«Я не стремлюсь быть в рейтингах, я хочу открывать что-то новое в профессии». Александр Рудинский о профессии актера, популярности и безумии на пробах. ЧАСТЬ І | QHA media
Портрет

«Я не стремлюсь быть в рейтингах, я хочу открывать что-то новое в профессии». Александр Рудинский о профессии актера, популярности и безумии на пробах. ЧАСТЬ І

04 Серпня 2020, 19:00
Закрити
Игорь ЗайцевQHA

Александр Рудинский – украинский актер театра и кино. В его профессиональном арсенале работы разного калибра – от спектаклей по пьесам Уильяма Шекспира до экранных работ по современным украинским текстам. Картины с его участием номинировались на международные кинофестивали класса А, а сериал «Перші ластівки», в котором Александр сыграл одну из главных ролей, стал прорывом для украинского телевидения. В первой части интервью редакция «Кримські новини» пообщалась с Рудинским о выборе профессии, популярности и личных авторитетах.    

О выборе профессии и украинском языке


Александр, у вас есть ваше личное определение слову «актер»?

Недавно я отвечал для себя на этот вопрос. Актер – это человек, который грамотно и искушенно дурит людей, получая взамен удовольствие. Как-то так. Или можно так: актер – это человек, который грамотно и  искушенно дурит, а люди на это не обижаются. 

С чего все началось? Ваше увлечение этой специальностью.

Я жил в Николаеве. Я учился там в школе, она называется «Академия детского творчества». И в пятом классе у нас было распределение по факультетам. Я выбрал сценическое искусство. Мне всегда нравилось, когда реагировали на то, что я делаю. Вот у меня получилось что-то произнести, сделать, я услышал реакцию, о, класс, люди реагируют, значит интересно получилось. Наверное, еще из-за цвета волос мне всегда хотелось быть в центре внимания. Я и первый отгребал всегда. Даже если я был невиновен, я все равно отгребал, потому что рыжий (смеется). Замечали всегда меня. А потом я пошел в театральную студию, параллельно со школой. Это была школа при Николаевском академическом украинском театре драмы и музыкальной комедии. Три года учился там.

Там был какой-то специализированный набор?

Да, творческий конкурс, как при поступлении в театральный институт. Я осваивал там азы. Там были занятия по речи, танцу, вокалу, хореографии. В общем, я себя уже тогда чуть-чуть готовил к дальнейшему. Хотя, это такой был не особо осознанный возраст. Мне тогда было 15-16 лет.

Обучение там проходило на украинском языке?

Да, на украинском – «Академія пані Куліси» называется.

Значит проблем с переходом на украинский язык не было во время учебы в Киеве? 

Были. Мы там всегда общались на русском языке. На сцену учили на украинском, драматургия была украинская, но в жизни все на русском. Когда приехал в Киев, у меня были проблемы подолання цього бар’єру, були проблеми з мовним режимом. Я даже заваливал некоторые первоначальные пробы из-за этого. Я мог попасть в один очень хороший украинский фильм – «Коли падають дерева». Я очень рад, что на эту роль в итоге попал мой друг и одногруппник  – Евгений Григорьев. Он очень хорошо сделал свою работу. Я помню, что у меня были пробы на суржике. Помню, что сил у меня хватало одолеть этот образ, но вот с языком проблемы были. Я был не готов. Я не чувствовал себя комфортно, когда говорил на украинском языке. Сейчас таких проблем почти нет.  

Родители как-то повлияли на выбор профессии?

Нет. Мне никто не сопутствовал. Никто не направлял. Просто было мое желание. Мне никто не мешал, никогда не запрещали заниматься этим. Родители приходили, смотрели какие-то спектакли, в которых я участвовал. Я горел этим, они понимали, что это мой путь. В общем, я просто с большим удовольствием занимался тем, что мне действительно нравилось. Потом уже поступил в театральный университет Карпенко-Карого. Получилось с первого раза. Слава Богу.

Есть мнение, что у людей, которые выбирают актерскую профессию, есть «дефицит внимания» в жизни, который они пытаются перекрыть вот этой публичностью. Можете прокомментировать это со своей стороны?    

Нет. У меня никогда такого не было. У меня всегда была большая компания друзей в Николаеве, которая до сих пор сохранилась. Я всегда был начеку в этом отношении. Я и спортом занимался. Я человек-коммуникация.

 Я подходил к людям и спрашивал: «не желаете ли раков вареных?»


Не мешал спорт? Насколько я знаю, вы занимались силовыми и контактными видами спорта.

Нет, все хорошо было. Понимаете, в неделе семь дней, а за один день можно прожить 24 часа. Я учился в школе, где-то до 15 лет занимался бальными танцами, потом еще два года занимался смешанными единоборствами. Это совершенно разные круги общения. Но я как-то успевал и там, и там, и с друзьями общаться, и работать.

Кем работали?

Два лета арбузы продавал. С 12 до 15 лет у меня был свой бизнес. Я на набережной продавал вареные раки. Покупал их сырыми, варил, потом устраивал своих друзей, они работали тогда на меня (смеется). 

Продавали?

Не просто продавали. Они ходили вместе со мной по набережной и предлагали раки. Это тоже такой был актерский неосознанный тренинг. Я подходил к людям и спрашивал: «не желаете ли раков вареных? Есть по два пятьдесят, по три пятьдесят, по четыре пятьдесят. Можете оптом взять». Есть те, кто спокойно подходит и спрашивает, а есть те, кто не может себя перебороть. Я спокойно подходил и спрашивал.

Много зарабатывали?   

На то время я мог заработать двести гривень в день. Это были очень большие деньги для пацана в 13 лет.

Помните свой первый выход на сцену?

Это было в театральной студии. На сцене Николаевского музыкально-драматического театра. Прямо на большой сцене. Это была сказка детская. Она была в репертуаре театра. Этот спектакль был дипломным в театральной студии. Мы его играли какой-то сезон, а потом я уехал в Киев.

Из этой театральной студии кто-то еще выбрал актерскую профессию в качестве своего будущего?

Была еще одна девушка, которая поступала в Карпенко-Карого, но по итогу поступила в эстрадно-цирковое училище. Она сейчас тоже занимается театром. И друг мой один, но он не в актерскую профессию пошел, он  пишет музыку и снимает клипы. У него псевдоним Deltha Arthur. Он снимает клипы для Alyona Alyona, группы Kalush. И сам он рэп-исполнитель.

Вы сейчас также нервничаете перед выходом на сцену, как и тогда? Или появилась «закалка»?

Нет, я очень нервничаю перед спектаклями. Ну, не очень прям. Не до мандража, но я всегда волнуюсь перед спектаклями. Вот даже сейчас мы с вами общаемся, мне скоро идти на сцену, сегодня «Кайдашева сім’я» (у Національному академічному драматичному театрі імені Івана Франкаприм. ред), и я думаю – «волнуюсь или нет?», и понимаю, что волнуюсь. Этот тик, который есть… третий звонок, музыка начинается на сцене, я переживаю очень. Переживаю, пока не скажу первое слово, а потом нормально. Иногда бывает, что вначале спектакля «щупаешь» зал: реакции, подачи. Нормальная подача или слабее? Сильнее? Активнее?

Какой это характер страха? Боязнь глупо выглядеть на сцене? Боязнь забыть текст? Что это? Можете описать, пожалуйста?

Нет-нет, я такого никогда не боюсь и не боялся. Во-первых, когда я был студентом, у меня был блокнот, в котором я писал чрезмерно пафосные свои  высказывания и цитаты. Свой устав, которого я должен был придерживаться. Я в поезде часто ездил «Николаев-Киев». Писал с умным выражением лица, как настоящий творческий человек (смеется). У меня там была такая запись: «Ты никогда не должен стесняться быть некрасивым». Я не могу стесняться того, что я толстый или худой в кадре или на сцене. Я этим гордиться должен. В работе ты можешь быть любым. Я недавно понял, что у меня есть комплекс – в жизни я никогда не станцую и не спою. А в театре или в кино – легко. Я не переживаю, что меня как-то не так оценят. По поводу страха… наверное, он… наверное, это ответственность. Актер не находится на сцене один. Ты отвечаешь не только за себя. И еще хочется быть услышанным. Ты же выходишь на сцену, чтобы у тебя случился спектакль… наверное, вы сейчас меня начнете копать – «что значит случился спектакль?» (смеется).

Нет, не буду (смеется). Недавно издание «Главком» опубликовало рейтинг – «ТОП 20 молодых актеров Украины», в котором есть вы. Предполагали ли вы себе, уезжая из Николаева в 2014 году, что в 2020-м будет уже такой результат?

Я… чувак, который… в общем, в этом деле я всегда хочу быть максималистом. Один из моих мастеров в университете, Андрей Николаевич Саминин, подошел ко мне и сказал: «Саша, зачем заниматься профессией? Надо быть максималистом». А максималист всегда хочет быть чемпионом. Я не стремлюсь быть в рейтингах,  я стремлюсь открывать что-то новое в этой профессии – для себя и для людей. Думал ли я об успехе, когда приезжал в Киев? Наверное, нет. Я просто осознанно приехал, поступил, я готов был батрачить, готов был посвятить себя всего этой профессии.

Вам не кажется, что в этом сказывается ваше спортивное прошлое?

Да, конечно. У меня в одном интервью спрашивали – «присуща ли вам, либо в вашей профессии, черная зависть?». Я не знаю, что такое черная зависть и не хочу к ней прикасаться. Но я считаю, что конкуренция должна быть. Здравая конкуренция. У тебя всегда должен быть человек, у которого ты сможешь учиться. Должен быть ряд лиц, на которых ты должен равняться, что ты должен быть на таком уровне, стремиться туда. Я когда учился в университете, мне очень нравилось наблюдать за работами Владислава Писаренко (украинский актер театра и киноприм. ред.). Он был на пятом курсе, а я на первом. У одного мастера – Дмитрия Михайловича Богомазова (украинский театральный режиссер, народный артист Украины, заслуженный деятель искусств Украиныприм. ред.). Я приходил на спектакли к Писаренко, потому что я понять не мог, как он работает. Я так хотел играть, как он. Спустя время мы с ним были задействованы в одних проектах и сейчас мы с ним близкие друзья.

Вы случайно попали в мастерскую Дмитрия Богомазова? Это не было целью?

Абсолютно случайно. Я не знал кто это, пока не поступил (смеется).

У вас есть какие-то авторитеты в актерской профессии?

Мне очень нравился в университете Иван Шаран (украинский актер театра и киноприм. ред.). Мне очень нравилось его поведение по отношению к этой профессии. Я сейчас даже говорю не про сцену и не про результат. А вот именно поведение по отношению к профессии. Еще Олег Коркушко (украинский актер театра и киноприм. ред.). Я сейчас говорю про ребят из университета, которые были старше меня, а если из авторитетов мировых – Евгений Миронов (российский актер театра и киноприм. ред.). Это человек, который… такое ощущение, что он жил со мной в комнате всю студенческую жизнь, но он об этом не знал (смеется).

Он был авторитетом еще в Николаеве? Или уже стал им в Киеве? 

С Николаева. Я просто как-то посмотрел сериал на восемь серий – «Апостол», где он играет двух персонажей, двух братьев. И я понял, что это за профессия, я понял, какой может быть эта профессия. Еще Леонардо Ди Каприо, Хоакин Феникс и открыл для себя на карантине Венсана Касселя. Посмотрел с ним много фильмов и понял, что это абсолютно мой артист. Больше всего с ним понравился фильм «Ненависть» и я понял, что если бы такая картина снималась в Украине, то его роль играл бы точно я (смеется). Потому что эту стихию улицы люди бы изображали. Надо быть этим уличным пацаном, чтобы такое сыграть.

О сериале «Перші ластівки» и популярности


Помните свой самый безумный поступок на кинопробах?

Очень люблю пробы. Могу делать все, особенно если хороший текст. Я снимался в проекте НВО, в Польше. Сериал Wataha. На тот момент я был задействован в проекте «Родина Бунь», фильм снимался ко Дню Независимости Украины. Это был мой второй курс, я был абсолютный дилетант тогда. В общем, прилетел агент из Польши, звонит и говорит: «Саша, я в Киеве, хочу встретиться». А у меня смена в «Родині Бунь», все сцены со мной. Меня там по сюжету избивают, я весь в крови, в гриме. И агент польский говорит, что надо встретиться, пообщаться, потому что он скоро уезжает. В общем, меня режиссер отпустил. Специально из-за меня группу увели на обед, вся группа ждала, пока я съезжу на пробы. Меня отвез быстренько водитель. Я приезжаю на пробы, а текста нет. Пробы проходили в клубе в центре города. Я сажусь за стол в костюме этого персонажа из «Родини Бунь». Все лицо в крови. И мне говорят: «устраивай дебош». Ну все, это моя стихия, что мне там устраивать дебош (смеется). Я начал там такое чудить. Столы переворачивал, стулья бросал. Кричал. У меня там просто сцена есть в сериале, когда я бутылки по стриптизершам бросаю. Прошел пробы (смеется). И плюс пробы на «Коли падають дерева». Я в париках женских приходил, в топиках женских. Это была маска персонажа.   

Что готовы сделать для роли? Как далеко зайти?

Не знаю. Все могу. Состричь волосы в кадре. Та все сделал бы, если это надо. Единственное, с оголенными сценами проблемка, так как я женат. Хотя мне Мария говорит, «если к тебе девочки приставать не будут, то как хочешь» (смеется).

Ваша жена тоже актриса (Мария Заныборщ – украинская актриса театра и киноприм. ред.). Несмотря на понимание механизма актерской профессии, у вас в семье все равно есть эта проблема?

Я не скажу, что это проблема. Просто это… любому человеку неприятно смотреть, когда твой человек проявляет условную, но симпатию. Я не знаю, как это описать словами. Просто это ощущение есть.

Была ли у вас на данный момент роль в карьере, работая над которой вы поняли – «пристегнись, начинаются американские горки»? В плане интуиции успеха. 

В театре это – «Двенадцатая ночь». Это моя отдушина театральная. Я мечтаю, чтобы я играл в ряде спектаклей такого уровня. Нам такой подарок сделали мастера. Такого подарка ни у кого не было. Ребята, студенты третьего курса, получили «Киевскую пектораль» (ежегодная украинская премия в области театрального искусстваприм. ред.). Даже дело не в премиях. Дело в этом ощущении… нам дали все козыря, какие мы только могли иметь в этой профессии. Все козыря нам открыли, нам показали все. Мы ликовали. Для нас каждый спектакль – был разрыв, стихия. Мы ждем, гримируемся. В общем, это была стопроцентная актерская профессия. А в кино – «Перші ластівки». Это проект, который очень много кто посмотрел, как из авторитетных, так и из обычных людей. Авторитетных в плане актерской профессии. Авторитетных для меня. И обычные люди, что для меня не менее важно.

Сильно жизнь поменялась до и после этого проекта?

Она не сильно поменялась. Просто открылись новые входные двери. Эта роль показала мне, что такое популярность. Определенная популярность. Первые месяцы после выхода сериала меня каждый день узнавали на улицах. Я выходил из театра на обед, постоянно подходили люди. Я с женой, с Марией, в торговый центр иду – подходят люди. Везде. На улице. Под театром люди ждали после спектаклей. Тысячи сообщений в соцсетях.   

Был какой-то самый неординарный, самый запоминающийся случай, связанный с вашей узнаваемостью?

Был случай… я захожу в театр. В тот день был не мой спектакль, я просто пришел в театр. Я иду по коридору, ко мне подходит девочка, смотрит на меня и начинает плакать. Плачет и не может остановиться.

Чем все кончилось?

Я с ней просто побыл немного, мы с ней сфотографировались. Она успокоилась, и мы с ней пошли на спектакль. О, еще забыл рассказать одну историю. Есть парень, фанат сериала, который сделал себе татуировку на руке – «Перші ластівки». Самое интересное, что это парень из Санкт-Петербурга. 

Вы довольны художественной составляющей сериала «Перші ластівки»?

Да. Доволен. Конечно. Я не думаю сейчас даже про художественную ценность, я думаю про эмоции, которые люди получили. Я считаю, что кино не нужно, если при просмотре ты не испытываешь эмоций. Оно тогда не работает. Выключить его тогда нафиг надо (смеется).

Насколько я знаю, сейчас проходят съемки второго сезона. Можете немного рассказать об этом?

Во втором сезоне будет совершенно другая история, но актерский ансамбль практически остался неизменным. В связи с этим и есть сложность. Новые персонажи, надо привыкнуть к ним, надо сделать так, чтобы они были совсем противоположные первому сезону. Надо искать отличительные черты во внешних образах. Эти персонажи совсем по-другому мыслят, рассуждают, смотрят, говорят. В этом есть некоторая трудность, но это интересно. Мне лично второй сезон с драматургической стороны более интересен. Особенно детективная линия, которая там есть. Плюс ко всему будут задействованы очень маститые украинские актеры: Ада Николаевна Роговцева, Виталий Салий, Роман Ясиновский

Чего вы ждете от украинского кино?

Я очень верю в украинское кино. Мне очень нравится то, что сейчас происходит. И в кино, и в сериалах. Мне кажется, что движется что-то максимально стоящее. Я вообще такой парень, который верит в светлое будущее. Я верю в молодое поколение. Лично мне хочется больше сложных и интересных материалов. Только с таким материалом актер может проявить свой потенциал. Ну, и кино тогда будет толковым. Еще я бы очень хотел, чтобы украинских актеров знали больше. И людей, которые остаются за кадром. Тех, кто создает кино. Это очень важно.

Дивитись ще: