеве проводится литературный фестиваль-конкурс «Крымский инжир». В нем участвуют даже политзаключенные. Мы узнали у членов жюри, что сегодня пишут о Крыме | QHA media

В Киеве проводится литературный фестиваль-конкурс «Крымский инжир». В нем участвуют даже политзаключенные. Мы узнали у членов жюри, что сегодня пишут о Крыме

13 Грудня 2019, 08:15
Фото: Крымский дом
Закрити
Тетяна ІваневичQHA media

Итоги второго украинско-крымскотатарского литературного конкурса-фестиваля «Крымский инжир» / «Qırım inciri» подводят сегодня в Киеве. 

По задумке организаторов, конкурс должен способствовать взаимопознанию украинской и крымскотатарской культур, развитию крымскотатарского языка и литературы, популяризации темы Крыма и крымских татар, а также распространению переводов с крымскотатарского языка на украинский и наоборот.

Сегодня будут объявлены победители в семи номинациях: проза на украинском языке о Крыме, проза на крымскотатарском языке, поэзия на украинском языке о Крыме, поэзия на крымскотатарском языке, детская литература о Крыме, перевод художественного произведения с украинского на крымскотатарский и с крымскотатарского на украинский. Будут также две специальные номинации.

Всего на конкурс поступило 304 поэтических и прозаических произведения. Оригинальных произведений – 165 на украинском языке, 83 на крымскотатарском. Переводов – 35 с крымскотатарского на украинский, 21 – с украинского на крымскотатарский. Интересно, что количество оригинальных произведений на крымскотатарском языке увеличилось вдвое, а переводов с крымскотатарского на украинский – в семь раз.

QHA media пообщалось с членами жюри конкурса: литературоведом, в прошлом – преподавателем кафедры крымскотатарской литературы Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Джемиле Сулеймановой, кандидатом филологических наук, доцентом, главным редактором газеты «Къырым» Бекиром Мамутовым, писателем, пишущим для детей и взрослых, главным редактором издательства “Фонтан казок” Иваном Андрусяком, а также с организатором конкурса, программным директором «Крымского дома» Алимом Алиевым.

Они поделились своими впечатлениями о присланных на конкурс работах, рассказали, как меняется восприятие и отражение темы Крыма среди украинских и крымскотатарских поэтов и прозаиков, и признались, какие работы задели их за живое. 


Как «Крымский инжир» дорос до международного конкурса


Алим Алиев,

организатор конкурса

Конкурс отличался от предыдущего во всем, вплоть до номинаций. У нас в этом году добавилась номинация детская литература, мы получили больше работ по сравнению с предыдущим годом. Конкурс уже можно назвать международным, потому что 20 регионов Украины были в нем задействованы, в том числе Крым, а также конкурсанты из Турции, Польши и даже Иордании. Призовой фонд сейчас 5 тысяч гривень по каждой номинации.

У нас уже восемь членов жюри – добавился известный детский писатель, издатель Иван Андрусяк. Кроме того, сам фестиваль «Крымский инжир» проводится три дня, а не два, как в прошлом году. В его рамках у нас организовываются дискуссии, будут работать новые площадки. Помимо дискуссий в «Крымском доме», у нас будут дискуссии как в Таврическом национальном университете, так и в Киевском национальном университете  им.Т.Шевченко.

Организовать второй конкурс было, конечно, сложнее. Он масштабнее, и члены жюри намного дольше определяли победителей, потому что намного усилилась конкуренция и качество работ.

Сегодня мы проводим награждение победителей в столичном Доме звукозаписи с участием таких известных крымских татар и украинцев как Севгиль Мусаева, Олег Сенцов, Гульнара Бекирова, Ульяна Супрун, Виталий Портников, Ирина Подоляк и другие.


О творчестве из неволи


Алим Алиев,

организатор конкурса

В этом году свои работы на конкурс прислали двое политзаключенных. Гражданский журналист Осман Арифмеметов и координатор “Крымской солидарности”, фигурант «дела Хизб ут-Тахрир» Сервер Мустафаев. Они передали свои работы на конкурс через адвокатов. 

Текст Османа Арифмеметова называется «Моя депортация» – это автобиографическая повесть о том, как к нему домой пришли с обыском и что было после этого.

А у Сервера Мустафаева – это поэзия на крымскотатарском языке «Альхамдулиллях, мусульманмыз…», стихотворение с обращением к народу, чтобы мы не забывали  свои корни, кто мы есть и за что боремся.


Каков Крым в представлении авторов


Джемиле Сулейманова,

литературовед

Крым разный, конечно. Но в основном это нынешняя ситуация, бесправие, Крым – без свободы, Крым под давлением. Есть стихотворение, которое называется «Не смогли победить», это цикл стихов, в которых автор говорит о ситуации длительного, давно продолжающегося давления. Однако несмотря на давление, мы все равно внутренне свободны. Есть и лирические стихи. В них бескрайняя любовь – к морю, к земле. Но основной лейтмотив – это, конечно, отсутствие свободы.

Бекир Мамутов,

главред газеты «Къырым»

В работах на украинском языке Крым фигурировал в качестве обязательной темы, а на крымском языке, в крымской поэзии и прозе такого ограничения не было, но подразумевалось, что тема родины, Крыма, и нашей исторической земли должна присутствовать.

Крым видится авторам печальным, но это Крым такой, который принадлежит его коренному народу,  и это самое главное. И это чувствуется в особенных красках, которые делают Крым очень родным местом для тех, кто о нем пишет – в первую очередь это касается работ на крымскотатарском языке.


Какое место в работах занимает тема депортации


Джемиле Сулейманова,

литературовед

Меня очень удивило, что было немало произведений именно о депортации. И уже совершенно в новом ключе. Если до сих пор это были какие-то отдаленные переживания, то в этом году молодые авторы хотели показать, как они ее прочувствовали – как будто бы они свидетели этой депортации. В одном из стихотворений «Почему ты так рано разбудила меня?» автор как будто сам переживает эти моменты  депортации. Интересно и то, что авторы из Турции писали на тему депортации, хотя турецкие татары не пережили эту трагедию. 

Бекир Мамутов,

главред газеты «Къырым»

В одном из отмеченных жюри стихотворений описан потрясающий образ матери, на руках которой умерла дочь. Но мама как бы заклинает ее не закрывать глаза и продолжает ей что-то рассказывать, напоминает ей какие-то события из жизни, говоря это все фактически уже холодеющему тельцу девочки.

И через этот рассказ, обращенный к малолетней дочери, умирающей у нее на руках, всплывают известные нам трагические обстоятельства депортации и первых дней пребывания в тех местах, куда наш народ был брошен.

Но я бы не сказал, что тема депортации была доминирующая. В стихах все-таки превалирует тема Родины, какие-то личные лирические чувства автора к самому Крыму. Эта тема нескончаемая. Я даже рад, что тема депортации не доминирует, потому что на ней нельзя спекулировать, и только какие-то особенные просветления, особенные обстоятельства, какие-то штрихи и детали, связанные с теми трагическими днями, должны побуждать авторов обращаться к этой теме. А повторение известного нивелирует и приглушает трагическую для всех нас тему.


Какое настроение доминирует в произведениях


Бекир Мамутов,

главред газеты «Къырым»

Печальные чувства есть, но упаднических я не увидел. Авторы не напрямую, а в художественно-образных формах дают понять, что свет в конце туннеля есть и к нему надо двигаться. Доминирует все-таки надежда на близкое светлое будущее, в котором нашему народу предстоит наконец-то стать хозяином своей земли и самому управлять своей судьбой.

Иван Андрусяк,

писатель

Мне кажется, что основное настроение – это тревожная надежда. Это настроение любви к своей земле, осознание того, что это наша земля, и мы ее никому не отдадим. В общем, боевое настроение. В произведениях преимущественно звучит эмоция. И эти эмоции на самом деле очень разнообразные, но очень живые, настоящие.


Какое произведение зацепило


Джемиле Сулейманова,

литературовед

Вызвало очень хорошие чувства стихотворение «Гъурбетликте яшамадым…», которое переводится как «Я не жил никогда на чужбине». Судя по словам, его автор, Весиле Менусман, родилась у нас в Крыму и она никогда не жила на чужбине. Эти стихи написаны на известную кодовую песню, написанную в депортации «Гузель Къырым». Песня эта о том, что герой не надышался крымским воздухом, не напился этой воды, не насмотрелся на эти горы… А в нынешнем стихотворении, написанном в том же ключе, этими  же словами, отражены уже совершенно новые чувства – я не жила на чужбине, но я живу сейчас в Крыму, я радуюсь тому, что я здесь, и надеюсь, что все будет хорошо. Это стихотворение было для меня очень приятно именно новым видением Крыма.

Бекир Мамутов,

главред газеты «Къырым»

Для меня были более интересны стихотворения, которые были посвящены сегодняшним событиям в Крыму. Особо отмечу стихотворение  “Къырымым, азизим, беклейсинъ мени!” Сейрана Ибраима, потому что оно отвечает злобе дня, оно очень поэтично и жестко с точки зрения наших национальных интересов оценивает ситуацию в Крыму, оно очень своевременное и современное.

Я бы еще отметил стихотворение “Енъмедилер” Сеяре Кокче, которое посвящено памяти Решата Аметова, убитого весной 2014 года. Для меня тема 18 мая, депортации – вечная, ценная и дорогая, но ее нельзя назвать новой. А вот стихотворения, в которых отражаются события сегодняшнего дня, требуют от авторов определенного гражданского мужества. Когда автор умеет сегодняшнюю ситуацию перевоплотить в оригинальную поэтическую форму, стихотворение становится более актуальным и ценным.

Иван Андрусяк,

писатель

На меня лично произвело впечатление произведение, в котором невероятно класнюче был прописан такой крымскотатарский этнографический дискурс, это такая, можно сказать, поэзия в прозе. Я очень хорошо знаю гуцульский дискурс, дискурс украинских горцев, а в этом произведении представлен дискурс крымскотатарских горцев. С этой мифологией, этой семантикой, он мне невероятно близок, я находил очень много интересных, эмоциональных перекличек между Гуцульщиной и Крымскими горами. 


О чем сегодня пишут молодые авторы


Джемиле Сулейманова,

литературовед

Я недавно просматривала стихи 60-70-ых годов, и они в основном о красоте и загадочности для нас Черного моря. А вот сегодня у нас появилось новое стихотворение «Диалог с морем» Сеяре Кокче. В нем море – это наша часть. Понимаете, к этому нам надо было долго  идти, потому что мы выросли не в Крыму, вот мое поколение пятидесятилетних родилось и выросло в местах депортации, где для нас море – это просто загадочный или ассоциативный объект. А в «Диалоге с морем» это прочувствовано – я хочу говорить с морем, море это моя часть. В этом стихотворении и море говорит: «Я жду тебя, почему на моем берегу сидит столько разных людей, но не ты, не ты ко мне приходишь с вопросами».

Отмечу еще одно произведение «Джевиз тереги ве гулидан чечеги» – «Дерево грецкого ореха и цветок под названием гулида» Зеры Бекировой. Этот рассказ о том, как в 1800-ых годах, при первой аннексии, люди, уходя из Крыма, увезли с собой цветок и саженец дерева, посадили его в Румынии и из поколения в поколение старались сохранить этот цветок. К его последней хранительнице, которая была уже в возрасте, случайно попала в гости молодая крымская девушка. Хранительница цветка попросила ее выполнить завещание – этот цветок передать в Крым. И эта девушка смогла привезти цветок в Крым и посадить его у себя дома. Это очень символично – до сих пор во всех произведениях, написанных и у нас в Крыму, и в диаспоре, цепь эта никак не могла замкнуться, завершиться, не хватало какого-то звена. И мне кажется это произведение явилось тем звеном, замкнувшим цепь – что-то, что ушло из Крыма, смогло вернуться и пустить корни уже в Крыму, пройдя этот большой круг.  И мне кажется, это очень символично и даст Бог, что это будет началом полного и фундаментального возвращения в Крым.


О море и цветке


Джемиле Сулейманова,

литературовед

Темы разные. Были очень эмоциональные стихи о родном языке, о том, что этот язык нам дает силы и в то же время мы его теряем. О том, что без языка мы не сможем жить. Эти чувства сквозили из одного стихотворения в другое – переживание о языке очень чувствуется у молодежи. Мы с одной стороны говорим, что язык у нас в плачевном состоянии, но с другой – у нас есть молодые и не очень молодые люди, которые владеют крымскотатарским языком хорошо, и пишут хорошо. 

Еще бы я отметила переведенные на крымскотатарский стихи Юрия Издрика. У него сложные чувства и стиль передачи этих чувств. И перевод их вышел очень удачным, несмотря на то, что в этих стихах есть моменты, сложные для нашего менталитета.

Были очень интересные колыбельные песни. В этом году появилась новая позиция – «сказки», и сказки пришли очень интересные. Например, «Шахзаде Сабах» –  «Принцесса Утро» Лилии Муратовой. Мне кажется, это сюжет очень новый для нас. Суть сказки – обыкновенный молодой человек, как впоследствии выясняется очень богатый, ищет утро, которое спрятал злодей. Язык великолепный, и эта сказка меня просто поразила своей многосюжетностью и возможностью, может быть, в дальнейшем к экранизации. 

Я недавно просматривала стихи 60-70-ых годов, и они в основном о красоте и загадочности для нас Черного моря. А вот сегодня у нас появилось новое стихотворение «Диалог с морем» Сеяре Кокче. В нем море – это наша часть. Понимаете, к этому нам надо было долго  идти, потому что мы выросли не в Крыму, вот мое поколение пятидесятилетних родилось и выросло в местах депортации, где для нас море – это просто загадочный или ассоциативный объект. А в «Диалоге с морем» это прочувствовано – я хочу говорить с морем, море это моя часть. В этом стихотворении и море говорит: «Я жду тебя, почему на моем берегу сидит столько разных людей, но не ты, не ты ко мне приходишь с вопросами».

Отмечу еще одно произведение «Джевиз тереги ве гулидан чечеги» – «Дерево грецкого ореха и цветок под названием гулида» Зеры Бекировой. Этот рассказ о том, как в 1800-ых годах, при первой аннексии, люди, уходя из Крыма, увезли с собой цветок и саженец дерева, посадили его в Румынии и из поколения в поколение старались сохранить этот цветок. К его последней хранительнице, которая была уже в возрасте, случайно попала в гости молодая крымская девушка. Хранительница цветка попросила ее выполнить завещание – этот цветок передать в Крым. И эта девушка смогла привезти цветок в Крым и посадить его у себя дома. Это очень символично – до сих пор во всех произведениях, написанных и у нас в Крыму, и в диаспоре, цепь эта никак не могла замкнуться, завершиться, не хватало какого-то звена. И мне кажется это произведение явилось тем звеном, замкнувшим цепь – что-то, что ушло из Крыма, смогло вернуться и пустить корни уже в Крыму, пройдя этот большой круг.  И мне кажется, это очень символично и даст Бог, что это будет началом полного и фундаментального возвращения в Крым.


Дивитись ще: