Год без одного дня. Ресуль Велиляев вышел из "Лефортово". Что будет дальше - неизвестно | QHA media

Год без одного дня. Ресуль Велиляев вышел из "Лефортово". Что будет дальше - неизвестно

24 апреля 2019, 19:32
Закрыть

Крымскотатарского бизнесмена и мецената Ресуля Велиляева сегодня неожиданно выпустили из Лефортовского СИЗО после почти годичного пребывания под стражей.
В марте Басманный районный суд Москвы продлил до 25 апреля арест владельцу дистрибьюторской компании «КрымОпт»  Ресулю Велиляеву и директору «КрымОпта» Али Бариеву. Как оказалось, дальнейшего продления ареста не последовало.

В течение дня была довольно противоречивая информация как насчет изменения меры пресечения, так и насчет того, оба ли подследственных выпущены.

Первый заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял, сообщивший утром эту новость, предположил, что Велиляев все же выпущен под подписку о невыезде и будет оставаться в Москве на время продолжения судебных разбирательств.

Эта версия подтвердилась. Вечером адвокат Джемиль Темишев у себя на ФБ-странице сообщил, что Велиляеву изменена мера пресечения на подписку о невыезде, а вот Бариев до сих пор находится в СИЗО, однако процедурные вопросы по нему «активно решаются».

Адвокат также попросил всех «воздержаться от громких комментариев и политических оценок» и дождаться окончательных результатов. Впрочем, с самого начала процесса родственники бизнесменов были очень осторожны в общении с журналистами.

До смягчения условий содержания «дозревали»  почти год


Пока остается строить догадки – с чем действительно связано смягчение позиции в отношении меры пресечения. В течение всего года адвокаты и родные Велиляева прилагали максимум усилий, чтобы добиться его освобождения из СИЗО и требовали перевести его на подписку о невыезде, хотя каких-то серьезных жалоб на содержание в СИЗО от Велиляева не поступало.

По мнению Наримана Джеляла, решающую роль в изменении меры пресечения сыграло мнение следствия о нецелесообразности содержания подследственного  в СИЗО.

—  Лефортовское СИЗО по сравнению с Симферопольским считается относительно комфортным, если так можно выразиться, лучше по условиям. Но родственники и адвокаты все равно добивались подписки о невыезде, чтобы они находились среди людей, чтобы родные могли их посещать. Думаю, само следствие пришло к мнению, что нет необходимости содержать его в СИЗО. Возможно, в течение этого времени, Следственный комитет РФ, учитывая работу адвокатов, учитывая настоятельные обращения родных, все-таки пришел к выводу, что нет никакой необходимости в содержании под стражей.

Он также напомнил, что зачастую меры пресечения, избираемые российскими правоохранителями к людям, в том числе к крымским политзаключенным, неадекватны их возможной вине: человека сначала бросают за решетку, а потом начинают разбираться – а стоило ли вообще это делать.

Заместитель главы Меджлиса Ильми Умеров на вопрос QHA media, не связано ли смягчение позиций российских следственных органов со сменой президента Украины, ответил отрицательно.

— Думаю, что это не связано. Связано это, видимо, с тем, что он невиновен. А если виновен, то не настолько, чтобы содержаться в Лефортово.

Просроченные продукты пахнут… политикой


Арест Велиляева и Бариева в апреле прошлого года и немедленное этапирование их из Крыма в московское Лефортово стало для крымскотатарского сообщества более чем неожиданным. Тем более учитывая мизерность тех экономических обвинений, которые им вменяли – в одном из магазинов принадлежавшей Велиляеву торговой сети нашли просроченные продукты — сладости. Адвокаты утверждают, что за просроченные сладости прямо в Лефортово еще никого никогда не отправляли.

До сих пор без ответа остаются вопросы: почему некачественными продуктами в Крыму вдруг сразу занялся московский суд, почему суд сразу принял решение «закрыть» на два месяца Велиляева аж в московском СИЗО, не дожидаясь экспертизы и определения степени виновности именно собственника, а не директора магазина, почему Велиляева задерживал отдел следственного комитета связанный с преступлениями не экономического, а военного характера. При том, что Ресуль Велиляев не отрицал наличие каких-то проблем у себя на предприятии и готов был сразу выполнить требования законодательства и исправить экономические нарушения.

Велиляев – известный бизнесмен и меценат, много сделавший для Крыма и пользующийся авторитетом. Он построил в Белогорске Соборную мечеть и шестнадцать лет назад основал Фонд имени Бекира Чобан-заде, который поддерживает исследования в исторической, литературной и языковедческой областях. Фонд также предоставляет  стипендии для одаренных детей и помогает школам и больнице Белогорского района.

Его арест многие расценили как попытку оккупационных властей запугать предпринимателей, причем разного уровня, и таким образом подорвать экономически движение крымских татар.

Председатель правления Крымскотатарского ресурсного центра, член Меджлиса крымскотатарского народа Эскендер Бариев тогда подчеркивал новизну действий  российской репрессивной машины в Крыму, которые задели такой слой крымскотатарской общественности, как бизнесмены. Задержание Ресуля Велиляева и Али Бариева, известных не только как бизнесмены, но и как меценаты, поддерживающие национальную культуру и традиции, направлены на запугивание крымскотатарского народа и подрыв национальной идентичности, считает Бариев.

— Это давление на крымскотатарский бизнес, на бизнес, который не зависит от оккупационной власти и может содержать свои семьи. Речь идет о нескольких тысячах предпринимателей и это в том числе давление на идентичность крымскотатарского народа. Потому что Ресуль Велиляев — это не политик, это предприниматель и меценат.

Адвокат Николай Полозов предполагал, что Ресуля Велиляева попытаются представить как финансиста Меджлиса, признанного в России экстремистской организацией. Однако от разговоров «в народе» до подтвержденных фактов такой деятельности дело не дошло.

Впрочем, Нариман Джелял отдельно отмечает негативную роль не столько российских властей, сколько местных колаборантов. Однако акцентирует внимание на политической подоплеке процесса.

«Мы знаем, что Велиляев старался вести себя самостоятельно и независимо как бизнесмен и личность в Крыму, что конечно же местным властям не нравилось. Причем не московским, а именно местным, которые пытались «построить» всех мало-мальски авторитетных людей в одну шеренгу и заставить шагать в определенном направлении. Ему предъявляли обвинения, вообще не соответствующие его положению, и я убежден, что за претензиями государства экономического характера к Ресулю Велиляеву скрывается вопрос политического характера к нему как к меценату, как к авторитетному и уважаемому человеку в Крыму», — говорит Джелял.

Были также версии, что дело не в большой политике, поскольку бизнесмен ею особо не интересовался, а просто бизнес Велиляева – сеть продуктовых магазинов — приглянулся местным конкурентам.

Арест директора и собственника заметно отразился на работе предприятия. В ходе задержания Велиляева, силовики изъяли документы и компьютеры, и многие деловые и финансовые документы пришлось восстанавливать.  Впрочем, благодаря поддержке родных и друзей, и предприятие «КрымОпт», и сеть магазинов «Гузель» продолжают работать.


26 апреля 2018 года российские силовики в Белогорске (АР Крым) провели масштабную операцию в домах и на хозяйственных объектах, связанных с крымскотатарским бизнесменом и общественным деятелем Ресулем Велиляевым. В сети магазинов «Гузель» и фирме «КрымОпт» были проведены обыски.   Обыскивали также дома членов семьи Велиляевых — Ремзи, Ресуля, Экрема, Зеры и Рустема, и дома Али и Асана Бариевых.

Следственный комитет России открыл уголовное дело в отношении принадлежащей бизнесмену дистрибьюторской компании «КрымОпт». Ресуля Велиляева, а также директора «Крымопта» Али Бариева, этапировали в Москву, СИЗО «Лефортово».

Ресулю Велиляеву и Али Бариеву вменяют ч. 2 ст. 238 УК РФ («производство, хранение либо сбыт товаров, не отвечающих требованиям безопасности»).

МИД Украины назвал обыски в Крыму дискриминацией крымских татар и заявил, что передаст эти факты в международные суды как доказательство преступлений РФ на оккупированном полуострове.

Смотреть еще: