«Не могу молчать». Каждый месяц в России активисты Стратегии-18 выходят на улицы, требуя освободить украинских политзаключенных из российских тюрем | QHA media
ПО ПОЛОЧКАМ

«Не могу молчать». Каждый месяц в России активисты Стратегии-18 выходят на улицы, требуя освободить украинских политзаключенных из российских тюрем

20 августа 2019, 20:13
Закрыть
Степан ДавыдовQHA media

В воскресенье 18 августа на бессрочную акцию “Стратегия 18” в Москве на Арбате вышло 6 человек. Участники акции требовали освободить всех украинских политзаключенных, удерживаемых в России и оккупированном Крыму.

Об эволюции акции, проходящей 18 числа каждого месяца в различных городах России, включая Москву и Санкт-Петербург, QHA media рассказывают гражданская активистка из Москвы Полина Кузьмина и гражданская журналистка Ольга Вишневецкая, чьи фотографии последние два года расходятся по СМИ после каждой очередной акции “Стратегии 18”.

Гражданские активисты, вышедшие 18 августа на московский Арбат, держали в этот раз плакаты на русском и английском языках, которые призывали освободить удерживаемых в России украинских политзаключенных, в том числе Эдема Бекирова, Павла Гриба, Олега Сенцова и украинских моряков, захваченных в районе Керченского пролива.

В поддержку крымских татар, против аннексии

Опубліковано Konstantin Ershov Неділя, 18 серпня 2019 р.

Ольга Вишневецкая вспоминает, что изначально акция была направлена на поддержку крымских татар. Собственно, и название “Стратегия 18” возникло как напоминание о трагедии геноцида крымскотатарского народа, точкой отсчета которого стала дата депортации — 18 мая 1944 года. 

Ситуация, которая сейчас происходит с крымскими татарами, ужасна – их гнобят и преследуют, все, что применяется к ним – абсолютно незаконно. Мало того, что незаконной была сама аннексия, все что происходило после нее – это никак не вписывается даже в российское законодательство: хотят сломить сопротивление крымских татар, всячески запугивают их и их семьи, – говорит Вишневецкая.

Впоследствии, по мере того, как происходили другие события, связанные с ущемлением Россией прав и свобод граждан Украины, участники одиночных пикетов “Стратегии 18” начали отстаивать права и требовать освобождения всех украинских политзаключенных в России.

Например, благодаря пикетам «Стратегии 18» россияне имеют шанс узнать о том, что вынесенному российским судом приговору Павлу Грибу – 6 лет колонии – предшествовала череда злоключений, организованных российскими спецслужбами: 19-летнего юношу избивали в лесу, сутки держали прикованным без воды и еды, под угрозами и пытками выбивали показания.

Вишневецкая вспоминает, что поддержка “Стратегией 18” Олега Сенцова получила наибольший резонанс. Это случилось после того, как украинский режиссер объявил голодовку в колонии “Белый медведь” на Крайнем Севере.

Свободу 26 украинским морякам активисты “Стратегии 18” стали требовать сразу же после того, как стало известно об обстреле трех украинских кораблей превосходящими силами россиян в нейтральных водах за Керченским проливом и пленения экипажей артиллерийских катеров “Бердянск”, “Никополь” и буксира “Яны Капу”.

Полиция на акцию в минувшее воскресенье в Москве не реагировала. Похоже, просто не заметила активистов, по очереди стоящих на пешеходной зоне с плакатами, говорит Вишневецкая. 

Гражданская активистка Полина Кузьмина вспоминает о том, что раньше  полицейские нередко подходили к протестующим и снимали их на мобильные телефоны.

А например, у пикетчиков, которые выходят к администрации президента с требованием освободить Олега Сенцова и осуществить обмен «всех на всех» (украинских политзаключенных на российских) – часто проверяют документы, много проблем у них появляется. Сейчас задержан организатор этих пикетов, Константин Котов, в отношении него возбуждено уголовное дело, — говорит Кузьмина.


После московских протестов


Полина Кузьмина выходит на пикеты «Стратегии 18» начиная с 2017 года, но и до того принимала участие в акциях под общим названием «Крым – это Украина».

О том, как Крым вошел в состав России, я не могу молчать и не могу согласиться с этим вопиющим беззаконием – не только на российском, но и на международном уровне, – говорит Кузьмина.

Она признается: в первый раз выйти на улицу с плакатом ей было страшно, но постепенно адаптировалась. 

Раньше прохожие в Москве зачастую резко негативно реагировали на одиночные пикеты, призывающие к деоккупации Крыма, доходило и до нецензурной брани. Особо бдительные граждане могли вызвать к активистам наряд полиции. 

Но в последнее время, рассказывает Вишневецкая, прохожие относятся к участникам «Стратегии 18» более толерантно. Особенно это стало заметно после того, как в Москве прошла серия жестоких избиений бойцами Росгвардии и ОМОНа случайных прохожих и людей, которые мирными прогулками по городу решили поддержать независимых кандидатов на выборах в Мосгордуму.

Возможно, почувствовав на собственном опыте беспредел силовиков, беспредел власти, люди стали терпимее относиться к этой теме, потому что раньше прохожие очень нервно реагировали на фразу, что «Крым это Украина, Крым – исконная территория крымских татар», — говорит Вишневецкая.


Борцы с тишиной


Кроме Москвы, акции “Стратегии 18” регулярно проходят в Санкт-Петербурге. Но уже были прецеденты выхода людей на одиночные пикеты 18 числа и в других городах, например, в Уфе и Красноярске.

«Постепенно по России это движение идет – пусть пока малочисленное, но мне кажется, со временем все больше народу будет интересоваться», — считает Кузьмина. 

Небольшое количество участников акций не повергает активистов “Стратегии 18” в уныние. Они считают, что понемногу отношение общества к их одиночным пикетам и флешмобам меняется.

Наша цель – огласка. Чтобы в тишине и безмолвии эти политузники просто не погибли,

– отмечает Кузьмина.

В России должно поменяться сознание граждан, рассуждает она, чтобы люди могли массово воздействовать на свою власть… «Чтобы был не человек для государства, а все-таки государство – для человека».

Инициатор движения “Стратегия 18” – гражданская активистка Вера Лаврешина. На звонки и послания QHA media она на момент публикации материала не ответила.