Аналитика

Фантомные обыски в Севастополе: кому выгодно повысить ставки в борьбе за власть

21 января 2019, 19:00
Закрыть

Микола Карпенко,
специально для QHA

На прошлой неделе в севастопольском политикуме и крымских телеграм-каналах обсуждались сообщения об обысках, которые якобы имели место в «администрации» Севастополя и были связаны с намеренным банкротством и незаконной хозяйственной деятельностью в предприятии «Севастопольский морской порт». Это хоть и крайне конспирологическая и частная, но показательная история для актуальной политической ситуации в городе-герое. Ставки в борьбе за власть и влияние становятся слишком высокими. А времени на их реализацию – все меньше.

Штрихи к общей картине


Сергей Елизаров
Фото: fedpress.ru


Дмитрий Овсянников

Итак, что же известно о последних событиях в Севастополе. Согласно сообщениям ряда телеграм-каналов (в основном, анонимного характера), 17 января представители «силовых структур» (якобы из «управления ФСБ по Крыму и Севастополю») провели выемку документов в «главном контрольном управлении администрации» Севастополя. Более того, руководил ею «глава» этого самого «контрольного управления», назначенец из Москвы Сергей Елизаров, в прошлом – сотрудник таких серьезных российских учреждений как Рособоронэкспорт и Счетная палата. Единственной реакцией оккупационного «правительства» Севастополя на вопросы о выемках 17 января стало заявление о том, что как раз именно Елизарова спецкомиссия по проверке доходов и имущества чиновников не так давно рекомендовала «губернатору» Севастополя Дмитрию Овсянникову уволить с занимаемой должности. Это объяснялось утратой доверия к Елизарову за сокрытие неких доходов и имущества в декларации за 2017 год. И вот ответом на эту рекомендацию и стали действия Елизарова, то ли просто сумевшего раздуть «информационную волну» с фейковыми сообщениями о выемках, то ли реально способного привлечь на свою сторону представителей «силовых структур» и инициировать выемки.

Согласно сообщениям ряда СМИ, скандал напрямую затрагивает интересы и реноме «губернатора» Севастополя Дмитрия Овсянникова, который, опять-таки по непроверенной информации, из-за сообщений о выемках был вынужден даже прервать свое участие в визите «российской делегации в Сирию» и спешно вернуться в Севастополь. Его спешность объяснили тем, что обвинения касаются якобы намеренного банкротства одного из крупнейших в прошлом предприятий города – «Севастопольского морского порта», которое играет заметную роль в хозяйственном и инфраструктурном контекстах. Итогом этой процедуры должна была стать приватизация предприятия в интересах определенных бизнес-структур. Схема осуществлялась якобы с ведома и даже с учетом интересов Овсянникова, что придавало ей соответствующий коррупционный оттенок. И вот Сергей Елизаров, облеченный полномочиями главного «контролера», и сумел «потянуть за ниточку», которая позволила развить сюжет с неподтвержденными выемками.

Что ж, очевидно, что слухов и непроверенной информации в этой конкретной истории слишком много. Но она очень ярко характеризует общее состояние власти в Севастополе: противостояние группировок достигает апогея и переходит в неприкрытую фазу борьбы на уничтожение. И «прицел» на Овсянникова в данном случае – не просто «звоночек», а реальный сигнал тревоги.

Между умными и красивыми



Сергею Меняйло
Фото: ksonline.ru
Борис Титов


Екатерина Алтабаева
Фото: sevzakon.ru

Собственно, в отличие от соседнего Крыма, Севастополь столкнулся с противостоянием в самых верхах севастопольской «власти» с начала оккупации. В апреле 2014-го «народный мэр» Алексей Чалый, который реально руководил городом немногим более месяца, неожиданно, но добровольно (насколько по собственной инициативе – теперь тоже вопрос) передал власть вице-адмиралу Сергею Меняйло. Чалый, попавший под санкции и реально получивший от этого ущерб в своем бизнесе, сообщил, что хочет заняться стратегией развития Севастополя. Он активно раздавал интервью, в которых рисовал заманчивые перспективы инфраструктурных преобразований, развития туристической сферы региона, создания в нем технопарков и высокотехнологического производства, элитного винодельческого комплекса. Но… Как говорили осведомленные источники, все эти планы Алексей Чалый хотел реализовать исключительно под собственным бизнес-патронатом, а также в интересах давних бизнес-партнеров, главным из которых СМИ называют владельца торговой марки шампанских вин «Абрау-Дюрсо» и уполномоченного по правам предпринимателей при президенте Путине Бориса Титова. Собственно, активность последнего по скупке заводов шампанских вин в Крыму – а в собственность Титова уже перешли «Новый Свет» в Судаке и «Золотая балка» под Севастополем – только доказывала: у российского чиновника и бизнесмена планы серьезные, и политический авторитет Чалого в городе-герое им должен только способствовать.

Но все эти планы разбивались о вполне себе прямолинейную политику реального градоначальника – «губернатора» Меняйло, перед которым стояла задача, прежде всего, укреплять Севастополь как военную базу Черноморского флота России и вооруженных сил РФ в целом. Более того, оккупационная элита Севастополя после весны 2014-го разделилась по принципу «свой-чужой», а точнее «бывший-новый». Старые представители управленческой элиты были масштабно «вычищены», а новые представляли собой конгломерат креатур Чалого (в основном, в «городском совете»), либо назначенцев из бывших офицеров флота и предприятия Минобороны РФ «Славянка», которым до аннексии Крыма руководил давний друг Меняйло – «постпред президента РФ в Крыму» Олег Белавенцев. Однако, «бывшие» сумели найти подход к “губернатору”: бывший министр обороны Украины Павел Лебедев хорошо знал Меняйло во время службы последнего на Черноморском флоте РФ, а посему контакт был налажен быстро. Как и дружба двух военных против «народного мэра» Чалого.

Именно в контексте этого противостояния и прошли «выборы 14 сентября» в 2014 году, на которых в «законодательное собрание» города было избрано 22 «единоросса» и 2 представителя ЛДПР. Однако большинство «депутатов» были членами так называемой «команды Чалого», что и обеспечило ему место «председателя заксобрания». Это открыло путь к прямому противостоянию Чалого и Меняйло.

Перечислять этапы их конфликта не имеет смысла. Достаточно отметить: прямолинейный и хамоватый военный, строго исполнявший роль «Топтыгина на воеводстве» и волю назначившего его Путина, столкнулся с привычной для севастопольского менталитета (и отличного даже от крымского менталитета) повадкой «местных» подчеркивать свою особенность, значимость, героизм, некую уникальную роль в жизни России, Крыма и Вселенной.

Именно набор популистских лозунгов про «легендарный Севастополь», который якобы пытаются разрушить «приезжие» и стал основой для критики работы «администрации» самим Чалым и подконтрольным ему большинством «заксобрания». При этом сам Чалый реально руководил городом всего полтора месяца, позиция «главы заксобрания» давала ему массу публичных ресурсов, но не отягощала никакой ответственностью. Плюс к этому — именно под контролем Чалого сконцентрировался немалый ресурс СМИ: от телекомпаний и интернет-порталов до тех самых телеграм-каналов, беспардонно распространявших (и распространяющих до сих пор) любую непроверенную и бранную информацию об оппонентах.

Однако, именно Чалому пришлось первым уйти «с ринга» — в марте 2016-го он добровольно подал в отставку, передав бразды правления «депутатами» своей заместительнице Екатерине Алтабаевой, также принадлежащей к «идейной» части севастопольской элиты. В конце июля 2016-го Путин принял решение и об отставке Меняйло, таким образом «обнулив» противостояние во «власти» города. И. о. «губернатора» был назначен замминистра экономразвития РФ Дмитрий Овсянников, слывший технократом и человеком, восприимчивым к инновациям. В политической элите города началась очередная «перетасовка».

Опрокинуть в море


Одной из главных политических побед Чалого в противостоянии с Меняйло было введение в действие «закона Севастополя», предполагавшего прямые всенародные выборы «губернатора». Эту процедуру Овсянников прошел на второй год своего назначения «и. о.» — в сентябре 2017-го.

Собственно, вот эти несколько месяцев были временем «медового месяца» между Чалым и Овсянниковым. Последний понимал, что выиграть «выборы» даже в условиях «муниципального фильтра» в чужой обстановке было бы крайне сложно. Вот потому и стал г-н Овсянников постоянным гостем на мероприятиях г-на Чалого и его партнеров (например, краснодарского бизнесмена Олега Николаева), и, казалось, что единство оккупационной власти восстановлено. «Выборы» в сентябре 2017-го принесли Овсянникову 71 % голосов и полную свободу действий. Что он практически сразу и продемонстрировал: в окружении «губернатора» посты ключевых замов заняли назначенцы с «материка», а представители «бывшей» элиты получили своего человека в высоких московских коридорах – Павел Лебедев стал членом правления Российского союза промышленников и предпринимателей, откуда и поступила рекомендация Овсянникову обратить внимание именно на эту группу интересов в Севастополе.

А дальше все покатилось по уже известному сценарию. «Заксобрание» стало сопротивляться любой инициативе «администрации», любая реконструкция, ремонт, строительство или реформа (а в Севастополе задумали провести сразу несколько – медицинскую, образовательную, транспортную) наталкивались на громкую, но достаточно пустую критику городских «депутатов», которые фактически выступали защитниками явно устаревших и неэффективных форм управления под предлогом защиты неких особых «традиций Севастополя».

С другой стороны, противостояние Чалого и теперь уже Овсянникова как нельзя лучше продемонстрировало, что переход на российские правила, стандарты и формы далеко не всегда приводит к ожидаемым результатам. Стало очевидным, что бюрократизация процесса и наличие различных регламентов, отчетности, постоянных проверок и достаточно громоздких форм документов делает сам процесс организации того же здравоохранения или образования не столько направленным на потребителя, сколько – на показатели. И это – обратная сторона оккупации и российских реалий, которые севастопольцы в массе своей просто не знали, а жизнь в РФ представляли себе по пропагандистской картинке из российского телевизора, причем телевизора досанкционного. Ясное дело, что как реформа медицинского обслуживания, так и образования натолкнулись на глухое сопротивление большинства «заксобрания», которое просто критикует, но альтернативы не предлагает.

Последними аккордами противостояния Чалого и Овсянникова стали приостановка по инициативе последнего реконструкции Матросского бульвара, которая велась по инициативе и за средства благотворительного фонда первого. Это стало «спусковым крючком» к сбору подписей под письмом к депутатам «заксобрания», в котором севастопольцы требовали объявить недоверие «губернатору» и поставить Путину вопрос о его отставке. Собственно, никакого другого варианта, кроме как воли «первого лица», в российском законодательстве не предусмотрено.

Однако для центральной власти РФ скандальный уход «губернатора-технократа» после такого же скандального ухода «губернатора-адмирала» — крайне негативный симптом. Получается, что Кремль не может контролировать ситуацию в общем-то небольшом, а главное – по идее – тотально лояльном регионе.

Плюс к этому в сентябре 2019-го в Севастополе пройдут «выборы в заксобрание», которые будут носить характер «последнего и решительного боя» для всех их участников. На сегодняшний день организация «Единой России» подконтрольна Овсянникову. Чалый якобы надеется на разрешение ему из Кремля вести своих сторонников по спискам «Партии Роста» и «Родины». И уж по итогам выборов должно будет сформироваться новое видение «севастопольской власти».

Нельзя сбрасывать со счетов в этой игре и интересов «бывших» во главе с Павлом Лебедевым. Не исключено что именно представитель этой группы (например, «депутат Госдумы РФ» Дмитрий Белик) и выступит «джокером» в непростом «раскладе». На минувшей неделе, кстати, апелляционный «суд» постановил вернуть в собственность Севастополя 6 гектаров земли в урочище Ласпи, выделенных компании Лебедева «Агат-А» под строительство пансионата еще аж в 2001 году. Как знать, быть может это и «звоночек», а может – «отступной» бизнесмена за решение других, более важных вопросов?

А потому неподтвержденные официально сообщения о выемках документов с намеком на коррупционные действия Дмитрия Овсянникова – это «первая пристрелка», которая явно имеет целью проверить, насколько на нее обратят внимание в Москве. Как говорят информированные севастопольцы, до сентября город ждут немалые потрясения и разоблачения. Политическая борьба в городе-герое у моря на фоне «мертвого штиля» в российской политической жизни претендует на звание самого экзотического процесса в новом году. Он позволит проанализировать, насколько жизнеспособными окажутся новые формы оккупационного управления.




Смотреть еще: