Аналитика

Лишние люди. Что стало с некогда влиятельными крымскими политиками

28 января 2019, 19:03
Закрыть

Микола Карпенко,
специально для QHA

Бывшая крымская властная и бизнесовая элиты переживают период небытия. Небытия политического, на фоне которого сократились и материальные прибыли. Есть ли шанс видным деятелям доаннексионного периода Крыма вернуться в политику и изменит ли это что-то в оккупированном регионе?

Оккупация Крыма значительно изменила круг людей, влиявших и принимавших решения, как в самой крымской власти, так и около нее. «На поверхность» вышло все: и старые обиды, и желание избавиться от назойливых персон, и просто – недопущение конкуренции за власть. В дальнейшем проявилась и еще одна тенденция – персоны, которые оказались в опале или оппозиции еще задолго до 2014 года, не должны были получить шанса на новый «взлет» или хотя бы возвращение.

Вот так и была сформирована новая крымская политическая «элита», выходцами из «украинского периода» в которой сегодня можно считать лишь Владимира Константинова, Сергея Цекова, Константина Бахарева да Ларису Опанасюк. Остальные (включая Сергея Аксенова) никогда не играли роль деятелей «первого ряда». А вот «потерянных», но когда-то знаковых или заметных персонажей немало. И они, в разной степени активности, проявили себя и после событий 2014 года, но, констатируем однозначно – тотально неуспешно.

Попробуем проследить судьбы и траектории последних лет жизни нескольких экс-представителей крымской элиты и постараемся ответить на вопрос: есть ли у них будущее?

Сохранить «нажитое непосильным трудом»

Фото: Крым Политический

Пожалуй, наиболее философским из нашего ряда станет сюжет о народном депутате Украины трех созывов Борисе Дейче. Уже на момент избрания нардепом в третий раз, в 2012 году, Борис Давыдович занимал прочную позицию «патриарха» крымской политики, его авторитет как во властной элите региона, так и в партийных рядах «регионалов» был стабильным и непререкаемым. Собственно, и выборы в округе № 8 (объединявшем Белогорский, Нижнегорский, Советский районы и Судак) были выиграны легко и непринужденно с результатом в более чем 60 %. Особой активностью в парламенте Украины он не запомнился: сказывались и возраст (Дейч 1938 года рождения) и в принципе его позиция такого себе «смотрящего» за крымскими интересами, который мог отстоять определенные экономические или политические права автономии в высоких кабинетах.

События «Евромайдана» не сразу заставили опытного политика активно выразить свою позицию: он по привычке выжидал. Памятна была история 2005 года, когда Борису Давыдовичу, на тот момент главе Верховной Рады АРК, пришлось приложить немало усилий и найти контакты в новой «оранжевой» власти, чтобы сохранить свое кресло до выборов 2006 года. Потому резких заявлений Дейча в те дни мы не найдем. А вот после бегства Виктора Януковича и появления в качестве и. о. президента Александра Турчинова, старый аппаратчик Дейч почувствовал, что может стать неким посредником между новой киевской властью и радикализировавшейся крымской элитой, прежде всего – руководством ВР АРК во главе с Константиновым.

Все это было еще до появления «зеленых человечков», и поначалу речь действительно шла о расширении прав автономии. Как говорят кулуарные источники, Константинов и его ближайшее окружение решили «развести» Бориса Давыдовича, убедив его в отсутствии сепаратистских настроений и предложив вернуться в Киев для формирования некоей группы депутатов ВР Украины, с которой крымские парламентарии якобы и будут нарабатывать совместные решения по расширению прав. Когда же г-н Дейч приехал в Киев, российский спецназ уже захватил административные здания в Симферополе и Севастополе и его миссия в Киеве натолкнулась на логичные вопросы о сепаратизме. Умудренный политик понял, что положение его становится опасным и вернулся в Крым. Его расчет был прост: дождаться развязки ситуации, а потом действовать по ее итогам. Именно поэтому Борис Дейч открыто принял участие в фейковом «референдуме 16 марта», впрочем, достаточно туманно заявив о поддержке «воли жителей Крыма», а на следующий день заявил о сложении с себя депутатских полномочий в ВР Украины. Однако на практике он оставался депутатом вплоть до окончания полномочий парламента седьмого созыва осенью 2014 года и еще несколько раз появлялся в зале на Грушевского, 5 в Киеве.

На фоне аннексии Крыма и начала российского вторжения на Донбасс в жизни самого Дейча произошли безрадостные события: в 2014-м умерли его жена, а также многолетняя соратница – гендиректор ТОК «Судак», составлявшего главную материальную основу состояния г-на Дейча. Кроме того бизнес сыновей, сосредоточенный на Донбассе, потерпел серьезный урон. А главное: Борис Давыдович не смог найти себя в новой политической реальности. Как говорят, его стратегической задачей было пролоббировать свое избрание в Совет Федерации РФ, используя старые связи как в Киеве и Донецке, так и в Москве. Тем самым он мог якобы достойно и почетно завершить политическую карьеру «сенатором».

Однако, реалии сложились совсем иначе. Якобы новые «хозяева» оккупированного региона посоветовали Дейчу забыть о своей особой роли и авторитете, а сосредоточиться, в первую очередь, на своих активах в Судакском регионе (а не секрет, что там практически любое предприятие курортной и прочих сфер – имело конечным бенефициаром или «долю» именно семьи Дейч). А то ведь и этого можно лишиться. Дейч вынужден был смириться.

Последующие его попытки как-то проявить себя можно считать сугубо символическими. Так, в сентябре 2014-го Борис Дейч стоял за выдвижением в «Судакский городской совет» списка местного отделения партии «Родина», что можно объяснить давними близкими отношениями с другим представителем крымской экс-«элиты» Александром Мельником (о нем и его перипетиях – см. ниже). Несмотря на масштабную кампанию, против выдвиженцев г-на Дейча да и его самого была развязана «черная» информационная кампания в СМИ, подконтрольных партии «Единая Россия» и оккупационной власти. В итоге в горсовет прошло только два депутата, что может обеспечить лишь символическое представительство его интересов.

Один из главных активов семьи Дейч – ТОК «Судак» оказался в подвешенном состоянии. Прежний его основной владелец – «Смарт-Холдинг» украинского бизнесмена Вадима Новинского – не мог никак повлиять на статус своей собственности, и Борису Давыдовичу пришлось временно встать «у руля» здравницы (и это в возрасте 77 лет!). С 2016 года основные территории ТОК «Судак» перешли в ведение Министерства обороны РФ, однако, уже в 2017-м году стало известно о том, что коммерческую деятельность в оздоровительном комплексе ведут некие предприниматели из Дагестана (отметим, что генеральным директором здравницы сейчас значится некий Магомед Костоев). Предположим, что речь идет о продаже основного пакета акций ТОК «Судак» при сохранении некоей доли семьи Дейч во владении здравницей.

В остальном бизнес-активы экс-нардепа и Героя Украины не пострадали, его все также можно назвать «хозяином Судака», тем более что руководители местной власти – что «глава горсовета» Сергей Новиков, что «глава администрации» Андрей Некрасов – как чиновники карьерой целиком и полностью обязаны Борису Давыдовичу. Но, ясное дело, после 80-летнего юбилея, который г-н Дейч отпраздновал в августе прошедшего года, думать о каких-то политических перспективах не приходится. Как говорится – что сумел сохранить, то и унесешь с собой…

Стойкая ненависть

Фото: news.pn

Именно так можно охарактеризовать отношения, которые давно сложились между двумя бывшими участниками ОПГ «Сейлем» в 90-х годах прошлого века Александром Мельником и Сергеем Аксеновым. До аннексии оба были депутатами ВР АРК от блока «За Януковича!» (Партии регионов) и «Русского единства» соответственно. В чем истоки вражды двух бывших «новых крымских» — доподлинно неизвестно. Однако известно, что после разгрома ОПГ и посадки его главы Сергея Воронкова на рубеже веков, Мельник (который стоял в иерархии группировки достаточно высоко) посчитал, что настал его час – и часть собственности «босса» присвоил себе. А вот Сергей Аксенов сохранил Воронкову верность, что и послужило залогом их дальнейших отношений.

В 2006-м Мельник впервые избрался в крымский парламент и стал «серым кардиналом», представляя в нем интересы олигарха Рината Ахметова. Под прямым влиянием Мельника находились и глава ВР АРК Анатолий Гриценко, и мэр Симферополя Геннадий Бабенко и ключевые министерства в Совмине АРК (например, Министерство экономики и вовсе возглавляла его родная сестра – Светлана Верба). Воронкова и Аксенова такое «вознесение» их бывшего партнера явно не радовало, и потому именно они и стали локомотивом протестных акций «Гражданского актива Крыма» против спикера Гриценко и «серого кардинала» Мельника в 2009 году, сумев привлечь на свою сторону как часть крымских «регионалов», так и Русскую общину Крыма во главе с Сергеем Цековым. В итоге скандал разросся настолько, что глава Партии регионов Виктор Янукович был вынужден прислать в регион «смотрящего» – Василия Джарты, который в марте 2010-го стал крымским премьером.

Вот тут и наступил первый период опалы для Александра Мельника: пришедшая с Джарты макеевская команда стала бесцеремонно выдавливать его из привычных сфер влияния – прежде всего, бизнеса по добыче и обработке камня, а также – строительной сферы. Влияние «серого кардинала» стало сокращаться. Реальным оружием в борьбе для Мельника стал медиа-холдинг, который включал в себя телекомпанию ИТВ и газету «Крымский телеграф», а также возможность влиять на политику «Крымской правды» – ведущей ежедневной газеты региона. Со смертью Джарты и приходом в Совмин Крыма старого знакомого Мельника Анатолия Могилева положение бизнесмена несколько улучшилось. Однако, сравнить его с периодом 2006-2010 годов все же было нельзя.

В дни неопределенности 2014-го Александр Иосифович попробовал воспользоваться своим шансом. Он, пусть и с опозданием, но пришел на первое заседание ВР АРК в уже захваченном «зелеными человечками» здании. Там он озвучил требование группы депутатов (насчитывала по разным оценкам от 20 до 25 штыков от Партии регионов) назначить главой Совмина вместо отставленного Могилева Виктора Плакиду, на тот момент – все еще постпреда президента Украины в Крыму. Однако под давлением Константинова и Цекова (а закулисно – Воронкова) “проголосовали” за кандидатуру Аксенова.

Такой расклад власти играл явно не в пользу Мельника, потому как сразу всплыли старые счеты Аксенова, за которым маячила тень Сергея Воронкова. Креатуры Мельника в Совмине быстро «предвидели» и присягали на верность новым руководителям (к таковым можно отнести, например, и сохранившую свой пост крымского «министра образования и науки» Наталью Гончарову, и назначенную «министром культуры» Крыма Веру-Арину Новосельскую, а вот та же Светлана Верба пост потеряла через считанные месяцы).

Александр Мельник, как настоящий боксер, попробовал бороться. Ему удалось найти контакты в Москве и получить право на формирование списка «отделения партии «Родина»» для участия в «выборах в госсовет» в сентябре 2014 года. Первым номером был поставлен экс-нардеп Украины от Севастополя Вадим Колесниченко. Вторым – гендиректор завода шампанских вин «Новый свет» Янина Павленко. Третьим – некий российский бизнесмен из Владивостока Александр Емелин (позднее выяснилось, что он гендиректор ООО «Титановые инвестиции», на которое был переписан принадлежащий олигарху Дмитрию Фирташу завод «Титан» в Армянске). Себе же Мельник отвел почетное четвертое место.

Кампания «Родины» была скандальной и яркой. В определенный момент «Единая Россия» почувствовала, что ряд выдвиженцев «Родины» могут составить реальную конкуренцию ее кандидатам в одномандатных округах и потому решила этих кандидатов в количестве почти десять человек просто-напросто снять (а среди них были вполне себе известные крымские политики «украинского периода» — Геннадий Бабенко, Олег Зубков, Владимир Шкаберин, Михаил Красненков, Александр Рябков и др.). Более того, весь медиа-ресурс холдинга Мельника работал на партию. По количеству рекламы на улицах крымских городов и в эфире телекомпании ИТВ «Родина» могла соревноваться только с «Единой Россией». Но – кандидаты-одномандатники были сняты, а в начале сентября 2014-го второй номер списка Янина Павленко якобы добровольно отказалась от баллотирования. Итоги «голосования» 14 сентября зафиксировали официальные 2,65% голосов за «Родину», тогда как закрытый экзит-полл отдавал партии 6,2%, что гарантировало попадание примерно 3 депутатов в «госсовет» (как раз – Колесниченко, Емелина и Мельника при выбывшей Павленко). Но – не важно, как голосуют, важно – как считают.

Потеря статуса депутата, конечно, значительно снизила влияние Александра Иосифовича. По итогам «выборов» 2014 года во власти у него остался лишь один партнер – Игорь Лукашев, но этого явно было мало. Очевидно, были утрачены последние сдерживающие крючки, и уже весной 2015 года на одной из трасс близ Симферополя автомобиль Александра Мельника остановили с помощью кавалькады других машин. Мельника вытащили из салона и достаточно серьезно избили.

С этого времени бывший «серый кардинал» практически ведет замкнутый образ жизни. Основную часть своих доходов он формирует от получения арендной платы за соответствующие помещения, земельные участки и площади. Его строительный бизнес значительно сократился, а медиа-холдинг перешел на самоокупаемость и фактически стал придатком официальных пропагандистских СМИ региона. Сам же экс-депутат большую часть свободного времени проводит вне Крыма – в том числе, на территории США, где у него есть недвижимость в штате Флорида. Не чужд экс-депутат и культурному туризму: так, автору этих строк довелось встретить его лично в июне 2017-го, в сезон «белых ночей» в одном из китайских ресторанов в Санкт-Петербурге в окружении друзей и дам. Так что, если не на политическое влияние, то хотя бы на красивую жизнь ему вполне хватает.

«Ленинская» ссылка

Фото: Крым Политический

Еще один яркий персонаж «нулевых» — экс-спикер ВР АРК Анатолий Гриценко сейчас явно выпал из актуальных политических процессов в регионе. Его биография имеет взлеты – руководство парламентской комиссией, дважды спикерство в ВР АРК в 1997-1998 и 2006-2010 годах, вице-премьерство в Совмине – и падения, которые Анатолий Павлович переживает обычно – в родовом гнезде – селе Чистополье Ленинского района Крыма. Собственно, именно туда, дважды после отставок он возвращался в 90-е в качестве главы сельсовета и долго ждал, когда судьба вновь улыбнется ему в «нулевые».

Уйдя из кресла спикера ВР АРК весной 2010 года губернатором в Херсонскую область, Гриценко быстро вернулся снова в Крым: уже в июне 2010-го Янукович его из глав ОГА уволил, а в 2011-м политика задержали и предъявили обвинение в превышении служебных полномочий. Само дело воспринималось как месть Гриценко со стороны Василия Джарты, с которым отношения не сложились, но вес двух политиков оказался явно не в пользу крымчанина. В итоге, как говорят, только смерть Джарты летом 2011-го избавила Гриценко от реального срока. Он получил условное наказание и снова вернулся на просторы степей Ленинского района, где и встретил 2014 год.

Надо сказать, что Анатолий Павлович сумел быстро сориентироваться в российской реальности. Уже в апреле 2014-го он принимал активное участие в создании «крымской организации партии «Справедливая Россия»», а 1 мая удивил Симферополь достаточно внушительной колонной под знаменами этой партии на демонстрации. При формировании списка в «госсовет» он занял второе место, уступив первенство депутату Госдумы РФ Александру Терентьеву, однако, очевидно, мало надеялся на успех именно списка, потому что главную активность развил параллельно в одномандатном избирательном округе в том самом Ленинском районе.

«Единороссы» не преминули превентивно устранить конкурента: в самый разгар предвыборной гонки в конце августа по решению суда Анатолий Гриценко был снят с выборов – причем, как в округе, так и в списке партии. Основанием стал якобы тот факт, что Гриценко имел непогашенную судимость и скрыл это. Сам Гриценко  настаивал, что по российским законам статья, по которой он осужден, декриминализирована, и у него есть справка об отсутствии судимости. Но суд решил иначе. И что Гриценко, что «Справедливая Россия» в Крыму не получили никакого представительства (официальные результаты – 1,84%). Хотя о силе авторитета Анатолия Гриценко на малой родине говорит хотя бы тот факт, что «депутатами муниципальных образований» Ленинского района от «Справедливой России» в 2014 году стали 23 человека (из всего 90 таких «мандатов», полученных партией в Крыму).

И действительно – практически все объекты собственности – кафе, бары, рестораны, гостиницы, помещения под аренду и земельные участки, типографию и даже телекомпанию в Ленинском районе Анатолию Павловичу сохранить в собственности удалось. Однако, за пределы родного района его влияние не выходит. И кажется, это сознательный договор с нынешней оккупационной властью – отсутствие публичности в обмен на сохранение материального статуса. Насколько он долгосрочный – покажут ближайшие полгода.

Последний коммунист

Собственно, единственный, кто сохраняет публичность в политическом смысле из активных игроков прошлого – это экс-нардеп Украины Леонид Грач. Его положение на момент аннексии было достаточно незавидным: из-за открытого конфликта с представителями макеевской команды соратников Грача вытеснили из Совмина Крыма, а внутри самой КПУ всплыл на поверхность старый конфликт с лидером партии Петром Симоненко. Грача из партии исключили вместе с частью КРО КПУ. Тогда Грач с товарищами переместился в другую «красную партию» — КПРС, которую и возглавил на всеукраинском уровне. Однако, новая партия имела «донецкие» корни и властям не составило труда вышибить Леонида Ивановича и оттуда.

В итоге, в 2013-м году Леонид Грач «с нуля» создает Коммунистическую марксистко-ленинскую партию Украины (КМЛПУ), которую и возглавляет. К этому времени уже было потеряно нардепство – выборы в округе в Симферополе были проиграны в 2012-м Виталине Дзоз. И общая позиция была проста – глухая оппозиция.

Согласно словам самого Леонида Грача, в конце февраля 2014-го именно к нему поступило предложение из Москвы возглавить крымский Совмин вместо Анатолия Могилева. Однако, якобы ситуация была очень быстро переиграна в пользу Аксенова, и опытный политик остался не у дел. Насколько точны эти сведения – судить сложно, точно можно сказать одно: связи в Москве у Леонида Ивановича есть, и они достаточно разветвлены и долгосрочны. Однако относятся эти связи к категории лиц, на сегодня также имеющих приставку «экс», а это снижает их эффективность. Что можно отметить точно: через свою газету перед «референдумом 16 марта» Грач призывал принять в нем участие, однако – нигде в ее текстах нельзя найти указания голосовать «за Россию», что можно трактовать, как позицию опытного аппаратчика, который не знает, чем закончится та или иная ситуация.

Во всяком случае, политическую активность Леонид Грач сохранил. Он отмел предложение из ЦК КПРФ возглавить партийное отделение на оккупированном полуострове, мотивируя это тем, что если создавать партийную организацию, то только на его условиях и при его кадровой политике. На это в Москве не пошли, и Грач предсказуемо оказался в рядах альтернативной «красной партии» — Коммунистической партии «Коммунисты России» (именно так!). Офис ее крымского отделения располагается в самом центре Симферополя (причем, как подчеркивает сам Грач, именно в том доме, где когда-то была квартира покойного Джарты). Еженедельно, пусть и небольшим тиражом, издается газета «Искра правды». Сам политик активно раздает интервью журналистам. Вот только в основном эти журналисты являются либо иностранными, либо – украинскими, либо – из федеральных российских СМИ оппозиционного или независимого лагеря. В официальном крымском публичном поле Грач отсутствует.

Содержание заявлений Леонида Ивановича сводится к привычной для него критике власти – теперь в лице Аксенова и Константинова, причем в выражениях и оценках ситуации он не стесняется. Объяснить такую смелость можно как наличием тех самых связей в Москве, и, соответственно, негласной команды «не обращать внимания», так и общим настроением самого Грача, которому в прямом смысле «нечего терять». Основные объекты собственности, принадлежавшие ему и семье, были проданы еще до 2014 года. Оставшееся – в основном помещения, сдаваемые под аренду, и позволяют Грачу содержать офис и небольшой штат верных партийных соратников.

Успехов же в российской политике Леониду Грачу пока познать не довелось. Официально на «выборах в госсовет» «Коммунисты России» набрали 2,11%, на муниципальном уровне – провели одного депутата в Феодосийский горсовет. Кроме того, уже с конца 2016 года у крымской парторганизации наметился серьезный конфликт с ЦК «Коммунистов России», содержанием которого является критика Грачом действий руководства партии и обвинения в отходе от марксистко-ленинской идеологии в обмен на получение мандатов в региональных парламентах. Добавляется сюда и состояние здоровья Грача: согласно озвученной информации он перенес операцию на позвоночнике и ограничен в активности. В общем, можно констатировать, что коммунистическая идея в Крыму, очевидно, уходит на пенсию вместе со своим самым ярким представителем. Если, конечно, он в последний раз не попробует воспользоваться своими московскими связями.

Будет ли «последний и решительный бой»?

Представленные нами очерки – наиболее яркие сюжеты биографий крымских политиков недавнего прошлого. Представителей бывшей элиты со знаком «экс», конечно же, намного больше.

Бывший «ректор Крымского федерального университета» Сергей Донич сейчас работает в санатории «Гурзуфский» и формально руководит «крымским отделением партии «Патриоты России»».

Бизнесмен Виталий Храмов, который контролировал пассажирские перевозки в Крыму через предприятие «Крымавтотранс», свой бизнес с приходом оккупационной власти потерял и сейчас занят в основном сельскохозяйственным бизнесом на Кубани и Ставрополье.

Экс-депутат Игорь Франчук предпочитает проводить большую часть времени за границей.


Сергей Донич
Фото: Lenta.ru

Виталий Храмов
Фото: Росбалт

Игорь Франчук
Фото: УП

Аналогично можно выделить и группу «бывших» среди крымскотатарских политиков «украинского периода». Ничего не слышно об экс-вице-премьере Азизе Абдуллаеве, участвовавшем в переговорах с представителями РФ в начале аннексии. Выпал из процессов и Ремзи Ильясов, не справившись с взятыми на себя обязательствами по привлечению крымскотатарского электората к голосованию за «Единую Россию» и вообще лояльности народа к оккупационной власти. Экс-депутат Энвер Абдураимов также выбрал для себя пребывание вне Крыма, в Европе и Турции, как способ развития жизненных перспектив. Скорее всего, для названных крымскотатарских политиков это реальный конец публичной карьеры.


Азиз Абдуллаев
Фото: Крым политический
Ремзи Ильясов
Фото: Военное обозрение
Энвер Абдураимов
Фото: LiveJournal

А вот иные перечисленные герои нашего очерка могут попробовать свои силы, но в последний раз – на «выборах» 2019 года. Не будет преувеличением утверждать, что обид и счетов к нынешней крымской власти накопилось немало и у Мельника, и у Гриценко, и у Грача, и у Храмова, и у Донича. Конечно, представить себе объединение их потенциалов и ресурсов практически невозможно, да и личные амбиции могут сыграть свою роль. Однако, не стоит забывать, что тот же Гриценко может реанимировать свои связи в «Справедливой России». С этой же партией в 2016-м году работал и Храмов. Ничто не мешает и Мельнику возобновить контакты с «Родиной», а Доничу – с «Патриотами России» (впрочем, ходят и упорные слухи о слиянии трех политсил в один проект «Сила России» на уровне Москвы, что сразу сделает его куда более привлекательным для любого из них или всех вместе). Если не прямое союзничество, то хотя бы координация действий в этом квадрате может создать некоторую интригу на выборах в Крыму, но прогнозировать конкретные события пока рано. Леонид Грач же вполне может воспользоваться связями для получения мандата сугубо в своих личных целях, чтобы доказать всем, что он – политик, несмотря ни на что и уйдет на пенсию с высоко поднятой головой.

Как бы там не сложилось, положение бывшей крымской политической элиты в оккупированном регионе лишний раз доказывает старую истину: предавший один раз – предаст и снова. Сегодня все вышеперечисленные герои материала по разным причинам оппоненты Сергея Аксенова и Владимира Константинова. Но далеко не факт, что это навсегда.