Когда был оккупирован Крым, в Татарстан ввели войска: член правления Всетатарского общественного центра Рафис Кашапов

Публікації
Асіф АлієвQHA
12 Березня 2021, 19:05
Асіф АлієвQHA
12 Березня 2021, 19:05

Фамилия Кашаповых — одна из самых известных в Татарстане. Братья-близнецы Рафис и Нафис Кашаповы почти всю сознательную жизнь посвятили борьбе за свободу своей Родины — Татарстана.

В 1990-х Рафис Кашапов был успешным предпринимателем и татарским филантропом. Вместе с братом он помогал в строительстве мечетей, поддерживал татарскую культуру, был одним из тех, кто выступал за расширение суверенитета Республики Татарстан, стремился ослабить политическое влияние Кремля на Казань.

С 2000-х ФСБ начало преследование братьев Кашаповых. Семейный бизнес был уничтожен, на Кашаповых постоянно оказывали давление и угрожали физической расправой, Рафиса неоднократно задерживали правоохранительные органы и применяли карательную психиатрию.

Рафис Кашапов стал одним из первых в России, кто выступил против оккупации Крыма и вторжения российских войск в Украину. Кашапов сравнивал политику Владимира Путина со сталинской, осуждал похищения, убийства, массовые обыски в домах крымских татар. В публикации «Вчера — Гитлер и Данциг, сегодня — Путин и Донецк!» татарский активист сравнивал Путина с действиями Гитлера в Судетах. Его брат Нафис призывал тюркские народы, Польшу и Украину объединиться для противостояния путинской агрессии.

В декабре 2014 года Рафис Кашапов был арестован. Правозащитные организации «Amnesty International», российский «Мемориал» и другие признали его узником совести. В 2015 году суд приговорил Кашапова к трем годам лишения свободы. После отбытия тюремного срока Рафис покинул Россию и перебрался в Европу, где получил статус политического беженца.

В интервью агентству «Крымские новости» Кашапов рассказал о планах РФ закрыть Всетатарский общественный центр и дискриминации казанских татар. Он объяснил, почему татарские активисты не поддерживают Алексея Навального, как сочувствуют крымским татарам и что отличает украинцев от россиян.

Рафис абый (татарское обращение к мужчине, старшему по возрасту — прим. ред.), 4 марта в квартире председателя Всетатарского общественного центра (ВТОЦ) Фарита Закиева прошел обыск. Активисты ВТОЦ считают, что за обыском стоит попытка закрыть общественный центр. Вы согласны с этим мнением?

Дело в том, что не только у Фарита Закиева состоялся обыск. Силовики также провели обыски у приблизительно 15 людей, членов президиума и активистов ВТОЦ. Однако информацию об этом в прессе они не распространяют, поскольку опасаются за свою жизнь. Обыски были очень жесткими, силовики «болгарками» взламывали двери, у некоторых людей зафиксированы переломы.

Такие грубые обыски проводятся с целью запугивания, чтобы в защиту Всетатарского общественного центра никто не встал.

А что же не нравится российским властям в деятельности ВТОЦ?

Лет 15 назад из российских городов и национальных республик стали изгонять арабских миссионеров-мусульман. Мы выступали против их выдворения, проводили акции. Несмотря на это, из Казани и Набережных Челнов (город в Татарстанеприм. ред.) выселили всех миссионеров. Позже такая же участь постигла турецкие учебные заведения, которые российские власти начали закрывать. Преподавателей этих лицеев, обвиненных в распространении пантюркизма, начали выдворять по всей России. На данное время ни одного турецкого учебного заведения в Татарстане не осталось.

Теперь же взялись за национальные организации Поволжья. Как вы знаете, в поволжских республиках (Татарстан и Башкортостан — прим. ред.) существуют две крупные и активные национальные организации: башкирская общественная организация «Башкорт», которую суд ликвидировал в 2020 году, и все еще действующий Всетатарский общественный центр.

Преследованиям подвергаются и финно-угорские организации, а команда на эти репрессии поступает из Кремля.

Всетатарский общественный центр критикует власть России?

Самый первый конфликтный момент возник с властями из-за того, что в уставе нашей организации существует пункт о создании независимого государства «Республики Татарстан».  После прихода Путина мы критиковали и до сих пор критикуем власть за политику в отношении языка, культуры, религии татар.

Всем известно, что две поволжские республики — это богатый регион.  Ни для кого не секрет, что из Татарстана выкачивают многомиллиардные суммы. Каждый год мы отчисляем в Москву до 80 процентов доходов. Даже Чингисхан взымал лишь 10 процентов налога с захваченных земель. Кремль забирает почти весь доход и из Башкортостана. В таких моментах мы не можем не критиковать Кремль и Путина.

Как вы оцениваете современное положение национальных прав татарского народа, ситуацию с татарским языком в РФ?

Татарстан хотя и формально зовется республикой, фактически — это колония России. В 2014 году, когда Россия оккупировала Крым, крымские татары оказались в том же положении, что и татары: ФСБ проводит массовые обыски, фабрикует уголовные дела против активистов, закрываются школы с крымскотатарским языком обучения, СМИ. Такая же ситуация долгое время наблюдается в Татарстане.

Хотя татар, ведущих борьбу за свои права, не так уж много, мы все равно продолжаем бороться. Нас — казанских татар, как и другие коренные народы, ломают пропагандистские СМИ. Они целенаправленно работают в этом направлении 24 часа в сутки. Постоянно пропагандируется русская культура, история, язык.

Получается, что русские — это «великая нация», а все остальные народы второсортные. Каждый день идет такая пропаганда. В последние годы в Татарстане показывают сериалы о так называемом «величии русского народа». Даже в селах пожилые люди начали говорить по-русски.

А в сфере образования русификация наблюдается?

Я приведу только один факт. За последние 11-12 лет по всей России закрыли больше 10 тысяч татарских школ и гимназий. Около пяти тысяч преподавателей татарского языка за последние два года лишились работы и стали преподавателями русского языка. Это культурный и моральный геноцид над нашим народом, казанскими татарами. Такое происходит в отношении всех других нерусских народов РФ.

В начале этого года в РФ из-за ареста оппозиционера Алексея Навального прошли массовые акции протеста. Насколько в Татарстане популярен Навальный и ожидаете ли вы масштабных митингов в Татарстане и РФ в целом в ближайшее время?

Навальный — такой же имперец, как и Путин. Когда Россия начала войну против Чечни и уничтожила 250 тысяч чеченцев, Навальный не осудил агрессию и геноцид над чеченским народом. Когда РФ захватила Крым, ввела войска на Донбасс, он не выступил и против этого.

Навальный — проект Кремля и возможный преемник Путина.

Отношение к Навальному в Украине тоже неоднозначное из-за его заявления о «российском Крыме». Как вы считаете, стоит ли Украине поддерживать если не его, то других российских оппозиционеров?

Украина должна поддерживать таких людей, как покойный Борис Немцов. К примеру, Андрея Илларионова, Гарри Каспарова, Михаила Ходорковского, Евгения Чичваркина, дальше перечислять не буду. Другие известные российские оппозиционеры придерживаются шовинистских взглядов. Они не будут защищать Украину, а значит, они не стоят вашей поддержки.

Рафис абый, вы один из первых, если не первый человек в России, который выступил против вторжения России в Украину и попал за это в тюрьму. Скажите, пожалуйста, что сподвигло вас выступить против российской агрессии?

Для нас с братом не впервой высказывать собственную позицию. Когда в 90-х была армяно-азербайджанская война, мы поддерживали Азербайджан. Мой брат Нафис дважды возил в Баку гуманитарную помощь беженцам, даже встречался с президентом страны Абульфазом Эльчибеем, азербайджанскими министрами.

Когда был обстрел Белого Дома в Москве в 1993 году, мы поддержали демократические силы.

Во время российско-чеченской войны помогали чеченскому народу. Проводили акции и мероприятия, выступая против агрессии России в Грузии в августе 2008 года.

Это наш долг, мы обязаны реагировать. А как же иначе? Мы всегда поддерживали народы, которые хотят вырваться из колониальных лап России.

Когда «зеленые человечки» — российские ГРУшники и ФСБшники вторглись в Крым, я не мог молчать. Когда ввели войска в Донецкую и Луганскую области, я не должен был молчать. Все это привело к возбуждению против меня уголовных дел («Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, совершенные с использованием сети “Интернет”» и «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства — прим. ред.), которые курировал генерал-майор ФСБ Васильев.

В 2015 году вас приговорили к трем годам ареста в колонии общего режима. Скажите, пожалуйста, в каких условиях и где вы отбывали несправедливый тюремный срок?

Ну, если сам генерал-майор ФСБ контролировал мое преследование, то понятно, в каких условиях я должен был содержаться (смеется – прим. ред.). Я почти полтора года сидел в одиночных камерах, на четвертый месяц моего пребывания в колонии мне запретили получать газеты и журналы, на которые был подписан. Меня постоянно отправляли в штрафной изолятор якобы за нарушение тюремного режима.

Условия содержания в тюрьме были ужасными, повсюду антисанитария, холодные камеры. Это все сказывалось на здоровье. Я несколько раз терял сознание. Однажды пролежал так 20 минут, как мне потом рассказали. Врачей удалось вызвать благодаря сокамернику-азербайджанцу. Он кричал на весь коридор, всем заключенным, что я без сознания и не подаю признаков жизни. Только когда взбунтовались все камеры, пришли доктора, сделали укол, дали какие-то таблетки и увезли меня.

А где удерживала вас российская власть?

В начале в татарстанской колонии, а затем в Республике Коми (северный регион России — прим. ред.).

Скажите, пожалуйста, как в Татарстане в 2014 году восприняли оккупацию Крыма и последующие репрессии против крымских татар?

Очень много татар сочувствуют им. Когда был оккупирован Крым, в Татарстан ввели войска, две российские мотопехотные дивизии проводили учения. Это было сделано для того, чтобы казанские татары не поднялись в защиту крымских татар. Даже после учений военнослужащие еще долго оставались в Татарстане.

После освобождения из заключения вы покинули Россию и посетили Украину. В Киеве встретились с членами Меджлиса крымскотатарского народа, украинскими политиками. Какое у вас впечатление о нашей стране и украинцах?

Да, у меня была встреча с Меджлисом крымскотатарского народа по приглашению его председателя Рефата Чубарова. Очень благодарен ему за приглашение. Тогда на встрече приняли участие лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, заместители председателя Меджлиса: Ахтем Чийгоз и Ильми Умеров. Я благодарен за встречи с крымскотатарскими и украинскими активистами. В Киеве я встретился с представителями кавказских народов, со своими соотечественниками.

Очень хорошие и теплые впечатления об украинцах. Я заметил отсутствие шовинизма у украинцев. Во время общения с россиянами замечаешь, как они свысока относятся ко всем нерусским народам, словно к второсортным людям. В украинцах я такого не увидел.

Я помню нашу встречу, когда вы посетили редакцию агентства «Крымские новости».

Асиф, я также благодарен и вам за встречу, вашей редакции, ее руководству. Мне было очень приятно побывать в вашем офисе, познакомиться с сотрудниками. Особо хочу подчеркнуть госпожу Гаяну Юксель, она всегда предоставляла мне информационную площадку для того, чтобы рассказать о положении татарского народа, тюркских народов РФ.

В Киеве меня приглашали выступать на различных телеканалах, я побывал в гостях у многих информационных агентств. В Украине действительно есть демократия и свобода слова.

Рафис абый, вас с Украиной также связывает родной брат-близнец Нафис, который долгие годы жил здесь в политической эмиграции. Расскажите, как сложилась его судьба после выезда в Польшу?

Нафис уже 16 лет, как покинул Татарстан. Будучи в Украине, он первое время жил в Крыму. Он активно участвовал в Революции Достоинства, знакомился со многими общественно-политическими деятелями. Уже позже после Евромайдана ему сообщили, что за ним охотятся российские спецслужбы, которые могут его ликвидировать. После этого он уехал в Польшу и получил там статус политэмигранта. Там он также продолжает общественную деятельность.

Помимо того, в Киеве у нас самый большой актив Общественной платформы «Свободный Идель-Урал». Мы с братом в постоянном контакте с членами организации. Он, приезжая в Киев, участвовал в ее нескольких акциях.

Вы получили политическое убежище в Великобритании. Скажите, пожалуйста, как вас приняла эта страна?

Я очень благодарен британскому народу. В МИД Соединенного Королевства я числился политическим узником. Когда я находился под следствием и был в тюрьме, обо мне рассказывали журналисты BBC. Amnesty International, которая как известно, основана в Великобритании, назвала меня узником совести и призывала освободить меня из-под стражи.

Британское правительство предоставило мне дом. Я получаю пособие и изучаю английский язык.

На данный момент вы проживаете без семьи?

Из-за пандемии коронавируса моя семья не может приехать ко мне. Но дай Бог, скоро будут подготовлены все необходимые документы и наша семья воссоединится.