ТОП-30 самых влиятельных в оккупированном Крыму. Часть II | QHA media
Аналітика

ТОП-30 самых влиятельных в оккупированном Крыму. Часть II

22 Липня 2020, 20:00
Закрити
Микола Карпенкодля QHA media

Жизнь в эпоху коронавируса несколько изменила ритмы и скорости всего человечества. Традиционная летняя пауза в активной политической жизни, похоже, в этом году не будет актуальной для мира, Украины, России и Крыма. Впрочем, мы решили подвести некоторую черту и снова составить наш рейтинг самых влиятельных людей Крыма, который «Крымские новости» впервые представили более полутора лет назад.

Скажем сразу, в перечне появились новые лица, а те, кто были в первой версии, заметно изменили свое положение. И это отражает те тенденции, которые становятся все более актуальными для региона – утрата самостоятельности в принятии решений, все большая встроенность в политическую и экономическую систему государства-агрессора. Что ж, крымская «элита» в 2014-м не могла не отдавать себе отчета, какие действия она совершает, а если и не отдавала – ответственности с нее это не снимает нисколько. Собственно, наш ТОП-30 – это и главные виновники, и главные бенефициары, и главные внешние выгодополучатели аннексии-2014. Их имена полезно помнить всем – и самим крымчанам, и Украине, и мировому сообществу.

Первую часть нашего рейтинга самых влиятельных
в оккупированном Крыму читайте здесь.

В ответе за «непотопляемый авианосец»


И. Осипов

19. Игорь Осипов

Биография назначенного в мае 2019 года командующим Черноморским флотом РФ Игоря Осипова изобилует ответственными должностями – от руководства базой Балтийского флота и Каспийской флотилией до заместительства во всем генштабе ВС РФ. И вот теперь – фактический контроль над принципиальным в геополитическом, но достаточно сомнительным в сугубо военном смысле Черноморским флотом, который сейчас должен демонстрировать для стран НАТО «витрину достижений» российской оборонной системы. Вице-адмирал Осипов – не публичен, но его влияние – не просто человека, поставленного Москвой. Это воскрешение роли флота как такового в советские времена: любая потребность военного соединения ставилась априори выше любой гуманитарной или даже производственной потребности. А посему звонок командующего ЧФ РФ или его подчиненного от его имени в любой кабинет Крыма – это, по сути, передача принятого уже решения без обсуждений, «так надо». А под этим может скрываться что угодно: и отвод все новых и новых земельных участков, и ликвидация микрорайонов жилой застройки для постройки новых военных городков, баз или площадок. И именно ЧФ РФ как главная военная сила в Крыму сейчас все чаще фигурирует в этих схемах. Кроме того именно Осипову выпала сейчас крайне важная политическая задача – он отвечает в случае какого-либо «часа Х» за военную безопасность оккупированного региона.              

И землей, и имуществом


А. Анюхина и Е. Добрыня

20-21. Анна Анюхина/Евгения Добрыня

Специфика системы российской администрации позволяет определить приоритеты того или иного региона – в Крыму в 2014 году появилось «министерство земельных и имущественных отношений», основанное на слиянии отдельных, в целом вполне компактных Фонда госимущества и Рескома земельных ресурсов, существовавших до оккупации. Та же метаморфоза произошла и в крымском «парламенте» где был создан такой же «комитет». Возглавили же их с лета 2015-го и осени 2014-го наши героини соответственно. В пятилетку 2014-2019 годов родственница Сергея Аксенова (родная сестра его жены) Евгения Добрыня, являющаяся «председателем комитета госсовета по земельным и имущественным отношениям», считалась куда более влиятельной. Сейчас же в этом тандеме тон, скорее, задает Анна Анюхина, в июне этого года повышенная до «вице-премьерства» по земельной и имущественной сфере. И такое повышение Анюхиной произошло благодаря ее профессиональным качествам, пониманию сферы земельных отношений и наличию соответствующего опыта работы в ней. Добрыня же – просто временщица и назначенка на лакомый кусок, соблюдающая интересы своего патрона Аксенова. Кстати, этот тандем, работа которого состоит в том, что Добрыня планирует что и кому перейдет из госсобственности в собственность частную, а Анюхина это все распределяет в реальности, показывает во многом и соотношение в нынешней чиновничьей иерархии Крыма как такового. Добрыня может много чего хотеть, но дальше деклараций это не идет, а близкая к Владимиру Константинову (если судить по ее трудовой биографии) Анюхина всегда может обоснованно остановить какое-то скандальное или сомнительное решение. То есть всякие демагоги могут фантазировать или хотеть что угодно, а вот сухие и неэмоциональные чиновники всегда расставят все по местам и примут решение. Исходя, конечно же, из логики оккупационной «власти».             

Крепкие кадры


А. Рюмшин и Е. Романовская

22-23. Елена Романовская/Андрей Рюмшин

Собственно, эти два «чиновника», кроме крымского «вице-премьерства», имеют еще и «должности» через тире: Елена Романовская – «министр труда и социальной защиты», Андрей Рюмшин – «министр сельского хозяйства». И надо признать, что они как раз находятся на месте, Романовская так и вовсе руководит своей сферой аж с марта 2014-го. Почему эти люди так важны? Они своими способностями адекватно руководить во вверенных им сферах прикрывают общую неразбериху и отсутствие системности в работе «совета министров» под фактическим руководством Аксенова. То есть они знают, как правильно подать отчетность, как скрыть или минимизировать соответствующие провалы или объяснить невыполнение тех или иных поручений или решений. Как бы получается, что оба – и Романовская, и Рюмшин – выступают некой «оборонительной стеной» защиты для первого лица. Другое дело, что с Аксеновым они связаны очень условно, первая – креатура Константинова, второй – скорее выдвиженец именно аграрных кругов региона, которые хотели видеть во главе «министерства» человека, говорящего с ними на одном языке. Так что, если отбросить политику, то перед нами – в общем-то, вполне способные чинуши, занимающиеся привычными для себя делами.

Динозавр в статусе


С. Цеков

24. Сергей Цеков

После «выборов» 2019 года одной из заметных тенденций стало фактическое схлопывание квоты многолетнего главы «Русской общины Крыма» Сергея Цекова в крымском политическом пространстве. В период 2014-2019 годов этот «член Совета федерации РФ от республики Крым» провел в «госсовет» ряд депутатов, которых относили именно к ветеранам «русского движения» – особой пользы от них не было, кому-то перепали позиции «депутатов, работающих на постоянной основе», т. е. на зарплате. Но, по сути, – кнопкодавы, при этом – идейные кнопкодавы. Другое дело, что эти «депутаты» могли чутко бдеть интересы своего шефа. Сейчас – все не так, все креатуры Цекова мимо мандатов «пролетели», даже попытка назначить Наталью Лантух «уполномоченным по правам ребенка» провалилась. И поэтому Цеков и его влияние сегодня – это его многолетние столичные связи, наработанные еще до 2014 года. И по факту именно они позволяют «патриарху русского Крыма» отстаивать свои интересы, в том числе в реализации бизнес-проектов среднего уровня. А так Цеков нужен и важен для внешнеполитических заявлений в статусе «сенатора», эту позицию он отрабатывает вполне уверенно и полезно для российских властей. Ну и как бы служит связующим звеном для нынешних «руководителей» Крыма и тех, кто им в свое время удачно продал «русскую идею».          

Крымскотатарская ширма


Р. Бальбек
Ч. Якубов

25-26. Руслан Бальбек/Чингиз Якубов

Оба деятеля сразу – в 2014 году – рьяно присягнули на верность России. Руслан Бальбек – как лидер одной из оппозиционных Меджлису политических групп, Чингиз Якубов – как член семейного клана покойного ныне создателя Крымского инженерно-педагогического университета Февзи Якубова, всегда отличавшегося исключительной лояльностью любой власти – что советской, что украинской, что оккупационной. Вскоре выяснилось, что Якубовы и Бальбек – бизнес-партнеры, у них есть интересы в получении контроля над собственностью в земельной и курортной сфере. А главное, им выпала роль публичных представителей лояльных российской власти крымских татар. Другое дело, что все их инвективы и комментарии в отношении Украины и попытки представить себя единственными представителями народа в публичной и международной сферах особого успеха не имеют.

Так, оба обещали, что на «выборах» что в 2016-м, что в 2018-м, что в 2019-м или на референдумном «голосовании» в 2020-м крымские татары активно поддержат оккупационную «власть». Но этого не произошло, и коренной народ Крыма преимущественно проигнорировал все эти мероприятия (кстати, оккупанты усложнили себе процедуру отслеживания этих «голосований», растворив избирательные участки в микрорайонах компактного проживания, перемешав их по составу со славянскими). Сегодня и «депутат Госдумы РФ» Бальбек, и «депутат госсовета Крыма» Якубов понимают, что с возложенной задачей справились они откровенно плохо, их политические перспективы, особенно относительно «депутатства» Бальбека в Госдуме РФ, выглядят достаточно сомнительно. Однако они также прекрасно понимают, что других более-менее медийно раскрученных «правильных» крымских татар у оккупантов попросту нет. А потому это влияние, которое позволено иметь коллаборантам оккупантами.              

Няш-мяш, которая хочет больше


Н. Поклонская

27. Наталья Поклонская

А вот Наталья Поклонская, также имеющая «мандат депутата Госдумы РФ», наоборот, либо уже получила некие гарантии продолжения своей каденции в парламенте РФ, либо предпринимает активные пиар-усилия для того, чтобы получить такую возможность. Поклонская – везде: и на федеральных телеканалах, и в интернет-СМИ, и, собственно, на крымских телеэкранах, и даже на интервью у Егора Жукова на «Эхо Москвы» и у Дмитрия Гордона для его проекта. Эта активность наводит на мысль о достаточно продуманной кампании по продвижению и популяризации ее образа, причем для самых разных социальных групп. Где-то она – суровый бывший прокурорский работник, где-то – та самая «няш-мяш», которая проводит интернет-конкурс рисунков «имени самой себя», где-то – женщина, демонстрирующая тату на фотосессии. В общем – на все вкусы и возрастные категории. Ну и нельзя не отметить: Поклонская перестала нести абсолютную чушь, отвлеклась от убогого образа богомолки у иконы Николая II, а все больше работает над имиджем такой себе «успешной русской». Зачем? Как знать – такой образ с бэкграундом событий оккупации 2014 года соответствует имиджу «активной патриотки», соответственно, может быть нужен тем, кто занимается внутренней политикой в РФ. Учитывая, что в последние месяцы идет активная работа по созданию новой партии реакционного лагеря «За правду» во главе с военным преступником Захаром Прилепиным, Поклонская вполне может занять в ней одно из центральных мест. Официально она пока что не засвечена в этом проекте. Но интересы могут совпасть ситуативно, но закономерно. И, как ни крути, сегодня Поклонская – чуть ли не единственная, кого можно назвать в прямом смысле политической фигурой в Крыму.            

Когда коронавирус пошел на пользу


Н. Пеньковская

28.

Свою «должность» – «главный санитарный врач» Крыма – Наталья Пеньковская унаследовала еще с украинского периода. И, в принципе, до 2018 года ее имя редко всплывало в СМИ. Но два года назад руководство из Москвы пыталось снять Пеньковскую с кресла «главы управления Роспотребнадзора по Крыму и Севастополю». И вот тут она показала свои борцовские, бойцовские и аппаратные качества, фактически мобилизовав на свою защиту всех «руководителей» региона. И выстояла. Последние месяцы нельзя не отметить, что именно «ведомство» Пеньковской взяло на себя основной удар по организации мероприятий при борьбе с пандемией коронавируса. При этом она сама проявила себя как достаточно трезвый клерк – осмеливалась открыто противоречить Аксенову во время совещаний, всегда напоминала, что при утрате контроля за распространением болезни «коек в больницах не хватит, и мы не справимся». При этом у нее не было выбора и достаточных полномочий для реального контроля за соблюдением режима «повышенной готовности», особенно если учесть, что внятного объяснения, что это такое, так сформулировано и не было. В итоге: отсутствие коллапса системы здравоохранения вследствие пандемии – это заслуга «ведомства» Пеньковской, чем и объясняется стремительный рост ее влияния, который могут заметить и в Москве. Сейчас она проходит чуть ли ключевое испытание – курортный сезон при фактической отмене всех ограничений. По осени станет ясно – пронесло или нет.

Главный по крымским «кладам»


Г. Нараев

29. Геннадий Нараев

Данный чиновник также относится к категории старожилов – он «министр экологии и природных ресурсов – главный государственный инспектор республики Крым» с весны 2014-го. Аппаратный же вес ей придают сфера приложения и объем полномочий «министра». Во власти Геннадия Нараева – все разрешения на разработку недр и ископаемых, проведение строительных работ, а значит, и на прекращение таковых в связи с угрозой экологии. Стоит ли говорить, сколько бизнес-проектов зависит от подписи такого человека? Как и о том, что именно Нараев обеспечивает правильные результаты конкурсов, тендеров, экспертиз? И, понятное дело, делает это всегда в определенных интересах – если не начальства, то и своих. Такое доверие и близость Нараева к Аксенову объясняется якобы связями еще по 1990-м, когда оба занимались специфической бизнес-деятельностью, и их дороги пересеклись. Кроме того, как это ни странно прозвучит, именно Нараев придает «совмину» коалиционный характер – он до сих пор формально сохранил членский билет КПРФ, хотя и давно утратил связь с партией. Как бы там ни было, он тот человек, подпись которого в Крыму стоит дорого.  

Нерядовой дачник


Д. Киселев

30. Дмитрий Киселев

А вот руководитель государственного пропагандистского медиа-холдинга «Россия сегодня» обеспечил себе место в нашем списке нетривиально. Одно дело, что Дмитрий Киселев прикладывает немало усилий для оправдания аннексии Крыма, другое – его личный интерес к региону. И он сосредоточен вокруг его личных владений – дачи в Коктебеле и связанными с ней бизнес-проектами. В первую очередь, с реконструкцией набережной в поселке и строительстве в окрестностях элитного гольф-клуба. Со второй идеей пока что не складывается – проект завис в кабинетах, потому что его реализация значительно нарушит сложившуюся экосистему местности, плюс – рядом заповедные земли. А вот проект реконструкции набережной имеет все шансы стать такой себе идеей-фикс Киселева для Крыма. Тем более что реализует он ее через «министерство курортов и туризма» Крыма, «министром» в которое Киселев пролоббировал Вадима Волченко, до этого руководившего крымским филиалом «России сегодня». Это стало возможным благодаря прямому выходу Киселева на Аксенова. Но фактически привело к тому, что теперь именно топ-пропагандист контролирует деятельность профильной для региона сферы. Ведь курортный сезон – это имидж оккупационной «власти». И нельзя не сказать, что Киселев не болеет за дело, во всяком случае, те проекты, которые он продвигает, успешно пиарятся и получают соответствующее финансирование. Плюс Киселев контролирует фактически единственный более-менее заметный музыкальный фестиваль в Крыму – джазовый, все в том же Коктебеле. А это, по сути, единственное международное культурное мероприятие в регионе. Но пока многое из того, что делает Киселев – это красивые планы. Потому как реконструкция набережной в Коктебеле все еще в проекте, а вот канализации в поселке как не было, так и нет.

В качестве эпилога


Что ж, мы попробовали сформировать перечень тех людей, которых условно можно назвать «лицами» сегодняшнего оккупированного Крыма, тех, кто влияет на разные отрасли и сферы и реально может своим авторитетом, весом, былыми «заслугами» или связями «решать вопросы» в регионе. Конечно, представленный список – не эталон и не может быть исчерпанным. Потому что существуют и другие, менее выраженные фигуры и даже центры влияния, которые не имеют такой медийной раскрутки, финансового и аппаратного веса или связей в Москве, а, по сути, – те, кто является клиентелой главных бенефициаров сегодняшней власти в Крыму. Это и наиболее масштабные чинуши городского уровня: «главы администраций» Симферпополя Елена Проценко, Алушты – Галина Огнева Ялты –   Иван Имгрунт, причем последний, бывший прокурорский работник из Краснодара, явно присланный как смотрящий с российского материка. Это и «глава горсовета» Евпатории Олеся Харитоненко, скорее всего, единственная из «чиновников» городского уровня, которая вскоре сможет претендовать на повышение до «республиканского» уровня. Нельзя не отметить и растущие позиции крымского строительного лобби – компаний «Владоград» (Владимир Михайлов) и «Монолит» (Якуб Алимов), которые при содействии разных ветвей крымской «власти» застраивают все новые и новые площади в крымских городах, часто – наплевав на удобство и необходимость соблюдения элементарных норм при строительстве.

Сомнительное влияние сохраняет и «вице-премьер» – «постпред совмина Крыма при президенте РФ» Георгий Мурадов, потому что все его попытки создать положительный образ Крыма за рубежом, как и все визиты в Крым самых разных депутатов от Франции до Японии (в основном муниципального или городского, кстати, уровней) так и остались достаточно местечковыми пропагандистскими акциями. К снятию санкций или хотя бы какому-то продвижению в этом вопросе это не привело, впрочем, у Мурадова есть крепкие тылы в Москве. Ну и нельзя не сказать о двух лидерах общественного мнения Крыма, не связанных с «властью», а в каком-то смысле – пошедших против нее. Это бизнесмен Олег Зубков, находящийся сейчас под подпиской о невыезде и выплачивающий немаленькие суммы штрафов по результатам многочисленных проверок, целью которых является, конечно же, банкротство бизнесмена, и экс-«глава администрации» Евпатории Андрей Филонов, уже более года содержащийся в СИЗО по подозрению в растрате бюджетных средств и коррупционных действиях. В случае с Филоновым все достаточно прозаично – это устранение Аксеновым возможного политического конкурента. Обе фигуры – и Зубкова, и Филонова – имеют определенный медиа-ресурс и некоторое количество активных сторонников, а их преследование создает какое-никакое, но протестное движение.

Как видим, список получился достаточно пестрый. Но доказывающий одно: чем дольше будет продолжаться оккупация, тем все меньше рычагов влияния на ситуацию в Крыму будет иметь мировое сообщество, а все больше влияния будут приобретать прямые креатуры правящего в РФ путинского режима. Что, в свою очередь, лишь усилит замкнутость региона и приведет к возрастанию его роли как российской военной базы. В ущерб крымчанам и их перспективам в первую очередь.     

Дивитись ще: