Путіну вдалося дистанціюватися від конфлікту на Донбасі, а Зеленський йому підіграв. Ахтем Чийгоз про ризики Нормандської зустрічі, про Крим і капітуляцію | QHA media
Интервью

Путину удалось дистанцироваться от конфликта на Донбассе, а Зеленский ему подыграл. Ахтем Чийгоз о рисках Нормандской встречи, о Крыме и капитуляции

10 Грудня 2019, 16:25
Закрити
Тетяна ІваневичQHA media

Звучал ли Крым на встречах в Париже – вопрос без ответа. В итоговой декларации Крым не упоминается вообще. На пресс-конференции, которая произошла по итогу встречи в Нормандском формате, лидеры Германии, Франции, России не упоминали о Крыме как о вопросе переговоров. Президент Владимир Зеленский в очередной раз заявил об украинской принадлежности Крыма, подчеркнув, что “для каждого украинца Донбасс и Крым – это Украина”. При этом, ранее украинский президент обещал поднять крымскую тему на переговорах четверки и даже отдельно предложить российскому коллеге новый трехсторонний формат США-Украина- Россия для обсуждения крымской проблематики.

Своими впечатлениями по итогам саммита с QHA media поделился заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа, народный депутат Ахтем Чийгоз

Ваша оценка результатов вчерашней встречи в нормандской формате с точки зрения интересов Крыма? Какие риски вы увидели, что негативного, что позитивного?

Интересы Крыма отдельно от интересов Украины рассматривать невозможно. В целом на встрече ничего определенного не было, вопросы так и остались без ответов, и тревоги наши никуда не исчезли.

Не добавляет уверенности встреча с Путиным с глазу на глаз и последующая попытка Зеленского на пресс-конференции донести такой месседж для украинцев, что он ничего не предавал. Для чего? Чтобы домой вернуться?

Для Украины остались угрозы, на которых настаивают и Меркель, и Путин – касательно имплементации формулы Штайнмайера. При этом Путин сказал, что надо начинать думать о законодательном закреплении особого статуса неконтролируемых территорий. Кстати, Макрон отмолчался в этом вопросе. При этом, мы знаем, что он очень настроен на сближение с Россией. Позиции Макрона как таковой на встрече не прозвучало, он выступал в качестве политического модератора, чтобы поддерживать некий имидж, что он вершитель серьезных вопросов в мире, хотя на самом деле решений никаких не было. 

Российский президент также несколько раз повторил, что должен быть прямой диалог с «ними», имея ввиду сепаратистов – то есть Путин опять дистанцировал себя от прямого участия в агрессии со стороны России.

В связи с этим еще один фактор очень сильно насторожил – то что Зеленский ни разу не заявил о прямом военном конфликте со стороны России, а соглашался и очень осторожно называл вторую сторону конфликта “сепаратистами”.

Зеленский также сказал, что для проведения весной формата не было никаких условий, никаких домашних заданий. И после этого он тут же говорит, что они договорились об очередном разведении, а фактически снова об отведении наших войск от линии разграничения. А это и есть домашнее задание. 

Важный момент по газу. После того, как Зеленский сказал, что обсуждался транзит газа,  Путин добавил, что «у вас будет газ на 25% дешевле» – это уже не транзит, это значит обсуждались прямые поставки газа из РФ.

Что касается обмена пленными — Зеленский озвучил месседж, что для него всегда были ценными человеческая жизнь и обмен “всех на всех”, и тут же Путин уточнил, что речь идет только о подтвержденных узниках. При том, что именно этот учет всегда был камнем преткновения на Минских встречах, когда невозможно было забрать тех наших граждан, на которых мы настаивали (по итогам встречи Зеленский уточнил, что обмен коснется только пленных на Донбассе, но не заключенных в Крыму и РФ — ред.).

Президенты Украины и России не встречались очень давно. Какое в целом впечатление произвела встреча Зеленского и Путина?

Со стороны Зеленского было очень осторожное обращение, чтобы не разозлить оппонента, к которому он относился как к партнеру. Вот это выражение «президент Российской Федерации, Владимир Владимирович» и в ответ от Путина, что он очень оптимистично настроен – это все неприемлемо, когда ты должен дожимать врага и использовать этот формат и партнеров для усиления этого дожимания. На фоне того, что ООН приняла такую важную резолюцию (о милитаризации Крыма и безоговорочном выводе российских войск с территории Крыма и Донбасса), на фоне того, что мы выигрываем международные суды против России президент Украины может использовать как козыри в борьбе против России и позиции Макрона и Меркель не являются определяющими в той поддержке, которую демонстрируют мировые институты в борьбе Украины против злейшего врага всего мира – России.

Все эти факторы должны были у Зеленского как козыри звучать, но видимо, он это не считает козырями. Скажем, увольнение таких людей, как Лана Зеркаль, это видимо говорит о смещении акцентов в его отношениях с Путиным: от жестких до товарищеских.

Перед поездкой Зеленский заявил, что предложит Путину обсудить вопрос Крыма в новом формате – известно ли вам что-то – было озвучено такое предложение или нет, какой была реакция России?

На пресс-конференции Зеленский заявил, что «для каждого украинца Донбасс и Крым – это Украина». И то, что Путин не отреагировал на эти слова, подтверждает: на повестке дня стоят вопросы, которые уже отодвигают Крым, которые укрепляют Крым в фарватере действий Путина. Я просто уверен, что тема Крыма озвучивалась российской стороной. И учитывая хамское и надменное поведение Путина, скорее всего в таком контексте, что «забудьте про Крым, не видать вам Крыма, оставьте эту тему в покое, мы это обсуждать не будем»…

Планирует ли Меджлис требовать официальной встречи с президентом для обсуждения итогов Нормандских переговоров по Крыму и планов обсуждения крымских вопросов на следующей встрече в марте 2020 года?

Мы будем продолжать настаивать на вопросах Крыма как государственного интереса Украины, на необходимости вести консультации с Меджлисом крымскотатарского народа. Мы будем делать то, что делали до сегодняшнего дня – бороться за Крым, а значит – бороться за Украину.

Однако Мустафа Джемилев сказал, что Меджлис не привлекали к подготовке нынешней Нормандской встречи. Как заинтересовать власть и дать ей понять, что представительный орган крымских татар – одна из ключевых организаций в этом вопросе?

Я думаю, что власть прекрасно об этом осведомлена. Однако они не учли ряд наших предложений  перед Нормандским форматом, которые мы озвучивали и членам команды президента и в том числе в прессе. Речь идет о принятии некоторых законов и изменений в Конституцию о статусе Крыма, то что укладывается в международное  правовое поле и то, что является серьезным вопросом давления на Россию в вопросе деоккупации Крыма.

Стоит отметить, что риторика подготовки Нормандской встречи соответствует тому, как прошел  Нормандский формат – добиться этой встречи любой ценой. Она не подразумевала категоричности, особенно в вопросе Крыма.

В декларацию по итогам встречи внесен пункт, что «СММ ОБСЕ должна быть способной использовать все возможности своего мандата и иметь безопасный и надежный доступ на всей территории Украины. Стоит отметить, что мандат СММ распространяется и на Крым, но Россия заблокировала доступ миссии на полуостров. Можно ли трактовать этот пункт как то, что вопрос доступа СММ обсуждался и  достигнут какой-то прогресс в доступе миссии именно в Крым?

Я еще раз подчеркиваю, что при таком характере переговоров, я сомневаюсь в эффективности этого пункта, когда нет разоружения террористических групп, вывода российских войск с нашей территории.

Вы были участником воскресного Вече «Нет капитуляции!». После завершения Нормандской встречи, как вы считаете капитуляция началась или нет?

Капитуляцию каждый определяет сам, она не имеет такой однозначной оценки. Капитуляция для некоторых – это когда танки в Киеве, когда уже жаренный петух клюнет по максимуму. Для других капитуляция – это то, что мы в одностороннем порядке выполнили ряд действий, а в ответ не увидели ничего, ни единого действия со стороны России. Капитуляция это еще и подвешивание ситуации при абсолютно непонятных критериях как дальше двигаться.

Капитуляция – это сохранение и  продолжение политического влияния России и в Украине, и в Европе. Капитуляция – это строительство «Nord Stream 2», потому что это напрямую влияет на процессы, связанные с войной в Украине и с оккупированным Крымом. Капитуляция – это когда тебе бросают корабли, как кость, и потом ты сидишь на Нормандском формате и говоришь, что ты ждешь обратно эти унитазы. Капитуляция – это ежедневное неумение или нежелание продолжать наращивать мощь и силу страны, в первую очередь военную, и параллельно дипломатическую на международном уровне.

Дивитись ще: