РАДИО

«Уровень крымскотатарской культуры зависит не только от крымскотатарских артистов». Хореограф Ремзие Баккал о жизни в танце

13 августа 2019, 06:00
Закрыть

Заир Баккал, Татьяна Иваневич,
QHA media

Многолетний художественный руководитель Государственного ансамбля песни и танца крымских татар «Хайтарма», хореограф Ремзие Баккал рассказала QHA media о том, как хранили и развивали традиции крымскотатарского танца в депортации и после возвращения в Крым, о своем первом танце и о национальной идее крымскотатарского народа.


Помните ли вы свой первый танец?

Я помню свое первое выступление на большой сцене. Академический русский театр  (Крымский академический русский драматический театр имени М.Горького в Симферополе — ред.) раньше был и крымскотатарским театром.

Мой папа Усеин Баккал поставил несколько танцев, цыганскую сюиту и дал мне в ней станцевать кусочек. Вот это был мой первый номер.

Я с таким темпераментом танцевала, были такие овации! Занавес уже закрыли, а меня все равно вывели на сцену кланяться. Я видела кинокартину “Последний табор”, видела, как танцевала и пела знаменитая тогда Ляля Черная, и все это я передала на сцене. Все говорили — как можно в четырнадцать лет так танцевать!

Я хотела равняться на выдающихся танцоров. Если бы не было депортации, я могла бы пойти заниматься (танцем, — ред.) со многими выдающимися мастерами.

Как удалось в условиях депортации сохранить крымскотатарский танец?

Благодаря многим нашим молодым кадрам, которые до войны работали в Ялтинском ансамбле, Симферопольском ансамбле. Это были Нусрет Шабанов, Аким Джемилев, Шевкет Мамутов, Рефат Челеби.

Вернувшись из армии после войны, они начали в самодеятельных маленьких кружках в деревнях собирать татарских детей и обучать всему тому, что они умели сами.  Стали ставить танцы “Чобан оюны”, “Хайтарма”. Они сохранили характер и стиль крымскотатарского танца, но придать новое, осовременить, не теряя колорита на фольклорной основе – этого они не смогли сделать. Потому что никому в депортации это не было нужно.

Ради сохранения нашего крымскотатарского искусства с большим трудом удалось создать ансамбль «Хайтарма»  (ансамбль был воссоздан в 1957 году в Ташкенте, Узбекистан — ред.). Но называть его ансамблем крымскотатарской песни и танца было запрещено, поэтому он назывался просто ансамбль “Хайтарма”. В этом ансамбле танцевали Селиме Челебиева, Аким Джемилев, Рефат Асанов, Шевкет Мамутов, Рефат Челеби. Они танцевали то, что выучили до войны – они сохранили эти танцы.

Биография

Хореограф Ремзие Баккал родилась в 1926 году в Симферополе. С восьми лет обучалась в балетной школе.  Ее отец Усеин Баккал — крымскотатарский хореограф, основоположник крымскотатарской танцевальной школы. В 1944 году семья была депортирована в Таджикистан. Ремзие более полувека прожила в депортации.

В Таджикистане артистка работала главным хореографом в ансамбле, который организовал ее отец Усеин Баккал, вскоре стала артисткой балета Таджикского  музыкального драмтеатра им. Лахути, где впоследствии также стала главным хореографом театра. 

В 1991 году Ремзие Баккал с семьей вернулась в Крым.

За свою профессиональную карьеру она подготовила 12 народных и заслуженных артистов Таджикистана, около 40 заслуженных артистов Крыма и Украины.

В начале 90-х работала главным балетмейстером крымскотатарского фольклорного ансамбля «Къырым», где поставила такие танцы, как «Крымские эскизы», «Четыре девушки», «Чобан хайтармасы».

В 1993 году Ремзие Баккал назначили художественным руководителем и главным балетмейстером ансамбля «Хайтарма» в Евпатории. С ее приходом у «Хайтармы» появился новый танцевальный репертуар. Ансамбль неоднократно выезжал за границу, участвовал в различных международных фестивалях и конкурсах.

Однако в июне 2016 года в Крыму крымские “власти”, отстранили ее от занимаемой должности, хотя сама Баккал просила позволить ей доработать до отмечавшегося в декабре 90-летнего юбилея и готовила новую программу.

Как возрождался танец после возвращения в Крым?

Возвращение в Крым для крымских татар было большой радостью. У нас не было ни костюмов, ни материальной помощи, ни места для занятий. Мы организовали ансамбль “Крым» (ансамбль был создан в Симферополе в 1990 г. — ред.) и приходилось каждый день искать место, чтобы заниматься. Мы никому не были нужны.

И все же мы сделали много. Были профессиональные танцоры, которые приехали из Ташкента, из ансамбля «Хайтарма», мы создали программу. Наше первое выступление было в Турции на международном фестивале. Ансамбль получил золотую медаль, танцуя наши прекрасные танцы: «Крымские эскизы», которые я поставила, «Хайтарма» и многие другие.

Какие времена сейчас переживает крымскотатарский танец? 

Искусство требует хороших специалистов, обученных артистов, хорошие костюмы, материальную поддержку и самое главное — хорошего руководителя, понимающего, профессионального руководителя ансамбля, режиссера театра. Тогда только и ансамбль, и театр возродятся и будут развиваться и расти.

У нас не хватает хороших балетмейстеров, не хватает профессиональных руководителей для ансамблей, режиссеров для театра. Надо создать большой культурный центр, собрать в нем специалистов и обсудить, что надо делать, чтобы ансамбли и театры были на высоком профессиональном уровне. 

Уровень крымскотатарской культуры зависит не только от крымскотатарских артистов, профессиональных балетмейстеров и руководителей. Он зависит от Министерства культуры, от людей, которые ведают этим искусством, которые должны знать, что делать, чтобы такие ансамбли и театры развивались и были на настоящем профессиональном уровне. Министр культуры должны видеть, чем занимаются и как преподносят крымскотатарское искусство, что у нас нового.

А этого нет. Вот есть два ансамбля «Крым» и «Хайтарма». Ансамбль это единая гамма, где полноценный оркестр 16 человек, полноценные танцоры — 24 человека, хор — 16 человек… Где это?! Этого нет. У нас есть четыре танцора в одном ансамбле, пять танцоров в другом ансамбле… Понимаете, это не ансамбли. 

И самое главное — мы должны сохранять наше искусство, наш замечательный красивый фольклор. Спасибо тем педагогам, которые ведут самодеятельность, они воспитывают наши молодые кадры, учат танцевать наших детей. Но этого мало. Искусство должно по-другому расти.

За свою историю крымские татары не раз были вынуждены покидать свою историческую родину. Нынешние времена не исключение. Что бы вы хотели сказать соплеменникам в Крыму и за его пределами?

Национальная идея крымских татар — это знать, что ты крымский татарин, знать прекрасно свой язык (обязательно, язык — это самое главное), обучать своих детей своему быту, своей религии, своей культуре. Эта идея и в том, чтобы наша родина Крым всегда была цветущей, чистой, чтобы небо было чистое, чтобы мы могли спокойно жить, чувствуя, что мы живем у себя на родине.