Итоги недели: пятилетие «крымнаша», постоянство санкций и вожделенное скифское золото

17 марта 2019, 10:28
Закрыть

Микола Карпенко

для QHA media

16 марта – конечно, крайне символическая дата для тех, кто живет или жил в Крыму и был участником событий пятилетней давности. Но не меньшее ее значение в разделении всей мировой политики на «до» и «после». Тем важнее сейчас оглянуться на происшедшее как можно спокойнее и без эмоциональной оценки событий. И станет ясно: многое из того, что казалось красочными обещаниями или реальными угрозами на самом деле было очень мастерским блефом. Крым сегодня – это реальная окраина и обочина, причем не только самой России де-факто, но и всего открытого мира.

Хотели как лучше?


Собственно, за эти дни уже сказано и будет сказано (в том числе и президентом РФ Владимиром Путиным 18 марта) немало.

Мы уже отмечали, что реляции крымских чиновников не стоят даже той самой бумаги, на которой они написаны и распечатаны услужливыми помощниками: даже если отбросить принципиальный тезис о незаконности аннексии и оккупации, очевидным из этих отчетов становится все та же реальность – Крым повис на шее российского бюджета и все инфраструктурные проекты реализованы исключительно благодаря Москве.

Вот потому и как никогда сильным в эти дни становится вполне себе фрейдистское желание переложить ответственность за оккупацию на кого-то другого. Дескать, Россию чуть ли не вынудили действовать именно таким образом, нарушая все мыслимые и немыслимые международные нормы.

Но всегда есть новые возможности для расширения горизонтов глупости и абсурда. В данном ключе и выступил в Симферополе 15 марта председатель Госдумы РФ Вячеслав Володин, относящийся к наиболее реакционной части российского истеблишмента. Он предложил взыскать компенсацию потерь Крыма… с Украины.

Цитируем: «Украина обошлась с Крымом очень и очень непорядочно: нарушены основополагающие права граждан, право на язык, право на образование на своем родном языке, разрушила экономику Крыма и Севастополя. Фактически аннексия. Проанализировать, посчитать, сколько потеряла экономика Крыма за счет вот той разрушительной политики Украины, которая здесь насаждалась, сколько потерял народ, какие права были нарушены, и через наши парламентские структуры, европейские структуры мы с вами возьмем и обяжем Украину компенсировать то, что потерял Крым за эти 25 лет».

К чему бы это? А к тому, что руководству России (а Володин вхож в круг ближайшего окружения Путина) очевидно – результаты аннексии ударили прежде всего по самой России в виде санкций, как персонального, так и секторального характера. Роста экономики РФ не наблюдается, о росте доходов граждан – тоже говорить не приходится. И – социологами это зафиксировано – даже меньше, чем за пятилетку, «крымский фактор» перестал играть для жителей России роль заменителя социальных благ и заработков. При таком положении дел – рейтинги власти неизбежно начинают падать, а среднестатистический «дорогой россиянин» задается вопросом – зачем нам нужен Крым? Ответ для власти будет явно неприятным.

А значит – и надо все трудности «свалить» на кого-то. На Украину – самое безболезненное, потому как благодаря российской пропаганде образ страны-соседа и так обезображен и демонизирован донельзя. Но идеи Володина, если задуматься над их смыслом – это просто глупости, обернутые в некие формы остроумия, которые конечно же, не имеют никакого значения ни для Украины, ни для мира. А вот для преступника типа Володина – это такая попытка оправдаться. И оправдываться они будут постоянно – ведь преступник всегда возвращается на место преступления.

Вердикт истории – очевиден


С очередной годовщиной аннексии связаны и новые санкции против России, которые были введены или расширены на днях странами ЕС, США и Канадой. Причем, касаются они уже не только самого факта аннексии, но и агрессии российских пограничников против украинских моряков в Керченском проливе в ноябре 2018 года. Объектами новых ограничений становятся люди из самого близкого круга Путина – главы «Роснефти» и «Газпрома» Игорь Сечин и Алексей Миллер, руководитель Росгвардии Виктор Золотов. Более того, Конгресс США принял закон, запрещающий признавать аннексию Крыма.

Отрицать, что это прямой сигнал высшему политическому руководству страны-агрессора – бессмысленно. Но нельзя не заметить и другого факта: в мировых столицах все еще надеются на возможность избежать реального сценария полного разрыва или сведения к минимуму контактов с РФ. Пока что еще играют роль совместные контракты, сотрудничество в ряде сфер и т. д. Но уровень взаимного понимания однозначно стремится к нулю. И это – качественный итог пяти лет после 2014 года.

В человеческом измерении итоги мрачного пятилетия также ясны – против несогласных с аннексией крымчан развернуты репрессии. На неделе Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепартамента США опубликовало Доклад, в котором проанализированы соответствующие показатели и в отношении оккупированного региона. В документе используются данные за период с 2014 по 2018 год включительно и говорится о 42 похищенных людях, причем 12 из которых так и не найдены до сих пор, один найден мертвым, а двое – официально задержаны. Также отмечается, что в практике силовых органов – избиения и пытки активистов, нет ясности со случаями смертей в симферопольском СИЗО весной 2018 года. Констатируются явные проблемы со свободой слова и реализацией оппозиционной деятельности.    

Эта информация является яркой иллюстрацией той политической реальности, которая царит сейчас в Крыму. И сама по себе она – однозначный приговор действиям России. Который будет произнесен и вынесен не сейчас, но обязательно будет вынесен. Потому что в мировой истории торжество зла – все же временное явление.

Век золота не видать


Начало рассмотрения нидерландским судом в Амстердаме апелляции ряда крымских музеев на решение о возвращении предметов коллекции скифского золота Украине – тоже подоспело к очередной годовщине самой причины этого судебного конфликта – аннексии Крыма.

С позиций международного права – все как бы очевидно и однозначно. Есть конвенция ЮНЕСКО, которая прописывает четко, что музейные экспонаты в случае наличия конфликта об их принадлежности должны быть возвращены той стране, откуда они были привезены. Исходя из этой формулы, которую признает и Украина, и Россия – все понятно.

Но крымские музейщики, вне всякого сомнения, направляемые руководством российского Минкульта, пытаются пойти от другого аргумента – музейная коллекция не может разрываться, то есть принадлежность экспонатов конкретному музею якобы первично.

На сегодняшний день, по словам министра юстиции Украины Павла Петренко, Украина готова усилить свою правовую позицию специальными экспертными заключениями по применению конвенции ЮНЕСКО профессора Франческо Франчиони и по международному публичному праву профессора Нико Шрейвера, в которых разъясняются соответствующие правовые нормы.

Конечно, сложно загадывать, как сложится это разбирательство – но нельзя забывать, что сегодня счет 1:0 в пользу Украины, решение первой инстанции предписывало передать ценности в музейный фонд Украины, частью которого они и не переставали быть (как, кстати, и все музейные ценности Крыма – до сих пор абсолютно законно принадлежат именно Украине).

В данном случае, как никогда актуальным остается комментарий, данный руководителем одного из российских музеев, а именно – Московского Кремля – Еленой Гагариной после первого судебного решения по «скифскому золоту» из Крыма.

Специалист тогда сказала: «Весь музейный фонд — это собственность государства, а не имущество отдельно взятого музея или иного учреждения культуры. В данном случае, когда предметы были вывезены с территории Украины и принадлежали Украине как государству, это решение представляется мне вполне обоснованным».

Конечно, вслед этим словам – по давней российской традиции – прозвучали проклятия и оскорбления.

Смотреть еще: