ПО ПОЛОЧКАМ

Каково это встречать Ораза-байрам за решеткой? Вспоминают крымские политузники

04 июня 2019, 20:49
Закрыть

Записала Татьяна Иваневич,
QHA media

Один из самых важных праздников в исламе — Ораза-байрам — несколько десятков крымских мусульман вынуждены отмечать в тюрьме, куда они попали по политическим обвинениям.

В свое время за решеткой этот день провели заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз и житель села Новый мир Исмаил Рамазанов.

Они поделились с QHA media своими воспоминаниями.

Ахтем Чийгоз


В Симферопольском СИЗО трижды отметил Ораза-байрам – в 2015, 2016, 2017-ом годах

Первые два года мне удавалось принудить администрацию СИЗО, чтобы для заключенных приготовили плов. Однако, когда в СИЗО поменялся начальник, то с новым из Екатеринбурга (Сергеем Бережным – ред.), у нас случился конфликт на эту тему. На третий год плова уже не было.

Я также пытался несколько раз организовать совместный молебен хотя бы в какой-то комнате. Но в администрации СИЗО говорили, что «Чийгоз какие-то революции готовит, прикрываясь праздниками», и не позволили.

Для большинства этот день в плане внутренних распорядков не менялся. Если в этот день были суды или следственные действия, никто их не отменял и они проходили в обычном режиме.

Многие из нас держали пост в тюрьме. Я сам держал пост  — это тебя немного успокаивает, стабилизирует. Но это не мешало вызывать нас на допросы, на суды.

Едой в СИЗО мы в большинстве и не пользовались, потому что в нее добавляется комбижир. Перебивались на передачках. Из тюремной еды берешь хлеб и иногда давали квашенную капусту, которую еще можно было есть. Но в основном еда у них отвратительная. Мои сокамерники иногда ее брали, но кушать эти помои, конечно, было невозможно.

Родные и близкие старались под праздник сделать передачу получше. В день праздника молитву прочтешь, сделаешь себе кофе, если будет в передаче, фрукты какие-то съешь.

Я не хочу и краски сгущать, но и язык не поворачивается сказать про «ощущение праздника»… Просто прочтешь молитву и думаешь: «вот уже второй, уже третий праздник ты здесь…» Если удается связаться по телефону (у меня с ограничением на телефон было жестче, чем у у других), то это лишние эмоциональные нагрузки. Ведь в этот день ты раньше по родственникам ходил, приходили друзья — праздник проходил очень активно. А здесь в камере – ничего годами не меняется.

В день праздника ни родственников, ни друзей не пускали. В такие дни администрация СИЗО обычно пытается под любыми предлогами ограничить свидания.

Сегодня я отмечаю праздник в Киеве. К сожалению, попасть домой возможности пока нет.


Фото: Антон Наумлюк

Исмаил Рамазанов


Отмечал Ораза-байрам в Симферопольском СИЗО в 2018 году

Ораза-байрам я встретил в СИЗО в прошлом году — как раз находился там в июне. Начинал поститься во время месяца Рамадан вместе с другими политузниками: Рустемом Абильтаровым («первая бахчисарайская группа» «Хизб ут-Тахрир») и Эрнестом Аметовым («вторая бахчисарайская группа»).

Сам Ораза-байрам я встретил уже без них. Нас с Аметовым развели по разным камерам, а Абильтарова на тот момент уже этапировали в Ростов-на-Дону.

В моей камере были жуткие условия. Запомнилось, что с потолка постоянно капала вода. Потом мы узнали, что над нами находится туберкулезный диспансер, где находились заключенные с туберкулезом. Так мне запомнился тот день.

Родители мне периодически передавали еду. Правда тюремщки старались испортить еду, которую отправляли политузникам, чтобы она не доходила до нас в целостности. Но мы ее отмывали. Съедать приходилось быстро, чтобы не испортилась — холодильника там нет. Постились и питались всухомятку.

Свиданий на праздник тоже не было. Администрация СИЗО до сих пор противится, чтобы политузники имели возможность увидеться в этот день со своими близкими.

Администрация СИЗО не то чтобы разрешает или нет соблюдать пост или отмечать религиозные праздники — она просто не силах это запретить. Однако когда, например, нужно было сообщить время, администрация запрещала делать азан (призывать к обязательной молитве). У большинства мусульман в СИЗО нет часов, а значит, они не знают, когда можно провести разговение, совершить намаз. И тот заключенный, у которого есть возможность отслеживать время, призывает азан. Он поет так, чтобы другие узники его слышали. И они слышат.

Я две ночи начала месяца Рамадана пытался призывать к молитве, оповещать в своем корпусе тех, у кого не было часов. Но потом в администрации пригрозили: «если  вы не перестанете кричать, мы вас изолируем». Я пытался объяснить, что мы не кричим, что по исламу полагается сообщать время тем, кто не может за ним следить. До сих пор в СИЗО есть заключенные-мусульмане, которые призывают азан

В день, когда праздновали окончание месяца Рамадан, мы через окна перекрикивались со всеми политузниками. Напротив меня в соседнем корпусе обнаружились Узеир Абдуллаев и Бекир Дегерменджи — они находились тогда в лазарете. А в соседней со мной камере были Айдер Селединов (фигурант «первой симферопольской группы») и многодетный отец Сервер Зекерьяев (фигурант «второй бахчисарайской группы», у него 12 детей).

И вот мы периодически перекрикивались через окна. Хотя окнами их тяжело назвать. Их называют “решки” – там несколько слоев решетки, через которые даже свежий воздух нормально не проходит. Мы  говорили хорошие слова, слова поддержки, поздравляли друг друга. И я видел силуэты Абдуллаева и Дегерменджи.

Охранники, конечно, протестовали. Говорили: «перестаньте кричать, не то мы вас всех сейчас в подвал спустим».

Помню также, что дядя Женя Панов («дело диверсантов») находился на моем этаже. Он поздравлял нас с месяцем Рамадан. И Володя Балух тоже там недалеко сидел, но к нему мы докричаться не могли.

Я знаю, что и в этот Рамадан фигуранты «второй бахчисарайской группы» «Хизб ут-Тахрир» также постились.

Смотреть еще: