«Следствие вешает на него ярлык террориста, не имея при этом ни улик, ни доказательств» — супруга политзаключенного Энвера Аметова | QHA media
Спецпроєкт

«Следствие вешает на него ярлык террориста, не имея при этом ни улик, ни доказательств» — супруга политзаключенного Энвера Аметова

03 Листопада 2020, 14:00
Закрити
Асіф АлієвQHA

По данным правозащитников, в местах заключений по политическим мотивам до сих пор находятся около сотни крымчан. Большая часть из них – крымские татары.

«Крымские новости» продолжают цикл историй о том, как семьи политзаключенных живут без своих отцов, мужей и сыновей.

О судьбах этих людей важно рассказать. Чтобы напомнить: списки узников, которые на первый взгляд кажутся безликими, не просто перечни фамилий – у каждой из этих фамилий своя история.

Узник Кремля Энвер Аметов родился в 1975 году в местах депортации в Узбекистане. В 17 лет он вместе с семьей переехал в Крым, прошел службу в ВМС. В 2004 году Энвер женился. В семье Аметовых трое детей: дочь Эльнара, и два сына Эрвин и Алим.

Утром 27 марта 2019 года в домах крымских татар прошли самые массовые обыски с момента российской оккупации полуострова. Силовики ворвались и в дом Аметовых, арестовав Энвера.

Крымского татарина необоснованно обвиняют по части 2 статьи 205.5 УК РФ — «участие в деятельности террористической организации» (до 20 лет лишения свободы), части 1 статьи 30 и статьи 278 УК РФ — «приготовление к насильственному захвату власти» (до 10 лет лишения свободы).

Об условиях пребывания в СИЗО, где арестанты спят по очереди, ухудшении здоровья Энвера и как российская власть борется с инакомыслием рассказала супруга политузника — Галина Аметова.

Энвер — общительный, богобоязненный, добропорядочный и отзывчивый человек. Он всегда отзывался на просьбу о помощи нуждающимся.

27 марта 2019 года останется навсегда в нашей памяти. В этот день в шесть часов утра у нас дома прошел обыск. Он длился около трех часов. В присутствии наших несовершеннолетних детей, которые сильно испугались большого количества людей с автоматами. Суд над Энвером прошел на следующий день после обысков, во время которого его задержали.

Месяц нам ничего не было известно о нем, затем я узнала, что моего мужа увезли в город Таганрог. Из писем мне стало известно, что он пребывает в спецблоке (камера-одиночка). Через полгода супруга этапировали в СИЗО-1 города Симферополя, где он до сих пор находится.

В его камере одновременно пребывают 25-26 человек, хотя там всего 18 кроватей, то есть им приходится спать по очереди. Санитарные условия оставляют желать лучшего: в камере клопы, которые бесконечно кусают и оставляют раны на теле, есть тараканы и постоянная сырость. За год и семь месяцев пребывания в СИЗО здоровье Энвера ухудшилось. У него не проходит кашель, крошатся зубы, отекают ноги и ухудшилось зрение.

До такого состояния здорового человека довела российская борьба с инакомыслием. А иначе это никак не назовешь. Ведь он никого никогда не убивал, не грабил и вообще мой супруг очень доброжелательный. А следствие вешает на него ярлык террориста, не имея при этом ни улик, ни доказательств.

И каждый раз, приходя на суды, мы видим улыбки на лицах ребят, обвиняемых по таким делам поскольку они знают, что ни в чем невиновны. Об этом свидетельствует и то количество людей, которые собираются у здания суда.

Я выражаю свою благодарность всему нашему джемаату, который оказывает большую поддержку не только им, но и нам — семьям политзаключенных, жертвуя при этом своим имуществом и временем. Они делают передачи в СИЗО. На все праздники дарят детям подарки. Чувствуется, что о нас они не забывают.

Дивитись ще: