«Освобождение политзаключенных — это мой личный и наш общий приоритет» — нардеп Рустем Умеров | QHA media
Інтерв'ю

«Освобождение политзаключенных — это мой личный и наш общий приоритет» — нардеп Рустем Умеров

07 Вересня 2020, 15:00
Закрити
Асіф АлієвQHA

С началом нового политического сезона, который стартовал в аккурат с открытием четвертой сессии Верховной Рады в Украине 1 сентября, агентство «Крымские новости» проводит цикл интервью с наиболее влиятельными крымскотатарскими политиками Украины.

О том, какие планы у депутатов-крымских татар в парламенте, как строятся отношения с президентом и его окружением и многом другом рассказал делегат Курултая крымскотатарского народа, народный депутат Рустем Умеров.

Надеюсь, что Президент Украины внесет наши законопроекты в Раду


Рустем бей, скажите, пожалуйста, возможно ли внесение, рассмотрение и принятие законов о статусе крымскотатарского народа, о коренных народах и изменения в 10-раздел Конституции в этом году или, вообще, за время работы парламента 9-го созыва?

Да, возможно. Прежде всего необходимо сказать, что Президент Владимир Зеленский неоднократно заявлял о поддержке трех наших законопроектов. Мы, еще в августе 2019 года обратились к нему с предложением, чтобы законопроекты были внесены именно Президентом. Для нас это вопрос государственной важности, так как, наш народ является коренным народом в Украине. Более того, мы считаем, что это является элементом государственной политики по деоккупации Крыма.

С августа прошлого года мы несколько раз встречались с руководством Офиса президента. Как вы знаете, 18-го мая Президент предложил создать рабочую группу по процедурным вопросам, касающихся рассмотрения и принятия этих законопроектов. Крымских татар в этой рабочей группе будут представлять народные депутаты Мустафа Джемилев, Ахтем Чийгоз, я и Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. Мы в постоянном контакте с руководством Офиса президента, ждем практических шагов с их стороны. Однако, первое заседание рабочей группы, к сожалению, пока так и не состоялось. Мы надеемся, что в ближайшие дни мы сможем, наконец, провести эту встречу.

То есть, все-таки, есть шанс, что эти законы будут внесены в Раду и приняты?

В том случае, если Президент не захочет внести (эти законопроекты – прим.ред), мы обсудим это с Меджлисом и примем решение по дальнейшим действиям. В принципе, я, как народный депутат, при поддержке коллег сам могу подать эти законопроекты в Верховную Раду, но мы можем не получить необходимое количество голосов в поддержку. И это будет означать, что есть недопонимание важности этого вопроса, однако, сейчас я не вижу никаких проблем, и надеюсь, что Президент Украины внесет наши законопроекты в Раду и мы их примем.

Пробелы в коммуникации


Вы сказали, что несколько раз встречались с руководством Офиса президента. После этих встреч, что–то конкретное было сделано? И что дальше планируется сделать в рамках этой рабочей группы?

Мы обсуждали принятие нескольких постановлений, одно из них, и это моя инициатива, о придании двум мусульманским праздникам государственного статуса. Но Президент направил этот вопрос в Кабинет министров с поручением подать проект решения. Соответственно, я буду добиваться скорейшей подготовки проекта решения Кабмином.

Кроме этого, у нас есть проект, который мы условно называем «тысяча квартир» – обеспечение жильем крымских татар, вынужденно переселившихся из Крыма на материковую Украину. Проект был инициирован пять лет назад. Изначально мы планировали построить 500 квартир в Киеве, остальные 500 распределить по областным центрам. В ходе визита Президента Турецкой Республики Реджепа Тайипа Эрдогана в Киев в феврале 2020 года, Офисом президента Зеленского, совершенно неожиданно для нас, было объявлено только о пятистах квартирах, которые будут строиться в Херсоне и Херсонской области. Делегаты Курултая, члены Меджлиса крымскотатарского народа и народные депутаты, выразили свое мнение, что нам необходимо решить социально-гуманитарные проблемы, в первую очередь, в Киеве, так как, именно здесь проживает большая часть переселенцев-крымских татар. Таким образом, мы предлагаем на первом этапе строительства поступить следующим образом: четыреста квартир построить в Киеве, а сто – в Херсоне.

Следует ли из этого, что у вас есть определенные трудности во взаимоотношениях с Президентом и Офисом президента в этом плане?

Я бы не сказал, что это трудности. В английском языке есть выражение lack of communication, то есть, пробелы в коммуникации. Мы передаем свое видение на Банковую, но мы не знаем как эту информацию впоследствии интерпретируют и по каким критериям принимаются дальнейшие решения, которые, увы, носят больше политический характер.

Каков прогноз взаимоотношений представителей крымскотатарского народа с первым лицом и его офисом в новом политическом сезоне?

У нас скоро местные выборы, в связи с этим есть вопросы, требующие решений. Как известно, народные депутаты-крымские татары представлены в двух оппозиционных партиях: «Европейская солидарность» и «Голос». Это не может не вызывать определенных трений между политическими силами, но на данный момент связь с Офисом президента есть. Несмотря на то, что мы выразили свое видение по трем нашим законопроектам и по тому, чтобы строительство жилищного комплекса осуществлялось в Киеве, эти политические решения должен принимать сам Президент или его Офис.

Мы надеялись, что к 18 мая выпустят еще 20 политзаключенных


Кроме социальных и политических вопросов, как обстоит ситуация с обменом и освобождением политических заключенных, с учетом нынешних взаимоотношений с властью?

На всех наших встречах с первыми лицами страны я говорю о политзаключенных. Освобождение политзаключенных – это мой личный и наш общий приоритет. Первый большой обмен и несколько последующих обменов состоялось, но из числа крымских татар, если я не ошибаюсь, освободили только одного человека. Мы надеялись, что к 18 мая и позже, возможно, в июне выпустят еще 20 человек. Эта цифра не наша, это то, что мы слышали от представителей власти.

Результатов пока, к сожалению, нет. Причины нам неизвестны. Однако, я могу сказать, что Офису президента, Постоянному представителю президента в АР Крым и Представителю президента в Верховной Раде было озвучено предложение обратиться по дипломатической линии к нашим международным партнерам о содействии в переговорном процессе. Я знаю, что Украина через Постоянное представительство президента (в АР Крым – прим. ред.) и МИД обращалась к нашим международным партнерам.

Значит ли это, что представители крымскотатарского народа не вовлечены в этот процесс, и даже не находятся на позиции советников или консультантов?

Как делегат Курултая и как народный депутат я имею возможность обратиться в Офис президента, Представительство президента в АР Крым, Представителю президента в Верховной Раде. Мы находимся с ними в постоянном контакте по всем рабочим вопросам.

То есть, проблем с общением нет, есть проблема в политизации процесса принятия решений. Часть политических решений принимается быстро, некоторые медленно. Это неизбежно, потому что они представляют одну политическую силу, мы представляем другую. Но в вопросе защиты прав наших граждан на временно оккупированных территориях наши цели совпадают. В этом отношении никаких проблем ни с их, ни с нашей стороны нет.

Меджлис и Курултай – это единственные органы, которые остались легитимными


По поводу местных выборов, о которых вы упомянули. В Украине начинается избирательная кампания. Выдвигаются ли кандидаты от крымскотатарского народа на местных выборах?

Несколько дней назад мы встречались с лидером крымскотатарского народа Мустафой Джемилевым, Председателем Меджлиса Рефатом Чубаровым и народным депутатом Ахтемом Чийгозом по этому поводу. Политические партии «Европейская солидарность», «Голос» ведут работу по кандидатам. Думаю, что скоро Меджлис может сделать заявление, где озвучит решение или обозначит партии демократической направленности, с которыми рекомендовано идти на выборы в местные органы власти.

Еще один вопрос как делегату Курултая. Выборы на всех уровнях в Украине, несмотря ни на что, проводятся вовремя и идут по плану. В этой связи Курултай – как представительный орган крымскотатарского народа и Меджлис, избираемый Курултаем, с начала оккупации никаких выборов не проводит, что не соответствует регламенту. В 2016 году Меджлисом был введен режим чрезвычайного положения в его деятельности. А Конференция делегатов Курултая, прошедшая в конце 2018 года в Киеве, постановила о продлении полномочий органов национального самоуправления. В этой связи, возможно ли провести выборы делегатов Курултая и выборы новых членов Меджлиса в ближайшем будущем? И как вообще будет развиваться ситуация в отношении избирательных процессов органов национального самоуправления?

Что касается Курултая и Меджлиса, с правовой точки зрения у нас есть все основания работать в рамках чрезвычайного положения. Это первое. Из всех выборных политических институтов, действующих в Крыму на момент оккупации, Меджлис и Курултай – это единственные органы, которые остались легитимными. Эти органы на сегодняшний день представляют не только крымских татар, но и всех остальных граждан Украины, живущих в оккупированном Крыму.

Сегодня крымские татары оказались в достаточно сложной ситуации, имею ввиду оккупацию Крыма, которая стала причиной глобальной проблемы безопасности. Нашу землю временно оккупировали, мы видим попытку аннексии Крыма Россией. Сложившееся положение существенно ограничило наши возможности, однако мы обсуждаем вопросы связанные со сложностью проведения выборов, и я надеюсь, что мы вместе найдем формулу, которая обезопасит и представит ряд решений по довыборам в Меджлис из числа делегатов Курултая. Мы должны обеспечить усиление Меджлиса эффективными делегатами Курултая, потому что Курултай и Меджлис – наше национальное достояние, легитимность которого подтверждена со времени начала нашего возвращения на Родину из мест депортации. Это первый шаг.

Второй шаг. Я пришел из сферы технологий и очень хорошо понимаю, как можно поставить технологии на службу людям. Мы можем обсудить с делегатами Курултая и членами Меджлиса цифровые решения, которые помогут нам провести выборы.

Делегаты Курултая, крымскотатарские активисты даже в условиях временной оккупации Крыма отстаивают права народа и суверенитет Украины. Давайте вспомним, что несмотря на угрозу преследований со стороны оккупационной администрации, крымские татары в 2018 году провели Конференцию делегатов Курултая, которая состоялась в Киеве. Наши активные граждане готовы действовать, а будем ли мы проводить в ближайшем будущем конференцию или сессию, скорее всего, будет ясно после совещания с делегатами Курултая и членами Меджлиса. Уверен, что мы найдем какой-то разумный путь по созыву конференции или сессии.

Я убежден, что Меджлис и Курултай демонстрируют миру демократичность наших национальных институтов. Представьте себе, крымские татары ищут решение в ситуации, которая сложилась в 2014 году, на которую не могут дать ответ многие ведущие страны и международные организации. Несмотря ни на что Курултай и Меджлис продолжает представлять интересы своего народа и Крыма в целом.

И последний вопрос, Рустем бей, какие темы для Вас лично имеют приоритет в новом политическом сезоне?

В первую очередь, это наши люди. Это политзаключенные, которые незаконно удерживаются российскими властями. Во-вторых, три вышеназванных законопроекта. И, наконец, это наши национальные проекты.

Национальные проекты – это терминология, которая пока мало где звучала. Я поясню. Это инфраструктурные проекты, которые призваны обеспечить сохранение и развитие нашей национальной идентичности: Культурно-образовательный комплекс и Соборная мечеть в Киеве, строительство жилья и культурно-образовательных центров по всей территории Украины.