Обзор

Почему Россия — не империя даже после аннексии Крыма и что будет, когда Путин уйдет. Пересказ интервью Deutsche Welle с немецким историком Мартином Аустом

13 июня 2019, 18:30
Фото: artinews
Закрыть

Россия ― больше не империя. Об этом говорит Мартин Ауст — немецкий историк, профессор восточноевропейской истории в Боннском университете и автор книги “Тень Империи — Россия с 1991 года” в интервью с немецким изданием Deutsche Welle. В материале “Путинская Россия ― «не империя», несмотря на аннексию Крыма” идет речь об имперском наследии России, а также возможных сценариях событий, когда Владимир Путин в конечном итоге уйдет в отставку.

Мартин Ауст
Фото: DW

Россия «потеряла» ряд территорий в 1991 году, которые были частью царской России и Советского Союза, напоминает Мартин Ауст. Поэтому, по его мнению, она лишь сохраняет имперское наследие, но империей больше не является.

Историк считает, что поведение России на таких территориях как Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье отличается от ситуации с Крымом, и эти действия сложно назвать попытками российского правительства вернуть «потерянные» территории империи. По его словам, российское политическое руководство действует  моментально и импровизирует в каждом конкретном случае.

Однако, говоря об Украине, историк указывает на сильное стремление России с 1991 года держать ее как можно ближе к себе. Он напоминает, что большинство президентов Украины проводили политику, которая колебалась между Россией и Европой.

“Но этот период украинской политики определенно закончился в 2014 году. Линия разграничения, которую Украина сейчас проводит между собой и Россией, более выражена, чем когда-либо прежде. Таким образом, Путин фактически создал ситуацию, которой всегда боялись российские правительственные круги. Он потерял Украину навсегда”.

Однако потеряв Украину, Путин не смог консолидировать внутреннюю политику России, считает Ауст. По его словам, после первой годовщины аннексии в 2015 году, в России не наблюдалось особого патриотического энтузиазма по поводу «присоединения Крыма».

Что будет «после Путина»?

У Ауста три сценария на этот счет.

Согласно первому, от случая к случаю Российская Федерация продолжит аннексировать другие регионы. В этом контексте обсуждается судьба Беларуси. Каждый раз, когда страны проводят совместные учения и наблюдается военное присутствие России в стране, СМИ говорят о том что Беларусь ― следующий кандидат на присоединение к России.

Противоположный сценарий предполагает увеличение экономических проблем и нехватку ресурсов для ведения политики, а также усиление регионализма, который поставит под вопрос территориальную целостность Российской Федерации.

Еще один сценарий не связывает будущее России с территориальными вопросами, а состоит в попытках скорректировать политическую систему в России. В период после Путина Россию ожидает, прежде всего, конкуренция за власть, которую сложно себе представить.

“То, как группа из примерно 100 семей в кругу власти Путина найдет решение, в котором другой человек заменит Путина, для меня загадка”, — заключает историк.

Смотреть еще: