История

Кудус и его любовь к чтению. О чем мечтали депортированные дети

09 августа 2019, 21:27
Закрыть

Ибраим Кайманчи,
для QHA media

Ко Дню коренных народов QHA media публикует материал из цикла «О чем мечтали депортированные дети».


Кудус Сулейман огълу родился 30 сентября 1930-го года в селе Чукъурча (ныне Луговое, микрорайон  Симферополя). 
Когда началась война, его отец Сулейман ушел на фронт. Домой он уже не вернулся. Дядя Амет, который воевал с ним, сказал семье, что Сулейман погиб за Крым, так и остался лежать под Акъмонаем (ныне Батальное Кировского района).
Кудус рос смышленым и находчивым мальчишкой. До войны дети ходили развлекаться в горы. Они брали своих собак и там охотились на зайцев.

Кудус рассказывает:

«Выскакивает заяц, собаки за зайцем, мы за собаками. Но зайцы-то прыткие, разве их догнать нашим дворнягам? Так ни разу ни одного зайца и не поймали.

Землянику собирали. Любили лежать на полянках лицом в небо. Иногда засыпали. Если кто-то из нас заснет, мы его оставляли и тихо убегали. 

Гуляли по пещерам, разглядывая наскальные рисунки первобытных людей. Их сейчас археологи изучают. Было много родников. Не меньше 25 источников впадали в Малый Салгир, который протекал через наше село. Купались в реке. 

В селе было несколько группировок мальчишек. Но мы не дрались между собой. Были очень дружными…»

Просторная школа в селе Кудуса когда-то была имением помещика. Учился Кудус хорошо. Не отличник, но твердый «хорошист». Ему нравилось учиться.

Война


«В 41-м, когда советские войска отступали, они сожгли все, не оставив жителям Чукурчи, как и везде в Крыму,  ничего съестного, ни килограмма зерна. Даже соломы. Собрав весь урожай у людей, сожгли на элеваторе. «Из нашего села было видно, как целый месяц горели элеваторы. Я уже в 4-й класс пошел тогда. Но мы не учились. Каждый день работали в колхозе», — вспоминает Кудус.

Когда Крым оккупировали немецкие войска, детям работать не разрешили. Сказали, что дети должны учиться. Однако при этом в здании школы поселили солдат, а для учебы детей приспособили бывший магазин. 

Но Кудус учиться уже не пошел: было голодно.

С появлением немецких войск колхоз стал общиной. Мать с сестрой работали – за труд давали тарелку супа и хлеб. За рабочими следил патруль. Мальчику запомнился такой момент: рабочий перерыв длился пять минут. Садиться было нельзя – люди должны были отдыхать стоя. 

Кудус вспоминает:

«Мы голодные, есть нечего. Я с мамой ходил за Къарасубазар (ныне Белогорск) – это где-то 55 километров от дома. Одежду отца, мамины платья мы меняли на картошку, на кукурузное зерно. Я сам ходил трижды. От дома тянул на себе арбу. 

В Къарасубазаре была кофейня-магазин, куда мы к вечеру добирались из дома. Ее хозяин нам позволял переночевать. Потом проходили еще 15 километров до соседнего села. Меняли одежду на продукты и на третий день возвращались домой. Этим спасались».

В 1944-м Крым заняли советские войска. Дом, в котором жила семья Кудуса, отобрали – в нем разместили военный штаб. 

Среди офицеров был казах, который перед депортацией каждый день хотел что-то сказать Кудусу, но никак не мог собраться. И вот в один из дней он подозвал Кудуса с сестрой и сказал: «Вам тут жить нельзя. Я вас вывезу из Крыма машиной. Дам вам адрес, посажу на поезд и отправлю в Казахстан, а там мои родственники вас встретят. Уезжайте из Крыма. Здесь опасно».

Дети рассказали маме. Но она ответила, что они будут там, где и весь народ. 

А дальше – стук в дверь утром 18 мая и 15 минут на сборы. Из дома ничего не брать. Только еды на неделю.

Всех крымских татар собрали на кладбище. Погрузили в машины и привезли на станцию Сарабуз. Перегрузили в вагоны. Почти сутки они сидели в вагоне. Поезд тронулся только на второй день.

Депортация


Семья Кудуса попала на Урал, в город Туринск.

«Всех выгрузили в клубе и отправили в баню. Мы ютились в коридорах и в зале кучками. На улицах никого не видно, как будто мертвый город. Оказывается, перед нашим приездом на заводе провели митинг. «Мы везем сюда людей. Но вообще – они не люди. Это звери с одним глазом. Не давайте им ни пить, ни есть, в дома не пускайте». Так людей напугали. Но это мы уже потом узнали, когда они нам сами рассказали», — говорит Кудус.

Подростки собирали в лесу для заводской столовой крапиву, щавель, грибы, хмель… Но через какое-то время Кудус решил уходить. Он сказал своему другу Якубу: «Слушай, нам дают 150 грамм хлеба и тарелку супа. Никакой пользы семье от нас нет».

Мальчики отправились в ближайшее село. Председатель села оказался неплохим человеком и нашел им работу. 

«Нам дали деревянные вилы, и мы месяц переворачивали сено, чтобы высохло. Нам давали по полтора кило гороховой муки в день. Как я обрадовался тогда: это и мне, и маме, и сестре, и братику хватит поесть! Потом картофель копали – «девять ведер колхозу – одно себе».  И я заработал бричку картошки, и Якуб тоже бричку», — рассказывает Кудус.

Так они прожили год. На второй год их перевели в Краснокамск, где жила семья дедушки. Но документы правильно не оформили, а значит возможности работать не было. И хлеб не давали. Целый месяц мать с сестрой не работали.

Кудус вспоминает:

«Мама покупала муку на рынке, жарила чебуреки, я продавал их и покупал отруби и картошку. Картошку отваривали, туда добавляли отруби и этим питались. 

Потом мама с сестрой начали работать. Им давали по 700 грамм  хлеба. Нам по 200. Дедушке с бабушкой по 400 грамм. А какой это был хлеб?! Одна булка весила три кило. Пальцем надавишь на него – дырка остается. Вода одним словом.

Мы 1900 грамм получали на семью – это чуть больше полбулки. Это на один раз поесть. Мы продавали этот хлеб. На вырученные деньги снова покупали картофель и отруби. Так мама нас спасла от голодной смерти. 

Люди умирали. Каждый день похороны. Потом дедушка умер, бабушка, тетя… В течение трех-четырех лет столько родственников похоронили. На кладбище в нормальных местах не давали могилы, Приходилось копать в болотах. 

На Урале я проработал на самых тяжелых работах, где люди больше двух лет не выдерживали. А мне приходилось. Я хорошо работал, даже рекорды делал».

Мечты


В конце 1956-го года Кудус переехал с семьей в Узбекистан, в Чирчик.

Здесь он закончил курсы и устроился на работу слесарем, а затем сварщиком. 32 года Кудус проработал механиком. А еще был рационализатором. 

27 лет его фотография провисела на доске почета. Его знали и уважали министры. Перенимать опыт к Кудусу приезжали даже из Ташкента. 

Откуда его знания? Из книг. Больше всего в жизни Кудус любит читать. В книгах он почерпнул не только тонкости своей профессии, но и силы для выживания в самых тяжелых условиях.

«Мечты… Если бы не война, то пошел бы учиться дальше.  Моей страстью стали книги. 

На Урале я записался в библиотеку. На комбинате была очень большая хорошая библиотека. Бывало по 12 часов работал в ночную смену. А после работы – в библиотеку до вечера. И потом снова на работу. Чтение не бросал. Книги мне много дали. Все мои рационализаторские способности я развивал тоже благодаря чтению. 

Я перечитал все исторические книги. И много других. Часть из них была не советскими. Это случилось до того, как однажды из библиотеки изъяли большое количество книг и сожгли…»

В книгах он почерпнул и жизненную философию.  Своих подчиненных Кудус воспитывал в честности.

«Я не терпел лжи. Лучше уходи, чем будешь врать, говорил я им. Любил свою работу. Любил свой завод».

Но и Крым всегда был в его сердце. Кудус был активным участником национального движения за возвращение в Крым. Не пропускал ни одного собрания активистов.

«Как только мы собирались, с аэродрома взлетал самолет, старый бомбардировщик, и кружился над нами до тех пор, пока мы не закончим, — рассказывает Кудус.

– А когда судили 11 активистов в Ташкенте, я ходил на суды. Как и сейчас крымские татары ходят на суды в Крыму. Ни одного не пропускал. В день вынесения приговора собралось около тысячи человек. Я взял с собой наших ребят с бригады, четверых крымских татар.

После вынесения приговора Айше Сеитмуратова, которая все координировала, сказала: «Давайте пойдем к Театру Навои. Там иностранцы. Пусть заграница нас увидит». Но мы не дошли. Нам перекрыли дорогу».

Домой


В 1953 году Кудус женился. Его супруга Мунире родилась в деревне Битак (ныне Пригородное Симферопольского района). Она была старше Кудуса на два года. 

Хотя они учились в одной школе, Кудус заприметил ее уже на Урале. Мунире работала на комбинате после окончания ремесленного училища. 

Вместе они прожили 42 года. 

Когда решили возвращаться в Крым, Мунире заболела. Кудус оставил завод, хотя руководство постоянно просило его вернуться и обещало предоставить сиделку. Но Кудус сам ухаживал за женой несколько лет. 

После смерти жены в 1995-м он еще три года проработал на заводе, пытаясь помочь восстановить производство. И только потом уехал в Крым. Больше в Чирчике его ничто не держало…

В Крыму Кудус не бросил труд. На своем участке он разбил виноградник и собственноручно в одиночку обрабатывает виноград. Ухаживает за огородом. В 84 года сам построил каменный забор, соорудил погреб с лифтом. Сам занимается ремонтом техники. Продает выращенное, и помогает внучатым племянникам. 

В свои 89 лет он не сидит сложа руки, ведь его жизненное  кредо: знания и труд.