УСПЕШНАЯ АВТОНОМИЯ: СЕКРЕТЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЮЖНОГО ТИРОЛЯ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

24 ноября 2018, 12:05
Закрыть
Арсен Жумадиловглава правления Крымского института стратегических исследований

Когда в Украине не только в широких, но и в экспертных кругах начинается дискуссия об автономии крымских татар в Крыму, участники такой дискуссии часто связывают аргументы разного категорийного ряда в единый клубок, который потом трудно развязать рациональными аналитическими инструментами. Смешиваются вместе аргументы политической целесообразности, исторической справедливости, теоретической правильности, практической способности. При этом относительно последнего эксперты склонны брать за основу наш собственный опыт недавнего или же отдаленного прошлого — рассматривать в деталях проблемы Автономной Республики Крым образца 1996-2014 года, которая на бумаге существует и по сей день, или советскую автономию образца 20-х — 40-х лет в Крыму.

Этот текст призван помочь с пониманием того, как на практике работает одна из самых успешных автономий в Европе — провинция Южный Тироль в Италии. Успешность этой автономии не только в ее межнациональном мире, который обеспечивается уже несколько десятилетий, но и в экономическом росте, причина которого в том числе и в полиэтничности региона.


Вчетверо меньше Крыма

Южный Тироль — наиболее северная провинция в составе Италии, где она граничит с Австрией. Площадь — 7,4 тыс. км2, что почти в четыре раза меньше площади Крымского полуострова. Население, согласно последней переписи 2011 года, составило 528 тыс. человек. Это почти в пять раз меньше, чем в Крыму (АР Крым и г. Севастополь). По состоянию на 2011 год в Южном Тироле на немецком говорило 62% населения, на итальянском — 23%. Еще 4% говорили ладинском языке. Он похожа на итальянский, но сами ладинцы — это автохтонный народ, культура и обычаи которого ближе к немецкой.

Примечательно, что этнический состав населения в Южном Тироле измеряется количеством носителей языка, а не национальной принадлежностью, тогда как в последней Всеукраинской переписи населения от 2001 года эти два параметра измерялись отдельно. В Крыму украинцем по национальности назвался почти каждый четвертый, а вот родным языком украинский считало только 9,5% крымчан. Таким образом, «языковой состав» населения значительно отличался от «национального состава». Есть над чем подумать составителям вопросов следующей переписи в Украине.

ВВП на душу населения в Южном Тироле, по данным 2011 года, составлял 40,5 тыс. евро. Это было примерно в 13 раз больше чем ВРП на душу одного жителя Крыма в том же году. С учетом дальнейшего роста экономики Южного Тироля и оккупации Крыма с ее негативными последствиями для экономики полуострова сегодня произведенных благ на одного тирольца приходится в 20 раз больше, чем на одного жителя Крыма. Кстати, Южный Тироль экономически значительно более развит чем в среднем другие регионы Италии.

Как так случилось, что преимущественно аграрная провинция, что раскинулась на сложном ландшафте альпийских гор и имела непростую историю межэтнических отношений, сегодня может уверенно демонстрировать экономические и социальные модели для подражания?

Вернемся к истории.


Сквозь тернии …

Южный Тироль длительное время был в составе Империи Габсбургов. Его судьба резко изменилась в результате Первой мировой войны. Согласно мирному договору в Сен-Жермен с 1919 году, Италия получила от Австрии две провинции: Тренто, которая имела преимущественно италоязычное население, а также часть австрийского Тироля, где 86% населения было немецкоязычным. При этом итальянцев в Южном Тироле на тот момент насчитывалось лишь около 3%.

На момент передачи Южного Тироля Италии ладинцы составляли 4% от общего населения. Как оказалось, политически они тяготели к союзу с немецкоязычным населением для защиты своих прав от итальянской экспансии.

Обосновывая необходимость передачи этой земли, итальянцы говорили не только о естественных границах Италии (а они должны были включать в себя долины альпийских рек, впадающих в Адриатическое море), но и утверждали: немецкоговорящее население Тироля не было собственно немецким по происхождению. По мнению итальянцев, это были потомки местных жителей, оказавшихся под властью германских племен в 5 в. и на протяжении веков потерявших латинские корни, ассимилируясь с новоприбывшим немецкоязычным населением.

Последний аргумент стал основанием для агрессивной политики культурной и языковой экспансии, который внедрял итальянский фашистский режим образца 20-30-х годов. Были запрещены газеты на немецком. Все без исключения коммуникации в органах власти перешли на итальянский язык. Образование в школах полностью и исключительно перешло на итальянский. Переименовывались названия географических и административных объектов. Были выведены из употребления все слова, содержащие «Тироль» в своем составе. Ассимиляция усилилась с запуском в 1934 году индустриальной зоны в административном центре провинции — городе Боцен (на итальянском — Больцано). Муссолини лично занимался ее созданием. Такая зона должна была создать условия для трудоустройства итальянцев из других регионов страны. При этом трудоустройство немецкоязычных на практике было ограничено. Этот расчет частично сработал, и до 1939 года итальянцы составили уже 25% местного населения.

Накануне Второй мировой войны, стремясь закрепить отношения между Германией и Италией и решить все спорные вопросы, Гитлер договорился с Муссолини о создании условий для переселения немцев Южного Тироля в Рейх. Идея заключалась в том, что местному населению предложили выбрать между «итализацией» и переездом в Германию. Там, где не сработала ассимиляция, должна была сработать миграция. Фашистские и нацистские организации развернули широкую агитационную кампанию с целью стимулировать немцев к переезду, но, к счастью для многих из них, началась Вторая Мировая, и Гитлеру с Муссолини просто не хватило ресурсов заниматься проблемой Южного Тироля.

В результате Второй мировой войны Австрия получила возможность восстановить свои исторические границы, что дало надежду южным тирольцам на присоединение к Австрии. Была образована Южнотирольская Народная Партия (ЮНП), которая начала активное и массовое движение, соответственно оказывая давление на итальянское правительство. В 1946 году страны, победившие в войне, собрали представителей Италии и Австрии, которая также привлекла представителей ЮНП, для решения вопроса Южного Тироля. В результатов двухнедельных переговоров была достигнута договоренность о ряде позиций, которые были оформлены в Соглашение Де Гаспери — Грубера, по именам итальянского премьер-министра и австрийского министра иностранных дел. Соглашение предоставляло, в частности, такие гарантии немецкоязычному населению в составе Италии: получение начального и среднего образования на родном языке, уравнение немецкого и итальянского языков в органах власти, а также равенство доступа в трудоустройстве. Также оговаривалось предоставление автономии в исполнительных и нормативных полномочиях для региональной власти.

Момент подписания Соглашения. Де Гаспери — справа. Фото: opinione-pubblica.com

Соглашение Де Гаспери — Грубера стало приложением к Итальянскому мирному договору, тем самым получив статус международного документа.

На основании Соглашения был принят Автономный устав 1948 года.

Несмотря на высокие договоренности, на практике итальянское правительство не спешило реализовывать автономию, или же толковало ее в выгодном для себя свете. Немецкий язык на практике не получил равного использования рядом с итальянским, реальное равенство в доступе к трудоустройству также не было достигнуто.

В 50-е годы немецкоговорящее население Южного Тироля мобилизовалось в единое мощное общественное движение с целью влияния на сложившуюся ситуацию. Кульминацией движения стала мощная демонстрация в 1957 году в окрестностях Бозена/Больцано, административного центра провинции.

В 1960 году Австрия вынесла на обсуждение проблемы Южного Тироля в качестве спора с Италией в ООН. Соответствующая резолюция ООН постановила, чтобы обе стороны начали переговоры с целью выполнения Парижского соглашения. Переговоры продолжались 9 лет. В 1969 году стороны договорились о «пакете» из 137 мероприятий, выполнение которых снимало бы претензии Австрии к Италии.


Уроки

В следующем материале я попытаюсь детально проанализировать политическую систему Южного Тироля, которая сложилась на основании Автономного устава 1972 года, и некоторые ключевые аспекты общественной жизни, позволившие этому региону достичь успеха. Однако некоторые важные уроки истории можно вынести уже сейчас:

  • вопрос Южного Тироля долгое время находился в повестке дня международных организаций, прежде всего ООН, которые фокусировались на нахождении эффективных решений;
  • вопрос Южного Тироля был и является предметом межгосударственных отношений Италии и Австрии, в которых Австрия выступает в роли родственного государства (kin-state) для немцев провинции;
  • фашистский режим Италии в попытке ассимилировать и изменить национальный состав провинции последовательно прибегал к политике экономической экспансии в регионе;
  • немецкое население Южного Тироля смогло самоорганизоваться в массовое общественное движение, которое имело стабильное организационное оформление в виде крупнейшей политической партии региона (ЮНП).

Эти уроки не указывают на готовые рецепты решения крымского вопроса, хотя и подсказывают возможные направления движения для государственных политиков сегодня и в будущем, после деоккупации Крыма.

Смотреть еще: