Европейский опыт регулирования межэтнических отношений | QHA media
24 декабря 2018, 17:33

Европейский опыт регулирования межэтнических отношений

Закрыть

QHA media продолжает публикацию эссе о том, каким должен быть механизм борьбы крымских татар за свои права. Эти материалы отобраны в результате конкурса среди молодых специалистов в области обществоведения, который проводился Крымским институтом стратегических исследований.

Предложенная тема эссе звучала так: «Крымскотатарский народ стремится к повышению уровня узнаваемой репрезентативности борьбы за свои права на международной арене. Какими будут ваши рекомендации и предложения крымскотатарским общественным и политическим деятелям? Укажите конкретный доступный политико-правовой и медийный инструментарий и / или алгоритм действий».

Мамут ОсмановФиналист конкурса

Основными направлениями деятельности политики регулирования межэтнических отношений в большинстве европейских стран являются:

• предотвращение межэтнических конфликтов;

• миграционные и демографические процессы; становление единой нации;

• этнокультурные процессы (образовательные, языковые и др.).

Объектами политики регулирования межэтнических отношений могут быть как все граждане, так и их отдельные категории, а именно этносы, национальные меньшинства, диаспора, а также отдельные органы власти.

Рассмотрим некоторые примеры регулирования межэтнических отношений в странах Европы.

Конституция Испании (статья 2) определяет и гарантирует права на автономию для национальностей и регионов. В стране существует 17 автономных региональных сообществ, 4 из которых — Андалусия, Галисия, Каталония, Страна Басков — имеют полную автономию. Широкую автономию, в частности право осуществлять законодательную власть, имеют 20 регионов Италии, а 5 регионов (Сицилия, Сардиния, Трентино-Альто-Адидже, Фриули-Венеция-Джулия, Валле-д’Аоста) наделены специальными функциями и положениями автономии, которые закреплены в специальных конституционных законах.

Интересным примером конечного успеха территориальной автономии является провинция Южный Тироль в Италии. Страной происхождения в этой провинции считается Австрия. Она была создана для защиты языковых и культурных прав южно-тирольцев — ее «титульного» немецкоязычного большинства. С ними сосуществуют две другие языковые группы — это итальянцы и еще одна очень маленькая группа, состоящая из говорящих на ладенском языке и достигающая лишь 4% от общей численности населения. Пройдя через трудный и мучительный период мировых войн, оккупаций, аннексий и агрессивного сепаратизма с террористическими проявлениями в определенный период XX века, сегодня эта территория обладает высоким уровнем самоуправления, имеет собственный парламент, правительство и президента, и признана «историей успеха», которая может служить моделью для разрешения межэтнических столкновений и защиты языковых меньшинств. Важной особенностью автономии Южного Тироля является то, что ее статус гарантирован на международном уровне – он закреплен в статье 2 Конституционного Закона. Это означает, что автономия Южного Тироля не может быть сужена или поставлена под сомнение в одностороннем порядке. Особый интерес (в контексте Крыма) представляет то, что каждый, кто находится на государственной службе, должен уметь говорить на двух языках, что определяется проведением экзамена на знание языка, сдача которого подтверждается сертификатом. Предоставление сертификата является обязательным для поступления на службу и для продвижения, или перевода на другую должность либо в другую организацию. Это требование применяется ко всем сотрудникам, от водителей до директоров и руководителей департаментов, при этом соблюдается принцип «чем выше должность, тем сложнее экзамен».

Южный Тироль иногда называют «автономией для всех», что означает, что в этой динамичной автономии все три языковые группы имеют свою долю представительства в правительстве и администрациях, и имеют приоритетный доступ к занятости. Их языки поддерживаются таким образом, чтобы максимально использовать их в повседневной жизни. Такая открытость дает членам всех трех языковых групп ощущение, что автономия принадлежит им всем, и способствует растущему осознанию того, что каждый может сделать свой вклад в жизнь этой провинции. Кроме того, индивидуальные права каждого гражданина, проживающего в данной провинции, также надежно защищены.

Межнациональные отношения в Боснии и Герцеговине регулируются путем защиты политических прав и интересов национальных групп в системе государственных институтов.

Основными регулирующими механизмами являются:

  • распределение власти между тремя национальными группами, что, в свою очередь, должно обеспечивать их равным влиянием на процесс принятия политических решений и управление государством, несмотря на разницу в размере трех национальных групп;
  • правление параллельного большинства в процессе формирования государственных органов, что помогает предотвратить приход националистических лидеров к власти и определяет межнациональные политические стратегии;
  • право «вето» для представителей национальных сегментов, реализуемое по принципу «жизненно важных интересов нации», которое гарантирует политическую безопасность меньшинства от диктата большинства.

Такой подход оправдан в любой многонациональной стране, в том числе, в Украине, поскольку представители крымских татар должны обязательно иметь свое влияние на решения правительства относительно сохранения своей идентичности.

Регулирование межнациональных отношений через региональную политику используется в Германии. Турьяница С. в своей книге “Защита национальных меньшинств Германии” отмечает: «В своей внутренней национальной политике Германия уделяет внимание вопросу справедливого равноправного развития регионов, что является логическим следствием формирования фундаментальной основы для решения национального вопроса».

При этом, Основной закон Германии не содержит статей, непосредственно посвященных национальным группам. Тем не менее, практика системы прав национальных групп на государственном уровне в свое время существовала. Так, пункт 118 имперской конституции от 28 мая 1849 года гласил:

«Негерманоязычной части немецкого народа гарантировано право использовать свой родной язык в начальных школах, в органах местного самоуправления и в суде», но первая попытка ввести общую конституцию, в которой провозглашены правовые элементы национальной политики, не была реализована. Позже, с принятием Веймарской Конституции от 11 августа 1919 г., в ст. 113 было закреплено: «часть народа государства не ограничена в правовых и административных процедурах в его свободном национальном развитии, в частности в использовании родного языка в начальных школах, во внутреннем самоуправлении и в суде».

Согласно Конституции Германии в частной сфере, использование и изучение каждого языка гарантируется. Частная сфера не ограничивается сферой семьи, но охватывает все негосударственные формы, такие как — частные средства массовой информации, предприятия, учреждения. Кроме того, в Германии нет государственной религии. Свобода веры, совести, религиозных или идеологических убеждений, гарантированы пунктом 1 ст. 4 Основного закона, которая, помимо прочего, включает право на свободный выбор в отношении присоединения (или неприсоединения) к религиозной или идеологической общине, право родителей обеспечивать такое религиозное и нравственное воспитание своих детей, которое они считают нужным, и в целом право действовать в соответствии со своими предубеждениями.

Подавляющее большинство национальных и этнических групп в Германии являются членами религиозных общин и принадлежат к протестантской или католической церкви. Согласно Основному закону, они имеют право создавать свои собственные частные учебные заведения и управлять ими в соответствии с законом. Эти образовательные учреждения включают школы с соответствующим языком преподавания. Частные школы, где обучение ведется на соответствующем языке, имеют право искать свои собственные источники финансирования без каких-либо ограничений или дискриминации из государственного бюджета, международных источников или частного сектора. Лица, принадлежащие к национальным и этническим группам, имеют право создавать и поддерживать свои собственные организации или ассоциации.

Права, которые касаются процедуры выбора принадлежности к национальным группам и которые представляют собой субъективное право граждан, непосредственно закреплены в немецком законодательстве следующим образом:

1) право на свободу индивидуального выбора в Германии основывается на общей свободе прав человека, которая гарантирована в ст. 2 Основного закона: «Каждый имеет право выражать свое мнение, если это не касается прав других лиц или не нарушает конституционный порядок или моральные нормы»;

2) признание принадлежности к определенной национальной группе является свободным, т. е. гражданин имеет право выбирать, считать себя принадлежащим к какой-либо группе или нет; индивид делает этот выбор самостоятельно;

3) статья 116 Конституции гласит: «В изложении Основного закона, немцы — это те, кто имеет немецкое гражданство», т. е. права, закрепленные в Федеративной Республике, в полной мере распространяется на каждого человека, принадлежащего к определенной национальной группе населения Федеральной Республики Германии; отсюда следует, что особый статус последнего основан на общеправовом статусе гражданина;

4) реализация прав, связанных с этим выбором, не может поставить человека в невыгодное положение.

Саксония и Бранденбург имеют наибольший опыт в регулировании межэтнических отношений, в конституциях которых закреплено положение о правовой основе этнических меньшинств в пределах земельных границ; соблюдаются их права в сфере культуры, образования, экономики; предоставляется поддержка национальным СМИ и т. д.

Статья 27 Конституции Венгрии устанавливает положение национальных и этнических групп, гарантирует право на создание органов самоуправления (местных и национальных), предусматривает принятие законов, обеспечивающих представительство национальных и этнических групп, проживающих в Венгрии, и содействие культурному развитию.

В системе органов государственной власти также созданы эффективные институциональные механизмы, а именно:

— Уполномоченный по делам национальных и этнических групп, основной функцией которого является расследование или поручение расследования нарушения их прав и принятие мер по устранению этих нарушений;

— Управление по делам национальных и этнических групп, целью которого стало формирование и координация государственных программ и задач в области развития национальных и этнических групп.

Таким образом, в Венгрии создана система обеспечения прав этнических групп, которая содержит мощные механизмы защиты и участия в государственном управлении.

Каждая страна может по своему усмотрению и каким-либо образом влиять на этно-национальную ситуацию на своей территории, но главное — соблюдать права всех представителей этнических групп, проживающих на ее территории. Ряд документов уже был принят в рамках международной европейской организации и на уровне каждого отдельного государства европейского региона, но фактическая ситуация свидетельствует о многих противоречивых моментах и нежелании многих государств фактически решать проблемы, связанные с проживанием других национальностей (коренных народов) на своей территории.


Выводы

Следует подчеркнуть, что вопрос об автономии всегда был достаточно спорным, особенно в странах Центральной и Восточной Европы. Реализация политики, направленной на автономию, включает в себя достижение по крайней мере двух основных целей, а именно: удовлетворение и выполнение требований национальных групп (коренных народов) по сохранению их этнокультурной самобытности, с одной стороны, и обеспечение сохранения государством его границ, признанных на международном уровне, с другой.

Таким образом, юридический принцип (права человека) и принцип безопасности, фактически взаимосвязаны, и преобладание одного над другим зависит от конкретных обстоятельств, таких как внутренняя и внешняя политическая ситуация, временные рамки.

В целях совершенствования нормативно-правовой базы регулирования межэтнических отношений предлагается заимствовать соответствующий положительный зарубежный опыт, а именно: защиту политических прав и интересов национальных групп в системе государственных институтов (Венгрия); методы административно-правового регулирования (Германия); закрепление основ автономии (опыт Испании и Финляндии).

Изучив зарубежный опыт, можно избежать ошибок при выстраивании политики регулирования межэтнических отношений, однако следует учитывать, что заимствованные нормы зарубежного законодательства должны быть «адаптированы».

Материалы, опубликованные в рубрике «Мнения», могут не совпадать с позицией редакции.