Последняя гастроль или долгие проводы? Почему в оккупированном Крыму буксируют с формированием "совмина" и какая роль уготована этому органу | QHA media

Последняя гастроль или долгие проводы? Почему в оккупированном Крыму буксируют с формированием "совмина" и какая роль уготована этому органу

26 Грудня 2019, 20:10
Закрити
Микола Карпенкодля QHA media

После переутверждения Сергея Аксенова в должности «главы» Крыма, наиболее актуальной кулуарной интригой стала проблема замещения должностей в непосредственно исполнительном органе оккупационной власти – «совете министров». Отсутствие консенсуса и, очевидно, разное видение того, кто именно должен стать «министром» (как внутри «команды победителей», так и в Москве) породило неприлично затянувшуюся паузу. Она была закамуфлирована под проведение «кадрового конкурса», после участия в котором каждый неравнодушный и прошедший все испытания мог теоретически стать если не «министром», то хотя бы «заместителем». 

Да, все «вице-премьеры» и большая часть «министров» уже назначены «указами» Аксенова, «правительство» даже провело свое первое формальное заседание. Однако, незамещенными – а по сути просто в качестве «и.о.» продолжают работать еще несколько руководителей ведомств и практически все «председатели госкомитетов». И в новый год, очевидно, крымская «власть» войдет в таком вот недоделанном виде. Этот нюанс влияет даже на журналистскую работу: при полном составе можно было бы куда более четко определить, кто представляет какую группу влияния, насколько сильно влияние Москвы и олигархической группы братьев Ротенбергов, с недавнего времени взявших «главу» Аксенова под свою опеку. К сожалению, пока что можно лишь строить предположения и анализировать общий контекст кадрового наполнения «обновленной власти».

Оглянитесь по сторонам – все на месте?


Именно этот, знакомый всем туристам вопрос, хочется задать после ознакомления с «указами» о назначении уже более чем двух третей состава «совмина». Дело в том, что любой здравомыслящий человек обязан прийти в замешательство: а зачем надо было проводить какой-то конкурс? Ведь, пока что, за незначительным исключением, в новый состав «совмина» перекочевали старые кадры – призыва последних пяти лет. И получается, что лучше них никто не может справиться с ответственной работой. Однако общее положение региона, несмотря на оптимистические отчеты и реляции, продолжает оставаться по основным показателям все таким же неутешительным: не решены проблемы дотационности, отсутствуют инвестиции, собственно, они и невозможны, т. к. над потенциальными инвесторами (и будем говорить откровенно – иностранными) висит «меч» санкций, про фобии же российских капитанов бизнеса – известно не меньше. Для них – «Крым не наш». Вот и продолжает российский бюджет – в лице его наполнителей, т. е. российских граждан и компаний – финансировать целый регион и его власть.

В такой схеме отношений рано или поздно должны были появиться конкретные люди с соответствующим статусом и влиянием, которым на санкции плевать по причине наличия их фамилий в санкционных списках с самого начала, а, следовательно – привыкания к новой экономической роли. При этом они близки к высшей российской власти и могут потребовать компенсаций за понесенные потери. 

Братья Аркадий и Борис Ротенберги

Таковыми и есть братья Аркадий и Борис Ротенберги, суммарное состояние которых оценивается более чем в 3,5 млрд. долларов и которые обязаны его появлению исключительно давней, еще со времен совместных занятий дзю-до в Ленинграде, дружбе и отношениям с Владимиром Путиным. Предприимчивых земляков президента РФ вполне устраивают преференции, которые они будут получать как в целом от российского бюджета, так и от проектов в конкретном оккупированном регионе, где объекты собственности могут изменить принадлежность по куда более «теневым» схемам, а значит – и дешевым ценам. 

Сергей Аксенов перед переназначением заручился поддержкой клана Ротенбергов, однако теперь следует рассматривать всю модель крымской «власти» как более сложную схему, в которой корпоративные интересы Ротенбергов будут играть особую роль, а местные «чиновники» будут выполнять роль обеспечения тех или иных их интересов в определенных отраслях. Все это влечет за собой утрату статусности и особого положения, которым до недавнего времени мог пользоваться Аксенов и «крымские» вообще. Теперь они просто рядовые исполнители воли «государевой», прямой выход на Путина и российское правительство становится формальным и процедурным, тем более, что любые масштабные решения теперь будут проходить через сито интересов Ротенбергов. Что ж, для многих российских регионов, куда входит некая олигархическая группа или имеет там свои ключевые предприятия – схема абсолютно типичная.

На «крымский» – «не крымский» – рассчитайся!


Что же можно сказать о кадровом составе «совмина»? Учитывая, что «вице-премьеров» назначили, хоть и с значительной задержкой – но еще на рубеже октября – в начале ноября, ощутимой личной потерей Аксенова продолжают оставаться позиции «замов» по аппаратной работе и информационной сфере, которые раньше курировали Лариса Опанасюк (пересевшая на синекуру «уполномоченной по правам человека в Крыму») и Дмитрий Полонский (который возглавит некую инвестиционную компанию, связанную с Ротенбергами, следовательно – будет как бы представителем интересов Аксенова в отношениях с олигархами). Самое показательное – эти должности «вице-премьеров» продолжают быть вакантными, хотя и определены структурой «совмина», т. е. должны быть или замещены, или сокращены из структуры.

Отсутствие кадровых решений говорит о том, что у Аксенова попросту нет достаточно доверенных людей для таких должностей, а допустить приход кого-то неподконтрольного он просто не может, потому что это будет означать утрату двойного контроля и над «главой совмина» Юрием Гоцанюком. Плюс к этому – на таких участках работы не должно быть людей, которые могли бы повести самостоятельную игру, подтверждением этого является отказ от идеи назначить «главой аппарата совмина» несостоявшуюся «главу администрации Симферополя» Наталью Маленко. По факту – «бреши» кадров остаются в высшей иерархии оккупационной администрации.

Ну а что же «министры»? Новыми лицами среди них можно назвать только… троих. Это – «министр образования, науки и молодежи» Валентина Лаврик, которую можно считать явным представителем группы «спикера госсовета» Владимира Константинова. Почти двадцати лет ее профессиональной деятельность ее связывали с корпорацией «Консоль», в том числе – с ее частной школой-гимназией, откуда она в 2014 году пересела в кресло директора «Симферопольской академической гимназии», созданной вместо ликвидированной «Украинской гимназии № 1» в столице Крыма. Собственно, интерес Константинова к сфере образования весьма прозаичен – бюджетных заказов на строительство или ремонт объектов в ней всегда достаточно, так что своя креатура тут как никогда кстати.

В прямом смысле «темной лошадкой» следует признать нового «министра экономического развития» Дмитрия Шеряко, 1986 года рождения, сделавшего карьеру как до 2014 года, так и до середины 2019-го в налоговых органах, а последние месяцы – поработав «заместителем министра финансов» у Ирины Кивико. Очевидно, новое назначение можно с полным правом отнести к креатуре последней. В принципе, в этом может просматриваться определенная логика: курирующий «вице-премьер» выстраивает свою команду в подчиненных ей ведомствах. Другое дело, насколько самостоятельна сама Кивико в кадровых вопросах и не станет ли Шеряко очередным «зиц-председателем», который займет пост «министра экономического развития» в оккупированном Крыму. Если не изменяет память, это уже шестой человек на конкретной многострадальной должности. Что ж, если нет как такового предмета работы «министерства», а именно модернизированной и работающей экономики в регионе, то кто же может обеспечить то самое пресловутое «экономическое развитие»? Вопрос риторический и новый «министр» однозначно на него ответа не знает.

Ну и уж совсем загадочно выглядит назначение нового «министра топлива и энергетики», которым стал некий Евгений Александрович Рукавишников. Его персональная страничка на сайте «совмина» говорит пока только о его ФИО. Известно, что новый назначенец работал ранее на Урале – в Челябинске, где был заместителем руководителя энергетических сетей региона. Однако, наибольшее удивление вызывает иной факт: все новоназначенные, как и переназначенные «министры» проходили-таки так называемый «кадровый конкурс», инициированный Аксеновым, хоть его реальные перипетии и остались загадкой для широких слоев крымской общественности и всего мира. И вот вышедший якобы победителем на должность энергетического «министра» Вадим Белик, несмотря на все это был попросту отправлен в отставку Аксеновым с объяснением – дескать, жду, что пришлют из Москвы профессионала. Сложно сказать, чего тут больше: то ли это проявление интересов Ротенбергов, то ли – просто желание вывести топливно-энергетическую сферу из-под возможности контроля со стороны Аксенова, но сам факт такой кадровой замены говорит явно не в пользу веса и уровня влияния Аксенова. Фактически ему указывают прямо: «кадровый конкурс» не стоит ничего.

Ну а среди остальных «министров» следует выделить назначенных по «согласованию с госсоветом», а таких, собственно, только двое: ответственный за курорты и туризм Вадим Волченко и за природу и окружающую среду Геннадий Нараев. Сомнения относительно обоих сохранялись до самого последнего момента. Волченко следует отнести ближе к группе Константинова, Нараева – к назначенцам Аксенова, однако, именно пост последнего, в связи с фактором Ротенбергов, может играть специфическую роль. В интересах бизнес-клана получение контроля над добывающей отраслью региона, а выдача разрешений на использование недр – за ведомством Нараева. Так что покладистость Геннадия Павловича, уже неоднократно проявленная за пять с лишним лет, понадобится и в новых условиях. Вот только кто будет ее главным бенефициаром? Ну и политический фактор немаловажен – Нараев делает «совмин» типа коалиционным – хоть и порядком запылившийся, но партбилет КПРФ у него все же лежит где-то в глубинах сейфа, а новостей про исключение пока слышно не было.

В остальном – однозначное протежирование просматриваются в переназначениях Веры-Арины Новосельской «министром культуры» (тут сыграли давние романтические отношения с Белавенцевым), Ольги Торубаровой «министром спорта» (ее муж – уже экс-«министр внутренних дел» Олег Торубаров сумел установить и сохранить дружеские отношения именно с Константиновым, у которого есть немалый интерес в новых спортивных объектах – ну и конечно в их строительстве), а Михаила Храмова «министром строительства и архитектуры» (здесь можно говорить о покровительстве «вице-премьера» Евгений Кабанова и попытке создания конкурирующей «Консоли» Константинова группы в строительной отрасли), устояли приезжие «министр транспорта» Сергей Карпов из Питера и Дмитрий Черняев из Сочи.

А вот что остается удивительным – так это до сих пор не заполненные вакансии. Их три: это «министры» информационной политики, промышленной политики и юстиции. И сегодня на всех этих должностях по факту продолжают исполнять обязанности люди из ближайшего окружения Аксенова – это Сергей Зырянов, Андрей Васюта и Олег Шаповалов, с каждым из которых Аксенова связывают более чем деловые отношения и в прошлом, и в настоящем. По идее – они также прошли конкурс и нужны только указы об их назначении. Но их нет. И объясняется это, скорее всего, двумя причинами: кандидатуры не согласованы в Москве ввиду их одиозности, плюс из Крыма были поданы соответствующие альтернативные кандидатуры. Об одной из таких – Елене Сотниковой от группы Константинова – известно вполне определенно. И в Москве якобы не особо настроены опять выдать Аксенову очередной карт-бланш на трудоустройство друзей. Кстати, о ценности того или иного «министерства» говорить не приходится: информационное ведомство не зря выстраивалось Полонским столько лет только под одну цель – пиар Аксенова, чтобы теперь этот ресурс потерять. Про «промышленную политику» тоже можно говорить сколько угодно, но под программы ее «развития» можно получить немалые бюджетные средства, а для их контроля всегда был нужен доверенный человек. Наконец, «минюст», на первый взгляд, совершенно бессмысленное учреждение, особенно на фоне существования соответствующего «главка Минюста РФ в Крыму и Севастополе». Однако, согласно регламенту «совмина» ни один проект ни одного решения не проходит без визы «министра» Шаповалова – и это абсолютно нормальный порядок, общую же «законность» надо зафиксировать. 

Так что – кажется, что должности так себе, а их значение переоценить сложно. Но и издать «указы» в этих, казалось бы, очевидных для Аксенова случаях, он не спешит. Потому что, очевидно, его личная квота (а сюда же прибавим отсутствие Полонского и Опанасюк – и вакантность их мест до сих пор) размывается и контролировать «совмин» будет дальше все труднее и труднее.

Что ж, старая истина про «кадры решают все», а также – «незаменимых людей нет» снова актуальна. И Сергей Аксенов начинает ее чувствовать достаточно остро. Степень этой остроты будет зависеть от его лояльности Кремлю и братьям Ротенбергам. Время «героев» окончательно сменилось временем «слуг», однако насколько долго продлится сегодняшний статус-кво – пока остается загадкой. 

Дивитись ще: