Аналитика

Последний край перед обрывом. Как россиян лишают возможности внутренней эмиграции и что из этого выйдет

16 августа 2019, 20:02
Закрыть

Ксения Кириллова,
для QHA media

Последние протестные акции в Москве продемонстрировали две достаточно новые для современной России тенденции: во-первых, крайнюю жестокость силовиков при разгоне митингов, и во-вторых, невиданную в прежние годы стойкость москвичей, считает журналистка Ксения Кириллова.

В материале для QHA media она рассказывает, как насилие силовиков смело последний рубеж психологической защиты россиян и почему репрессивная машина снова выйдет из этой истории победителем.


Последний рубеж


недопуск кандидатов стал символом радикальной смены правил игры

Поведение самих протестующих вполне объяснимо. По расчетам российских властей, недопуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму был столь незначительным событием, что не был способен породить серьезную протестную волну. Однако для россиян он стал не просто рядовым случаем произвола властей, а символом радикальной смены правил игры, с которой россияне уже не готовы были смириться.

Фото: Livejournal



СК считает, что всё законно.

С одной стороны, «смена правил» – это почти перманентное состояние России как минимум с 2014-го года. Именно тогда, на фоне военной мобилизации всего общества был по-настоящему запущен маховик репрессий в отношении самых обычных людей: продавщиц, домохозяек, пользователей социальных сетей, участников одиночных пикетов и т.д. С тех пор пространство привычной для российского большинства «стабильности» и «нормальной жизни» постоянно сужалось, а новые волны ограничения прав касались уже не только открытых оппозиционеров, но и дальнобойщиков, религиозных меньшинств, жителей московских пятиэтажек, подвергшихся реновации, граждан предпенсионного возраста и так далее.

К санкциям добавлялись «антисанкции», неугодные сайты блокировались, произвол силовиков усиливался в геометрической прогрессии, уровень жизни падал, международная обстановка накалялась, но россияне с упорством, достойным лучшего применения, «проглатывали» одно нововведение за другим, не решаясь протестовать. Еще в начале 2016 года я объясняла это явление психологической особенностью российского большинства, когда в случае очередной выходки российского правительства основной потребностью людей становится не желание изменить ситуацию, а необходимость получить объяснение, чего ради были принесены такие жертвы.

конформизм породил особый, иррациональный тип реагирования на агрессию властей – желание вернуть себе ощущение утраченного комфорта

Этот доведенный до почти самоубийственной стадии конформизм породил особый, иррациональный тип реагирования на агрессию властей – желание вернуть себе ощущение утраченного комфорта, чувства защищенности и стабильности любой ценой. Главным способом такого возвращения становится мало-мальски логичное объяснение того, что очередной удар по нормальной жизни того или иного человека был правильным, верным и предпринятым для его же блага. Вспомним, что даже уничтожение санкционных продуктов не вызвало сильного возмущения, и скорее породило лишь усиленную потребность в поиске объяснений. Вторым проявлением этого конформизма стало желание отмежеваться от репрессируемых групп, будь то крымские татары, Свидетели Иеговы, «либералы», сексуальные меньшинства или кто-то еще.

При помощи такой реакции даже россияне, не охваченные ура-патриотическим угаром, смогли смириться и «перестать замечать», что их государство шестой год ведет агрессивную войну на территории соседней страны и превратилось изгоя в международной политике, «токсичность» которого в некоторых странах так велика, что ведет уже не к мнимой, а к реальной русофобии. Люди смирились с падением доходов, уголовными делами за репосты, исчезновением доступных лекарств, постоянными экологическими катастрофами и почти ежедневным телеразмахиванием ядерной дубинкой. Локальная политика и решение местных вопросов, включая борьбу с коррупцией, стали своего рода «внутренней эмиграцией», последней иллюзией свободы, который оставался у активной части общества и давал людям ощущение, что они могут что-то делать и на что-то влиять.

Фото: Новая газета

насилие со стороны властей преодолело последний рубеж психологической защиты

В ответ же Кремль четко дал понять: игр в демократию больше не будет. Поведение избиркомов, а вслед за ним и силовиков показало, что последний островок мнимой «нормальной жизни» с минимальной свободой действий и выбора разрушен окончательно. Вместе с ним россияне утратили не только остатки свободы, но и столь вожделенное чувство внутреннего комфорта, ощущение, что «ничего страшного еще не случилось», что «все еще может быть, как раньше». «Не замечать» происходящее в условиях, когда к тебе применяют прямое насилие, уже не получается, равно как и искать объяснение необъяснимому. Насилие со стороны властей преодолело последний рубеж психологической защиты – разумеется, не у всех, но у довольно большой части активных людей. Не случайно российские эксперты отмечают:

«Теперь это не просто протест за то, чтобы какие-то выборы были честными, а это протест за то, чтобы я, гуляя по центру Москвы, не получил по голове дубинкой. Это протест за личную безопасность. А это очень сильно мобилизует людей, невероятно».


Война до победного конца


Тем временем выбранный властью тренд реагирования на народное недовольство, судя по всему, меняться уже не будет, и знаменует собой победу условной «партии войны». Так, известный российский аналитик и публицист Андрей Пионтковский приводит свидетельства «инсайдерских источников», заявляющих, что в России окончательно сформировалась «мобилизационная партия» под негласным руководством Николая Патрушева и Юрия Ковальчука.

«Мобилизационная партия видит огромную могучую реваншистскую советскую страну, которая полмира контролирует. А остальные полмира ее боятся», – откровенничает один из инсайдеров, Алексей Венедиктов.

По словам другого источника, Валерия Соловья, эта партия стремится окончательно одержать победу над Западом, в первую очередь путем прямой агрессии в сочетании с постоянным повышением ставок, блефом и ядерным шантажом, на фоне которого западные страны попросту дрогнут и капитулируют перед натиском Москвы. И, конечно, эта партия намерена полностью зачистить российское политическое пространство от любых проявлений оппозиционности.

Выводам Андрея Пионтковского вторят и российские военные аналитики. Так, постоянный автор близкого к Минобороны сайта «Военное обозрение» Валерий Каменев достаточно откровенно признается: как во внешней, так и во внутренней политике Кремль больше не собирается изображать миролюбивость, и репрессии в отношении российской оппозиции – это лишь отражение нового тренда в глобальной политике.

«После всего этого России нечего ждать от США: Трамп не вечен, «демократы» Байдена – Клинтон с Конгрессом и сегодня его успешно пережевывают. Но если договариваться с Вашингтоном больше не о чем, нет смысла терпеть дальше западный спецпроект «Навальный», закрывать глаза на его финансирование Западом. Провернулось колесо «большой игры» и меняется политика Москвы по отношению к США: Путин официально заявил, что Россия «больше не будет выступать с политическими инициативами». Трамповская Америка – недемократическая, поэтому тоже наши «демократы» больше не нужны, – считает Каменев.


Что дальше?


Тенденции на данный момент очевидны: «мобилизационная партия» продолжит свой агрессивный натиск на «внутренних и внешних» врагов, все более сужая для думающей части россиян возможности «внутренней эмиграции» в мнимо-либеральные локальные островки. При этом количество протестно настроенных россиян также будет увеличиваться: во-первых, из естественного желания отстоять хотя бы последний край перед обрывом – личную безопасность, а во-вторых, из-за растущих экономических проблем. 

«Партия войны» четко дала понять, что в противостоянии с Западом делает ставку на решимость в размахивании оружием и психологический напор, а не на экономическое состязание систем. Более того, судя по логике Патрушева и Ко, в нынешней системе координат и без того слабая экономика будет попросту игнорироваться, компенсируясь растущей милитаристской истерией.

Очевидно, что, учитывая мирный характер протестов, репрессивная машина выйдет из ситуации победителем. Похожие процессы можно было наблюдать в ходе несостоявшейся белорусской «Революции через социальные сети» 2011-го года: несмотря на масштабные акции протеста по всей стране, длившиеся почти год, репрессии сделали свое дело, вновь подавив народное недовольство на несколько лет. С другой стороны, уже упомянутый Валерий Соловей предрекает, что полноценной диктатуры в России не установится, а протестная активность повысится.

Фото: Ведомости

Усиление силовиков неизбежно приводит к усилению коррупционного произвола с их стороны, что может вынудить присоединиться к протесту самых разных людей совсем не либеральных взглядов, включая большую массу тех, кто ностальгирует сегодня по Советскому Союзу. 

В любом случае, россияне должны понимать, что отступать им в любом случае уже некуда. Россия неумолимо движется к катастрофе, в которую пытается увлечь весь мир, и обмануть себя иллюзией «малой свободы» в этой ситуации уже не получится.

Смотреть еще: