Третье бахчисарайское «дело Хизб ут-Тахрир». Один диалог | QHA media
11 Березня 2020, 22:39

Третье бахчисарайское «дело Хизб ут-Тахрир». Один диалог

Закрити

Тарас Ибрагимов

журналист

Российского писателя Владимира Сорокина год назад (может чуть больше) спросили, что он думает по поводу будущего своей страны.

Сорокин ответил:

«Если говорить о будущем России, как мне кажется, ее будущее – это ее настоящее. Это было всегда».

Не припомню более точного, емкого определения.

Третье бахчисарайское «дело Хизб ут-Тахрир». Аресты.

Второе бахчисарайское «дело Хизб ут-Тахрир». Суд в Ростове.

Бахчисарайское «дело Хизб ут-Тахрир». Приговоры, этап, колонии.

Говорить о людях, которых сегодня забрали на долгие годы вперед из семей, и каково это наблюдать за этим – не хочу. В том числе, чтобы избавить «фейсов» (прозвище сотрудников ФСБ – прим. ред.) от повода лишний раз позлорадствовать.

А близкие мне люди там, в Крыму, и так все знают. С разрешения Лутфие Зудиевой опубликую один диалог.

Сейтумер Сейтумеров, после того как его привезли в кабинет следователя на Франко (на бульваре Франко, 13 в оккупированном Симферополе расположено «управление ФСБ РФ в Крыму» – прим. ред.), позвонил жене Пакизе:

Следователь: Здравствуйте, это Пакизе Алишаровна?

Пакизе: Да, здравствуйте.

Следователь: Утром у вас производили обыск. Я вам сообщаю, что ваш муж задержан по подозрению в совершении преступления по статье 205.5, то есть «участие в запрещенной террористической организации Хизб ут-Тахрир». Будет после моего задержания направлен в ИВС. Сейчас вам предоставлено право с ним пообщаться. Так называемый телефонный звонок. Передаю трубку.

Далее разговор Сейтумера и Пакизе

(в переводе с крымскотатарского):

– Здравствуй, дорогая. Как ты?

– Здравствуй. Нормально. Ты как?

– Как наш ребенок?

– Мама смотрит.

– Мама как? После того, как забрали Османа (брата Сейтумера), с мамой осторожно будь, береги ее и свою маму тоже. У меня все есть – вода, еда. Не переживай.

– Что вообще говорят? Сегодня суд? Когда?

– Завтра.

– Во сколько?

– Не знаю, у меня информации нет, напишут. Если надо будет, узнаете у (адвоката) Эдем агъа (Семедляева).

– Хорошо.

– Ладно, будь осторожна.

– Хорошо.

– Всем передавай привет.

– Хорошо, папа приехал, все хорошо.

– Хорошо, всем привет. До встречи.

Под избрание меры пресечения адвокаты обычно собирают характеристики на своих подзащитных.

Из письма соседки Сейтумера Ольги Николаевны:

Необыкновенно чуткий и добрый человек, чувствует душой нужду другого. Непьющий, некурящий, не хулиганит, тихий, работящий, все умеет. Настоящий человек и должен быть таким. Жалеет животных. Подобрал бездомную собаку. Собака в нем души не чает. А собаки они душой чувствуют, какой человек. Татарин, а на помощь придет к русскому всегда, не то что другой русский. Я думаю, что этот человек к Богу стоит ближе, чем другой православный. Я про Сейтумера не могу ничего плохого сказать.

От себя добавлю. Не забывайте по возможности: там, в Крыму, живые люди, из плоти и крови. Такие же, как мы. И даже лучше. Не уверен, что моя соседка написала бы так про меня.

А это – Сейтумер:

Блог опубликован с согласия автора