«Тенденция роста духовности среди крымских татар очевидна»: муфтий мусульман Крыма Айдер Рустемов

Публікації
Асіф АлієвQHA
14 Квітня 2021, 19:15
Асіф АлієвQHA
14 Квітня 2021, 19:15

13 апреля у мусульман всего мира наступил священный месяц Рамадан. В течение месяца верующие соблюдают строгий пост, отказываясь от пищи и питья с самого рассвета и до наступления вечера.

Накануне благословенного месяца агентство «Крымские новости» взяло интервью у главы Духовного управления мусульман Крыма (ДУМК) Айдера Рустемова.

Муфтий рассказал, как будет проходить месяц Рамадан в условиях пандемии коронавируса, когда Ислам попал в Крым и какова его сегодняшняя роль в жизни крымских татар Крыма.

Айдер Рустемов ответил на вопросы, касающиеся работы Духовного управления, поделился своим мнением о пророссийском муфтии оккупированного Крыма Эмирали Аблаеве и о том, как избегать радикализмами в среде мусульман Украины.

Метод наблюдения за новолунием научный


Айдер ходжа, 13 апреля наступает священный месяц Рамадан. Расскажите, пожалуйста, как будут проходить религиозные обряды в Рамадан?

На данный момент, к большому сожалению, у нас наблюдается очередная волна коронавируса и поэтому коллективные молитвы, таравих (намаз, который совершается исключительно в месяц Рамадан — прим. ред.) не будут проводиться в мечети. Если же и будут, все зависит от эпидемиологической ситуации, то только строго следуя всем карантинным правилам: соблюдая дистанцию, не более одного человека на 10 квадратных метров, придерживаясь масочного режима, измеряя температуру при входе в мечеть и так далее.

Вы знаете, во всем есть добро. Прошлый Рамадан мы тоже провели в условиях пандемии, но для меня он был особенным. Я почувствовал Рамадан. Я думаю, те кто занимаются организационной деятельностью в месяц Рамадан, при обычных условиях, больше заняты рутинной работой, поэтому им сложно прочувствовать сладость этого месяца.

Рамадан в этом году по календарю выпадает на 13 апреля. Почти каждый год возникают разночтения по поводу даты его начала. Что необходимо сделать, чтобы подобные дискуссии не вызывали лишнего напряжения среди мусульман?

Духовное управление мусульман Автономной Республики Крым приняло окончательное решение в этом вопросе — мы следуем научному методу наблюдения за новолунием. Здесь наша позиция очевидна и ясна: Рамадан в этом году начинается 13 апреля, с позволения Аллаха.

Кроме того, мы надеемся, что инициатива Меджлиса крымскотатарского народа, депутатов Верховной Рады, в частности, Рустема Умерова о придании Ораза-байраму и Курбан-байраму статуса государственного праздника будет услышана и претворена в жизнь. Учитывая, что это будут государственные праздники, отмеченные в календаре, не представляется целесообразным дискуссии относительно того, чтобы наблюдать за Луной и фиксировать начало месяца по методу наблюдения.

Айдер-ходжа, как по-Вашему, насколько много крымских татар соблюдают каноны религии: молятся пять раз в день, постятся в Рамадан?

Я чуть ли не каждый день общаюсь с родителями и родственниками в Крыму. Как с уверенностью говорит мой отец, если раньше в селе постились 10 стариков, то сейчас, большая половина села. Однако статистика, как и математика, требует точности. Я одно могу ясно сказать, есть тенденция роста духовности среди крымских татар, и она очевидна. Очевидна по простым причинам, когда Всевышний Аллах испытывает какой-либо народ, а наш народ проходит сейчас тяжкие испытания, то люди становятся ближе к Богу. И это благо.

А число соблюдающих намаз тоже растет?

Я думаю, что одно связано с другим. Если растет число постящихся, то и увеличивается количество молящихся. Но опять же, статистики такой нет и утверждать точное число никто не возьмется.

Ислам в Крыму


 Расскажите, пожалуйста, как Ислам проник в Крым?

Есть разные сообщения относительно этого. В частности, упоминается, что Ислам пришел в Крым еще со сподвижниками Пророка Мухаммада (САС) с Маликом Хаштаром, Гази Мансуром и т.д. Но это больше похоже на вымысел. Может кто-то из праведных предшественников и дошел до Крыма, но вряд ли сподвижники самого Посланника Аллаха (САС).

На что мы можем опираться в этом вопросе, так это на время основания первых мечетей, которые стали памятниками архитектуры. К примеру, мечеть хан Узбека появилась еще в ХIV веке. Помимо этого, в XV веке Ислам с появлением Крымского ханства стал государственной религией.

Скажите, пожалуйста, на сегодняшний день какие джемааты (религиозные общины) представлены среди религиозной части мусульман Крыма?

Много разных. Это, к сожалению, большая беда. В том смысле, что наше Духовное управление серьезно не занималось ими. Не было правильной и взвешенной политики в отношении разных общин.

Как известно, религия в СССР была под запретом. У меня прабабушка и прадедушка молились и постились. Об этом рассказывала моя бабушка. При этом они запрещали своим детям соблюдать пост и совершать намаз, поскольку в условиях государственного атеизма опасались за своих детей. Тем не менее, эти люди пытались, насколько это возможно, хоть как-то сохранить и передать исламские ценности, свои традиции. И слава Богу это удалось.

После падения железного занавеса СССР, в Крыму был духовный голод. Появились студенты, которые отправлялись обучаться религии в различные страны. Кто в какую страну поехал, там и обучился Исламу. И это, скажем так, наложило свой опечаток на идеологическое восприятие религии. Вернувшись, эти люди, с юношеским максимализмом, с полученным образованием были полны энергии призывать народ вернуть его к своей религии. Однако, хотели они того или нет, они перенесли в Крым проблемы того общества, того государства, в котором они обучались религии.

Мы, Духовное управление, должны были работать с ними, находить общий язык, строить диалог. Раскрыть руки для объятия, говорить о нашем единстве. Это сложный процесс, я это ощущаю на себе, но это возможно, если мы хотим вернуть свою государственность.

А какие именно джемааты представлены в Крыму?

Все-все, какие вам могут прийти на ум. Это и так называемое салафитское течение, и «Хизб ут-Тахрир», и даже шииты.

Вы упомянули «Хизб ут-Тахрир». Сегодня большинство крымскотатарских узников Кремля обвиняются в участии в этой организации. Объясните, пожалуйста, как «Хизб ут-Тахрир» стал популярным среди крымскоататарской молодежи?

Наверное, из-за активности этих людей, что занимаются проповеднической деятельностью. У них это все четко налажено и поставлено. Однако, в целом, чтоб вы понимали — «Хизб ут-Тахрир» вообще не пользуется большой популярностью в исламском мире. Организация имеет сторонников разве что в Ливане, на постсоветском пространстве: в Крыму и Башкортостане.

Вы разделяете мнение, что «Хизб ут-Тахрир» не является экстремистской или террористической организацией?

Я не отношу «Хизб ут-Тахрир» к террористическим организациям. Моя позиция в этом вопросе четкая. Более того, я всегда это утверждал еще до российской оккупации Крыма.

Да, у «Хизб ут-Тахрир» есть определенные цели, как у организации, но методы у них мирные. Мы живем, в конце концов, в демократической стране, где каждый волен говорить о своих убеждениях.

После начала оккупации Крыма один из самых уважаемых людей среди крымских татар — муфтий Эмирали Аблаев — перешел на сторону оккупационной администрации. Как вы и крымские татары восприняли это его решение? Что, по-Вашему, мотивировало его стать коллаборантом?

Методы ФСБ — это шантаж и запугивание. Наверняка его и шантажировали, и запугивали, но я могу только предполагать. Фактов и доказательств у меня нет.

Но посудите сами, если человек кардинально меняет свою точку зрения, это не может не вызывать подозрения. Я напомню вам, когда были массовые митинги в Крыму 26 февраля 2014 года, против оккупации полуострова, Аблаев выступал с публичными заявлениями в защиту крымских татар. За такие высказывания он действительно заслуживал уважения. А через некоторое время так радикально поменять свою точку зрения… Очевидно, что-то произошло с ним.

А до оккупации полуострова, Вы работали с ним в тогдашнем Духовном управлении мусульман Крыма?

Нет. Я там никогда не работал. Для меня религия всегда была образом жизни, а не предметом профессиональной деятельности. Но судьба так сложилась, что меня избрали муфтием на материковой Украине.

Тесные взаимоотношения с Диянетом


Расскажите, пожалуйста, чем занимается Духовное управление мусульман Автономной Республики Крым?

Управление было создано с целью ответить на стоящие вызовы перед крымскотатарским народом: сохранение религиозной, духовной, национальной идентичности, поддержка связи с Крымом и, естественно, представление Ислама на материковой Украине. Это все заложено в целях организации.

Нам нужен был духовный институт и наш политический орган принял решение его создать. В 2016 году председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров модерировал религиозный курултай (dini kurultay), состоящий из 14 религиозных крымскотатарских общин, где я был избран муфтием. Я был членом одной из религиозной организации, которая участвовала в этом курултае. Я, как ее представитель, как член совета улемов, имел право быть избранным на пост муфтия.

Айдер ходжа, участвует ли ДУМК в работе Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций?

Де-юре мы входим в эту организацию. Еще до оккупации Крыма наше Духовное управление мусульман было представлено там. Де-факто я участвовал в нескольких выездных заседаниях. Но на сегодняшний день ситуация с нашим участием не совсем ясная. Потому что меня не приглашают туда.

Тем не менее, делать из этого какую-то глобальную проблему я лично не собираюсь. Если Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций считает, а там принятие решений единогласное, что мы как Духовное управление мусульман АРК должны там присутствовать, то я думаю они пригласят нас. Можно, конечно, прийти туда с камерами, занять там свое место, но мне оно точно не нужно. У нас и так проблем и забот выше крыши, как говорится. Я занят институциональным построением, практически с нуля, абсолютно новой, свободной организации —Духовного управления мусульман Крыма.

Эти институты предполагают создание отделений в регионах в Украине?

Вот перед вами карта, где они представлены (указывает на карту). Активные общины отмечены голубой тамгой, а менее активные желтой.

Какие отношения у возглавляемого вами Духовного управления мусульман Крыма с Духовным управлением мусульман Украины «Умма»?

Абсолютно нормальные, партнерские отношения. Мы дружим, коммуницируем, никаких проблем нет. В принципе, у нас ни с кем проблем нет.

Также, наверное, как и с Ассоциацией мусульман Украины? Вы находитесь с ними в одном здании.

Конечно, это партнерские взаимоотношения.

Крымские татары в своей политической, экономической и других сферах имеют тесные связи с Турцией. У Духовного управления мусульман Крыма близкие отношения с Диянетом (Управление по делам религии Турции)?

У нас очень тесные взаимоотношения с Диянетом. Его представляет в Украине Иса бей Яйкын. Это не просто мой коллега, он мой близкий друг. Его рабочее место в консульстве Турции в Одессе.

Там, где у нас есть потребность в религиозных преподавателях, мы официально приглашаем из Диянаета религиозных деятелей, преподавателей. Такие преподаватели есть в Новоалексеевской мечети, в Херсоне, в мечети Мелитополя, Львова и Луцка. Они проводят пятничные проповеди, коллективные намазы в мечети, дают уроки по Исламу, обучают чтению Корана на арабском языке и так далее. Помимо этого, во время месяца Рамадан мы приглашаем хафизов (знатоков наизусть Корана) из Диянета для проведения таравихов.

Нет такой проблемы, которую нельзя решить


Насколько нам известно, у мусульман Киева существует проблема с землей для кладбища. Решение этого вопроса как-то сдвинулось с места?

Эта проблема остается актуальной. Я думаю тут необходимо взаимодействие с политическими институтами нашего народа, депутатами. Нужно содействие с их стороны в решении этого вопроса. Потому что мы неоднократно писали письма и в Киевский областной совет, в городской совет столицы, различные сельские советы, и нам приходили отказы. Это не означает, что мы сидим сложа руки. Мы занимаемся этим вопросом и думаю, иншаллах, мы его решим. Нет такой проблемы, которую нельзя решить, главное — иметь желание и стремление.

Среди крымскотатарских переселенцев часто можно увидеть женщин, покрывающих голову платком, носящих хиджаб. Скажите, пожалуйста, сталкиваются ли эти люди с дискриминацией?

В Украине такой проблемы не существует. Была проблема, когда для документов требовали фотографироваться без головного убора. В решении этого вопроса активную роль сыграл в том числе Меджлис крымскотатарского народа, как политический институт, а также Духовное Управление мусульман Крыма.

Мечтал учиться за границей


Айдер-ходжа, Вы родились в местах депортации. Расскажите, пожалуйста, как проходила Ваша жизнь в Узбекистане?

Я родился в Узбекистане, в Самаркандской области, в городе Челек. Отучился там три класса, после чего наша семья переехала в Крым.

Мой отец — ветеран крымскотатарского национального движения. Он вместе с Мустафой Джемилевым участвовал в пикетах в Москве. В 1988 году он принял решение переехать из Узбекистана в Крым. В то время было сложно найти работу, но отцу это удалось. Он нашел работу в сельской школе, в степной части Крыма, в селе Алексеевка (село Элькеч) Первомайского района. Там мы и осели, отец купил дом.

Я закончил местную школу и всегда мечтал учиться заграницей. И Всевышний Аллах дал мне такую возможность. Я поступил в турецкий ВУЗ, но к сожалению, на тот год, это был 1996 год, набор был большой. Мне сказали, что я могу начать обучение только через год, либо отправиться учиться в Иорданию. Посоветовавшись с родителями, я и еще четверо крымских татар поехали на учебу в Иорданию. Там я закончил университет Аль аль-Бейт, а затем вернулся в Украину.

А что Вы там изучали?

Я поступил на факультет основы религии. Проучился на этом факультете один год и понимая, что мой диплом будет невостребованным, перевелся на факультет арабского языка и литературы, чисто из практических соображений.

Наш университет был с религиозным уклоном. Все религиозные предметы были в нашей программе, более того, я год обучался основам религии. Это и акида — вероубеждение, исламская история, исламское право — фикх, уроки по таджвиду (заучивание Корана), история исламских мазхабов (религиозно-правовых школ) и другие.

Сегодня, к сожалению, Ислам ассоциируется с терроризмом, экстремизмом. Как Вы думаете, нужно ли Украине самой обучать имамов, чтобы избежать радикализации и влияния других стран на религиозную жизнь мусульман нашей страны?

Конечно. Наша позиция в этом вопросе однозначная — у нас должны быть свои специалисты, свои имамы. У нас должны быть свои имамы, поскольку любой преподаватель извне он должен адаптироваться, привыкнуть к местным условиям.

Если обращаются к знающему человеку за наставлением, то прежде чем дать теоретический ответ, необходимо знать практическую сторону вопроса. Есть исламский хукм (общее религиозное установление в отношении того или иного действия), а есть фетва, которая привязывается к месту, времени и обстоятельству. Это все надо взвешивать и понимать.

Скажите, пожалуйста, как Духовное управления мусульман Крыма помогает узникам Кремля и их семьям?

Мы принимаем посильное участие в такой помощи. Духовное управления мусульман Крыма участвовало во всех марафонах по сбору денег на оплату штрафов, назначенных российским судом. Мы сами объявляли сборы и собирали деньги.