История

Можно ли возрождение национальных ремесел превратить в бизнес? История медных дел мастера Рустема Дервиша

14 июня 2019, 20:00
Закрыть




Зера Небиева,
для QHA media

Бахчисарай, улица Островского, 14. Этот адрес стал точкой притяжения для всех крымских татар, ценящих свою историю и исконную культуру. Дом-музей, мастерская, этнокомплекс – как только не называют то, что создала семья Рустема Дервиша в сердце столицы крымских ханов. Сам Дервиш – медных дел мастер, из-под рук которого выходят по-настоящему национальные предметы быта, уверенно возрождает некогда утраченное народное ремесло. Его хобби уже понемногу граничит с прибыльным делом, которое, убежден мастер, рано или поздно станет стабильным бизнесом.

Вся жизнь Рустема Дервиша так или иначе была связана с металлом. Еще в школе он лелеял мечту стать жестянщиком. Профессия была не самой популярной, а потому необычное желание мальчика воспринималось родителями в штыки.

«Матери объявил: «Я хочу пойти в ПТУ на жестянщика учиться». Она была в ужасе, говорила, что там одни алкоголики и бандиты. Она всю жизнь мечтала, чтобы я был инженером. Без разницы, каким. Белая рубашка, галстук, портфель – мечта мамы».

В итоге Рустем Дервиш все-таки стал жестянщиком, как и хотел. Ему по сей день страстно нравится создавать из плоского листа металла что-то объемное. С нуля. Своими руками и парой инструментов. Но устроиться на работу по душе мастеру удалось не сразу.

Чем только Дервишу не приходилось заниматься, когда он в 1987 году 24-летним парнем переехал в Крым. В 90-х годах его семья держала скот, он умел доить корову, строил инкубаторы для цыплят и гусят. Собирал табак. Как-то даже организовал художественную самодеятельность и гастролировал с группой по Крыму. Женившись, начал ездить на заработки в Новороссийск – на стройку. Но однажды по счастливой случайности попал в жестяной цех, где в короткие сроки и освоил профессию жестянщика – как и мечтал когда-то.

Философия Рустема Дервиша проста: человек своими желаниями способен программировать жизнь.

«Если человек жалуется, что плохо живет, то он на самом деле будет плохо жить. А дай те же исходные данные нормальному человеку, который хочет хорошо жить, он ровно с этим же набором будет счастлив».

Дом мечты


Сначала Рустем с женой Алиме приезжали из Новороссийского в родной Крым раз в месяц. Заработав немного денег, ездили по Крыму. И чаще всего – в Бахчисарай.

Здесь они любили бродить по старинным улочкам, заглядывать во дворы, где еще сохранились старые крымскотатарские домики. Так и набрели на дом, ставший впоследствии Dervish Еvi (с крымскотатарского «Дом Дервиша»).

«Заглянули, дверь была открыта. Такой классный дворик был. Хозяйка нас пригласила войти, там была кофейня. Это был 2004 год. За 7 гривен можно было взять чашку кофе и два къурабье (национальное песочное печенье, — ред.). Утром приходишь, садишься у окошка пить кофе, красивые занавесочки, а за ними Ханский дворец».

Прошли годы. В Симферополе уже был построен дом для жизни, а для мастерской нужно было найти что-то особенное. Дервиш решил: мастерская обязательно должна быть в Бахчисарае.

У него была задумка: купить старый крымскотатарский дом и мастерить в нем джезве – турки для приготовления кофе. Однажды во время очередного визита в столицу Крымского ханства Дервишу сообщили, что продается как раз такой дом, который они ищут. Нетрудно представить радость Рустема, когда он обнаружил, что выставленный на продажу дом – это та самая кофейня, так полюбившаяся супругам.

«Я своим глазам не поверил. Он мне так нравился. Это было просто чудо, что именно в этот момент продавался именно этот дом. Мы к этому стремились, и оно так и получилось. И я его купил. От счастья даже торговаться не стал».

К счастью, предыдущие владельцы дома в нем не проживали, а обустроили под кофейню. Иначе ценное строение было бы безжалостно перестроено в соответствии с требованиями современного быта, а значит потеряло бы всякую самобытность и первозданность.

Превращать дом в обычную мастерскую семья Дервиш не стала – настолько он был особенным. Поэтому решили восстановить внутри традиционный для 19 века крымскотатарский интерьер.

Работа над внешним и внутренним видом Dervish Еvi продолжается и сейчас, ведь внимание уделяется не только интерьеру, но и коммуникациям, которые восстанавливаются по старинным технологиям: каменный очаг, печь, место для купания, водоотвод и т.п.

«Стандартный крымскотатарский дом, как правило, был двухэтажным. Второй этаж был больше, чем первый, опирался на такие подпорки. Оттуда, кстати, и пошло слово «теремок»: «тиремек» с крымскотатарского – «подпирать». И магъаз – цокольный этаж, грубо говоря. В нем и жили, и скотину держали, кто как использовал. То есть, первый этаж был для хозяйственных нужд, а на втором жили – там сухо, тепло, подальше от земли. Обязательно в доме было место вроде санузла – сув долабы (дословно – водяной шкаф). Занимал примерно столько же, сколько современная душевая кабина, чтобы можно было помыться. В каждом доме была канализация. Если сейчас покопать любой более менее сохранившийся крымскотатарский дом, мы увидим крытую каменную систему отвода воды. То есть, все чисто и красиво».

Все это притягивает посетителей, для которых проводятся интересные экскурсии. А главное, там нашлось место и для настоящей мастерской медника. Ее Рустем Дервиш тоже воссоздал по старинным фотографиям. Здесь он работает сам и учит других, проводя мастер-классы по изготовлению медной посуды. Так мастер добился того, к чему стремился практически всю жизнь.

Каждой семье – свой джезве


Рустем Дервиш не стал растрачивать свой талант на массовое производство. Его основная цель – возродить народное ремесло и вернуть в дома современных крымских татар настоящую качественную национальную посуду. Турки для приготовления кофе всевозможных размеров и видов, сковородки, подносы, вазочки, сааны для подачи чебуреков и многое другое делается по образцам тех предметов быта, которыми пользовались крымские татары. Дервиш воссоздает не только саму медную посуду, но и орнаменты, которыми ее украшали в старину и каждый из которых имеет свое сакральное значение.

Причем в своей работе он использует те же инструменты и приспособления, какими пользовались медники времен Крымского ханства.

Посуда от Рустема Дервиша на порядок дороже той, что можно найти в магазинах. И это вполне естественно, ведь в каждое свое творение маэстро вкладывает немало времени, сил, фантазии. На изготовление одного предмета в среднем уходит неделя. Делает на совесть, красиво, из качественного материала.

«Встретил школьную учительницу спустя 30 лет. Она спросила, чем занимаюсь. Ну, я вкратце рассказал. А она: «Надо же, все двоечники становятся успешными».

При этом Рустем Дервиш не считает свое дело бизнесом, ведь при таких трудозатратах отдачу трудно назвать прибылью, даже несмотря на относительную дороговизну.

«Как правило, если ты работаешь руками, ты на еду и одежду заработаешь. Но на строительство дома этим ремеслом не накопишь. Есть такая фраза: «Я ничего не накопил, но и долгов у меня нет». Это про меня. Потому что все руками и молотком».

Такой подход подтверждает главную и первоначальную цель – не заработать, а вернуть то, чего в свое время лишили крымских татар. То, что забрали и разрушили.

Нет и тех, кто хотел бы научиться, перенять опыт мастера. Те единицы, что приходят, заинтересованы в первую очередь в быстром заработке.

Учеников нет. Бизнес-модели тоже. Но прекращать начатое Рустем Дервиш не собирается. Более того, создатель Dervish Еvi убежден, что у этого дела есть перспектива и рано или поздно оно станет прибыльным.

«Да, мы к этому идем, и все этим и закончится. Все равно мы начнем этим зарабатывать. Потому что все, что красиво, людям нравится, и они будут это покупать», — уверяет мастер, не изменяя своей философии.

Смотреть еще: