Аналитика

Крым в преддверии «выборов». Уберут ли Аксенова? Повезет ли Константинову? И причем тут Владислав Сурков?

29 августа 2019, 08:02
Закрыть
Микола Карпенкодля QHA media

Пять лет во власти – срок одновременно значительный и короткий. В такой закрытой политической системе, как российская, полностью «отсидеть» каденцию в должности и получить продление, а то и повышение – это свидетельство успеха в умении вести игру по правилам (или – по понятиям). Но всему может прийти конец – и завершение очередного политического цикла – как раз время для обозначения вероятных кадровых перестановок в крымской «власти» после 8 сентября. Их характер зависит от нескольких факторов: в первую очередь – останется ли Сергей Аксенов во главе оккупационной вертикали, и если да – то насколько он сохранит самостоятельность в принятии решений? Информация из кулуаров рисует занятный пасьянс очередного тасования достаточно одиозной чиновничьей «колоды» Крыма.

Связанные одной аннексией



Итак, ответим сразу на ключевой вопрос – каковы шансы Сергея Аксенова еще пять лет возглавлять де-факто Крым? Если говорить о полной второй каденции – то загадывать рано, за такой период могут «и ишак, и падишах» изменить свой объективный статус. То, что политическая и карьерная судьба Аксенова зависит исключительно от воли Владимира Путина – также общеизвестно. И, несмотря на очевидную разницу статуса и класса этих личностей, между ними сложились определенные особые отношения.

Если Аксенов обязан всем Путину, то и Путин кое-чем обязан Аксенову…

Если Аксенов обязан всем Путину, то и Путин кое-чем обязан Аксенову, пусть даже это и относится к иррациональной сфере. Сама по себе идея отъема Крыма у Украины в феврале 2014 года стала таким себе эксклюзивным проектом, который имел одной из своих целей оставить имя Путина в учебниках истории. И – судя по информации российских СМИ – эта идея не вызывала однозначного одобрения у окружения президента РФ – играл фактор противостояния со всем миром, неизбежных санкций и т. д. И Путину необходимо было показать, что крымские элиты его идею поддерживают. Риск, на который пошел Аксенов, формально возглавив процесс аннексии и оккупации, был Путиным оценен. Была продемонстрирована личная верность и лояльность, что ценится в нынешней российской политической системе куда больше, чем профессиональные качества.

И Аксенов – вжился в роль руководителя. Путем проб и ошибок, кадровой чехарды и вопиющей некомпетентности, волюнтаризма и типичной «кадыровщины» в лайт-режиме, но соответствующий опыт за более чем пять лет им накоплен.

Владимир Путин и Сергей Аксенов
Фото: politnavigator

Формально для выдвижения Аксенова на второй срок все уже сделано – партия «Единая Россия» представила Путину его кандидатуру для наделения полномочиями, и хозяин Кремля должен будет определиться после подведения официальных итогов «выборов 8 сентября».

Фактически у действующего «главы» Крыма нет конкурентов – выдвиженцы других партий – откровенные статисты, и формальная подача Путиным трех кандидатур на выбор «депутатов Госсовета» будет откровенным спектаклем (как было и в 2014-м году, когда поданные представители не прошедших в «госсовет» КПРФ и «Справедливой России» просто взяли самоотвод). Шансы Аксенова быть поданным высоки.

Почему? Кроме личной симпатии Путина за события 2014-го, Аксенов действительно имеет очень ограниченную возможность для маневра. Кремль (Лубянка) его породили – они же могут его убрать и развеять память о нем на следующий день. Он – фигура полностью контролируемая и несамостоятельная, хотя и создавшая иллюзию таковой самостоятельности (о том, как это стало возможным – см. ниже). Он сумел заручиться поддержкой части «клана силовиков» в российской власти, неформально его покровителем называют министра обороны РФ Сергея Шойгу, ведомство которого уже сконцентрировало под своим контролем значительные площади земли и объектов в регионе. Такой заступник важен для Аксенова, однако влияние Шойгу на Путина ограничено.

Поэтому нельзя утверждать, что даже после представления и утверждения кандидатуры Аксенова (а в этом сомневаться не стоит), он снова будет «руководить» Крымом все пять лет. Во-первых, может накопиться критическая масса негатива, который будет представлен спецслужбами Путину и на основании его будет принято кадровое решение. Во-вторых, далеко не факт, что у какой-то из групп влияния в Кремле не найдется свой кандидат на ключевую позицию в Крыму. Наконец, Аксенов – свидетель, который очень много знает.

Но пока нынешний «глава» Крыма может с относительным оптимизмом думать о своих кадровых перспективах. И от его судьбы будет зависеть судьба осенней кадровой зачистки.


Кто может вылезти «из кустов»?



Но все же некоторую вероятность неожиданного решения Путина сбрасывать со счетов не стоит. Ведь в соцсетях, на интернет-порталах и телеграм-каналах уже неоднократно говорили, что «Аксенов всё». Якобы критическая масса негатива в глазах Путина давно созрела, просто не было подходящего повода и случая. И в этом отношении возникает закономерный вопрос – кто придет на смену и как это осуществить технически?

Наиболее логичным выходом для Путина в этой ситуации могло бы стать формальное повышение Аксенова сразу после «выборов»

Мы уже писали, что наиболее логичным выходом для Путина в этой ситуации могло бы стать формальное повышение Аксенова сразу после «выборов». Дескать, вы так прекрасно работаете, Сергей Валерьевич, что не можем не предложить вам более ответственный пост. Наиболее логичным в этом контексте выглядит вариант назначения Аксенова постоянным представителем президента РФ в Южном федеральном округе. Он объединяет значительную территорию, а уж как себя проявить на ней – зависит от назначенца. И главное – такой чиновник (как, впрочем, и «глава Крыма») увольняется в случае необходимости за пять минут. Так что Путин не теряет ничего, а Аксенов – все.

Можно рассмотреть и более экстравагантные варианты «трудоустройства» — например, послом в Сирию, и это только на первый взгляд покажется издевкой. Ведь путь еще куда-либо в мире для Аксенова практически закрыт, а с сирийским правительством у Крыма подписаны «договора» — вот и есть повод расширять сотрудничество.


Владимир Константинов.
Фото: Facebook

Однако, кто потенциально может прийти на смену? Если исходить из крымских кандидатур, самой вероятной на замену выглядит фигура «спикера госсовета» Владимира Константинова – политика куда менее яркого, чем Аксенов, но куда более осторожного.

О том, что высший пост в Крыму его давняя «голубая мечта» и «лебединая песня» — общеизвестно. Но уже почти как десять лет все не складывается. Константинов выгоден Москве в силу своей еще большей лояльности (он открыто называет Путина великим человеком) и подконтрольности, а также – как говорят – его согласии разделить должности «главы Крыма» и «председателя Совмина». То есть Константинов готов добровольно устраниться от влияния на вертикаль и учесть пожелания Кремля, особенно, если на «совмин» там захотят назначить некрымчанина.

Теоретический приход Константинова, конечно, «сотрясет» всю крымскую элиту и расставит акценты по-новому достаточно радикально.

Владислав Сурков
Фото: РИА Новости

Однако еще большее «сотрясение» ожидает чиновничьи кабинеты, если пост «главы» будет занят назначенцем из Москвы. И его вероятное имя и фамилия – Владислав Сурков, ныне – помощник Путина по Абхазии, Южной Осетии и Украине.

Собственно, версия с возможным десантированием Суркова в Крым связана с желанием Путина решить проблему чужими руками. Тем более, что Сурков и есть один из главных идеологов аннексии Крыма. Однако его идеологические тезисы относительно этой акции, как и информационное сопровождение агрессии против Украины за пять лет утратили свою актуальность, более того – во многом не оправдались. Для Путина фигура Суркова становится все более и более токсичной, потому что напоминает ему и о аннексии и ее последствиях, и о недостигнутых до сих пор планах в Украине.

Удалить соратника на работу в Крым – вариант, крайне выгодный лично президенту РФ. Этим шагом он как бы предлагает автору теоретической концепции аннексии на деле совершить реальный прорыв в Крыму, а в случае его провала, что вполне вероятно – отправить Суркова в отставку, и заменить его в Крыму совершенно лояльным человеком «с материка» — каким-нибудь очередным технократом.

Для усиления внешнего эффекта такого потенциального назначения экс-чиновника высшей лиги в регион может стать объединение Крыма с Севастополем, а при разделении позиций «главы» и председателя «совмина» — последнюю может занять нынешний «врио губернатора Севастополя» Михаил Развожаев. При таком сценарии развития событий круг контроля Кремля над крымской властью замкнется окончательно.    

Весну героев сменяет осень ветеранов



Спустимся на уровень ниже – насколько вероятны отставки среди «министров» и руководства «госсовета»?

Будем выходить из варианта, что Аксенов свой пост сохранит. Однако, это далеко не значит, что его «команда победителей» сохранится в неприкосновенности. В Москве недвусмысленно намекали все пять лет – фактор статуса «героев крымской весны» не является индульгенцией в случаях некомпетентности или коррупции (если в ней не принимают участия сами «федералы»). В общем-то, этим и объясняются постоянные отставки в «правительстве» Крыма – Кремлю совершенно не нужен имидж региона как центра коррупции и «распилов», хотя они и продолжают процветать, даже в проектах, патронируемых федеральными министерствами.

Этим и объясняются постоянные отставки в «правительстве» Крыма – Кремлю совершенно не нужен имидж региона как центра коррупции и «распилов»

Кто же может уйти или кого могут уйти осенью? Нынешний состав «совмина» сохранил в себе определенную группу «неприкосновенных», статус которых объясняется или ролью в событиях 2014 годах или личными отношениями с Аксеновым и некоторыми другими бенефициарами аннексии.

Среди «вице-премьеров» в зоне риска – руководитель «аппарата совмина», то есть всего документооборота и кадровой политики Лариса Опанасюк, главный идеолог крымской «власти» Дмитрий Полонский, и бывший участник «самообороны» Игорь Михайличенко.

Что касается первой чиновницы – то слухи о ее отставке ходят уже почти четыре года. В «минус» ей идет и очень долгий украинский период чиновничьей карьеры, и семейная драма в виде творческой деятельности ее дочерей – Анны и Марии – в Украине, а также – вовлеченности во все сомнительные кадровые и финансовые схемы в курируемых ею сферах – прежде всего, культуре, образовании и охране культурного наследия. От Ларисы Николаевны и ее стиля управления откровенно устали. Лояльность же Аксенову и старые связи «главы» с мужем Опанасюк – экс-судьей «Центрального районного суда Симферополя» еще по 90-м годам прошлого столетия уже стали притчей во языцех и используются для критики Аксенова. Слухи о якобы сборе достаточно внушительного досье на Опанасюк со стороны спецслужб стали дежурными. В ходе смены руководства Судакского историко-культурного заповедника два года назад Опанасюк чудом избежала привлечения к судебному разбирательству в качестве свидетеля (а может и в ином статусе). В итоге самым удобным выходом как для Аксенова, так и для спецслужб, Кремля и самой Опансюк является ее уход на пенсию по возрасту и «списание» всех претензий к ней по умолчанию. Менее вероятным является вариант перехода Опанасюк на синекуру – должность «уполномоченного по правам человека в Крыму». Которая не имеет ни аппаратного, ни политического веса. В «совмине» же место Опанасюк скорее всего могут занять либо нынешний «вице-премьер» Алла Пашкунова, либо – нынешний «зам» Опанасюк в «аппарате совмина» Константин Мозговой.

Дмитрий Полонский

Относительно Дмитрия Полонского главным недостатком также является его одиозный стиль управления и сосредоточение всех нитей управления в информационной и пропагандистской сферах, в том числе – в вопросах распределения финансов. Тот самый образ «независимого и самостоятельного руководителя, беспощадного к коррупции», который эксплуатирует Аксенов – это заслуга Полонского. Он тотально контролирует информпространство вокруг «главы» Крыма, ограждая его от любых альтернативных каналов информации. Именно поэтому на крымском ТВ есть «черные списки» запрещенных в эфире экспертов, обвиненных в недостаточной лояльности к Аксенову и чуть ли не в симпатиях к Украине. Самое веселое, что к таковым относят таких крымских ученых как супруги географы-политологи Киселевы, историки-философы-политологи Анатолий Филатов и ярый украинофоб Андрей Никифоров. Но – время Полонского исчерпалось само собой. Самый лучший выход для него – это переход на руководство государственным «медиа-холдингом», объединяющим телеканалы, печатные СМИ и интернет-порталы, выполняющие соответствующую пропагандистскую функцию. Ну, это если, конечно, к чиновнику не возникнут вопросы у правоохранительных органов и, если он не «перешел дорогу» интересам каких-либо групп влияния в Москве.

Что же до Игоря Михайличенко, то его пребывание в «совмине» было замещением «квоты самообороны», а его реальный вес был крайне формальным. Поэтому тихий уход на какую-то синекуру в госструктуру курортной или производственной отрасли будет вполне обоснованным. А вот координация работы с «силовыми» ведомствами, которой якобы занимался Михайличенко, явно либо перестанет быть актуальной в «совмине» вообще, либо ею станет заниматься назначенец из Москвы.

Среди «министров» в «зону риска» попадают руководители отраслей курортов и туризма Вадим Волченко, культуры Арина-Вера Новосельская, образования и науки Наталья Гончарова, промышленной политики Андрей Васюта, юстиции Олег Шаповалов.

Относительно первого – больше рациональных факторов: курортные сезоны под его руководством прорывными не стали, идет спад посещения туристов, а качество крымских курортов не меняется к лучшему. Более того, в свое время Волченко Аксенову по факту навязали – в том числе благодаря связям первого с телепропагандистом Дмитрием Киселевым. Так что Волченко для Аксенова – не свой, расстаться  с ним – проще простого.

И у каждого своя причина уходить.

А вот все остальные – либо личные друзья (как Васюта), либо – назначены еще в 2014 году, то есть – старожилы «совмина». И у каждого своя причина уходить. Васюта – слишком одиозен своими связями с Сергеем Воронковым, роль же его «министерства» крайне незначительна – промышленность Крыма в условиях санкций развивается исключительно на дотационном принципе, не факт что существование ведомства вообще останется в повестке дня.

Арина-Вера Новосельская.
Фото: Facebook

Арина-Вера Новосельская за пять с лишним лет накопила немало достаточно неоднозначных имиджевых конфликтов. Нельзя сказать, что она некомпетентна, но ее понимание сферы культуры как составной пропагандистской политики – мягко говоря, специфично и однообразно. Кроме того, авторитарный стиль руководства, который не терпит никаких возражений, устранение неугодных путем увольнений любой ценой уже стал слишком скандальным. Но Новосельская и сама устала от Крыма и его масштабов – бюджеты проектов имеют свои пределы, а аппетиты приходят во время известно чего. Ее особые отношения с Олегом Белавенцевым могут поспособствовать ее переезду в Москву – или на работу в профильное ведомство федерального уровня, или – в Министерство обороны, в соответствующее управление учреждениями культуры.

На ее место могут прийти два кандидата – либо директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин, либо директор Этнографического музея – Юрий Лаптев. Первый считается давним оппонентом Новосельской и держится на должности благодаря своим связям и поддержке из Москвы, второй – наоборот будет проводником именно традиций Новосельской.

«Министр» Гончарова, согласно кулуарной информации, банально исчерпала себя и реально не против уйти. А Олег Шаповалов был настолько незаметен все пять с лишним лет, но при этом – лично близок к Аксенову, что оптимизация его должности, как и всего «министерства» (вообще сложно определить чем конкретно оно занимается) – вполне вероятная перспектива. Особенностями всех кандидатов «на выход» является их вовлеченность в события «крымской весны», а их должности – были определенным вознаграждением за те действия и личную лояльность. Сейчас время «благодарностей» закончилось. Непонятна и судьба «министра» экологии и природных ресурсов Геннадия Нараева, который представляет КПРФ. Его присутствие в «правительстве» было компенсацией коммунистам за итоги «выборов в госсовет» 2014 года – когда они не попали в него в результате особенностей подсчета голосов, а не реального результата.   

К отставленным могут добавиться и «главы госкомитетов» по охране культурного наследия Сергей Ефимов и водному хозяйству Игорь Вайль. Первый – по причине полной профнепригодности, второй – по возрасту.


Константинов способен на демарш?



Что касается второго центра влияния в крымской «власти» — «госсовета», то там ситуация спокойнее. Перспективы остаться в кресле у «главы госсовета» исключительные. Потенциальный переход на должность «главы республики» станет для Константинова вершиной политической карьеры и однозначной победой над всеми конкурентами.

Но пока в его ведении «госсовет». И в нем есть что поменять. Если посмотреть на состав «списка «Единой России»», в нем произошли некоторые изменения. Мы уже писали об усилении «квоты Константинова» как таковой и общей безликости «квоты Аксенова» в нем. Но вот кадровые перемещения касаются несколько иной плоскости.

В первую очередь они связаны с кандидатурами «членов совета федерации» от «совмина» и «госсовета». Первую с высокой долей вероятности займет экс-«постпред президента РФ в Крыму» Олег Белаевенцев, таким образом «в никуда» уходит нынешний «сенатор» Ольга Ковитиди – но ее уже давно считают «списанным игроком». От «госсовета» сейчас «сенатором» работает еще один ветеран крымской политики Сергей Цеков, продление его полномочий и является смыслом его баллотирования сейчас. Но насколько это входит в планы Константинова? Зачем ему «не свой» человек в Москве?

Ефим Фикс

При этом, замена Цекову просматривается одна – и это нынешний «первый вице-спикер», еще один ветеран крымской политсцены Ефим Фикс. Сейчас Фикс де-факто руководит штабом «Единой России» на «выборах» 8 сентября. Благодаря прямой связке Константинова и Фикса с партийным  куратором, «депутатом госдумы» Константином Бахаревым – они имеют прямой канал общения с Москвой и потому могут пролоббировать свои вполне конкретные кадровые интересы.

Не в пользу Цекова говорит и явное снижение его политического влияния в целом. Оно очевидно: фактически «депутатами госсовета» после 8 сентября перестанут быть почти все участники так называемой «группы Цекова» из членов Русской общины Крыма – реально мандат, кроме Цекова, сохранят только Владимир Бобков и Наталья Лантух. Почти десять нынешних «депутатов» теряют свой статус. Так что – вполне реально, что у Цекова не будет необходимой в таком случае поддержки, а голос Аксенова в его защиту может и не быть услышанным, потому что «госсовет» — территория Константинова (тем более по партийной линии выборами занимаются именно его люди и участие Цекова номинальное). Учитывая возраст Сергея Павловича и сложившиеся обстоятельства, вероятность полного обновления «сенаторского» корпуса после 8 сентября можно считать реально высокой.

Возвращаясь же к потенциальным шансам Ефима Фикса стоит отметить, что «сенаторство» для него – это такая же мечта о завершении карьеры, как и пост «главы Крыма» для Константинова. Относительно же возраста – он вполне подходит к среднему возрасту членов верхней палаты российского парламента – он приближается к 70-ти годам. Так что – есть шанс, что в итоге для конкретного коллаборанта, «жизнь удалась».

В случае неудачи с «сенаторством» Фиксу гарантируют синекуру руководства «комитетом», скорее всего, по регламенту и организации работы «госсовета» — как раз должность для «непотопляемых». 

Внутри же «госсовета» сомнительными выглядят перспективы  двух «вице-спикеров» — нынешнего одновременно главы «комитета по образованию и науке» и руководителя «фракции «Единой России»» Владимира Бобкова и Эдипа Гафарова.

Первый явно взял на себя слишком большой груз ответственности – и не справился с ним. О явном личном кризисе деятеля говорит его низкое место в списке партии — № 16. И это говорит, скорее всего, о недвусмысленном указании «его места» в партийной иерархии. А так как список формировали Константинов и Фикс, то понятно, с чьей стороны это указание. Скорее всего, при сохранении Аксенова во главе «совмина», Бобков перейдет работать туда – в худшем случае «министром образования», в лучшем – «вице-премьером» по гуманитарной отрасли.

В случае Эдипа Гафарова само по себе сохранение депутатского мандата уже можно считать успехом, его должность «зама» Константинова была сугубо формальным следованием межнациональному «балансу», якобы соблюдаемому крымской «властью». Теперь необходимость в нем отпала – так что присутствие крымского татарина в числе «вице-спикеров» уже не так важно даже в формальном смысле, особенно – на фоне репрессий против активистов по национальному признаку. Практика же синекуры в этом отношении тоже может быть реальной – тот же «комитет» по межнациональным отношениям Гафарову вполне знаком, также можно быть и «депутатом на постоянной основе», то есть ничего не делая получать немаленькую зарплату.

Сохранение или оставление Сергеем Аксеновым должности «главы» оккупационной власти в Крыму не пройдет бесследно.
При сохранении Аксенов, оставшись сам, может потерять остатки своей «команды». А места в «совмине» займут российские либо партийные назначенцы из «квоты Константинова» (Бахарева-Фикса) – и таковые уже есть: стать «вице-премьерами» якобы не против «константиновцы» Николай Янаки и Игорь Аржанцев. При уходе же Аксенова – вся система разрушится сама.
Владимир Константинов, соблюдая исключительную осторожность, рискует меньше – его «аэродром» на Карла Маркса, 18 никто у него не отнимет.          

Смотреть еще: