«Я поцелую руки мамы». Нариман Мемедеминов о том, что сделает, как только вернется домой | QHA media
Інтерв'ю

«Я поцелую руки мамы». Нариман Мемедеминов о том, что сделает, как только вернется домой

22 Вересня 2020, 16:30
Закрити
Асіф АлієвQHA

21 сентября гражданский журналист, блогер и медиа-координатор гражданского движения «Крымская солидарность» Нариман Мемедеминов был освобожден из российской колонии-поселения в Ростовской области.

Мемедеминов провел два с половиной года в неволе после того, как в октябре 2019 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил его к заключению. Крымского татарина признали виновным в «публичных призывах к террористической деятельности». Отбыв весь незаконный срок, гражданский журналист сегодня, 22 сентября возвращается в Крым.

Агентству «Крымские новости» удалось пообщаться с Нариманом по телефону после въезда в оккупированный Крым через Керченский мост и за несколько часов до того, как журналист прибыл в родное село Холмовка Бахчисарайского района, где его ожидали близкие, друзья и все, кто не безразличен к его судьбе.

Нариман бей, Ваше освобождение, безусловно, радостное событие. Но Вы вышли на волю только по истечении срока вашего приговора, который абсолютно незаконен. Выходит, что это радостное событие омрачается тем, что российская власть, так или иначе, добилась своего. То есть не признала приговор незаконным, не оправдала, не обменяла, а заставила отбыть весь незаконный срок.  Скажите, пожалуйста, планируете ли Вы обжаловать ваше решение суда о лишении свободы?

Этим занимаются адвокаты и корректную информацию дадут только они.

Намерены ли Вы и далее заниматься гражданской журналисткой?

Я, как и раньше, считаю себя гражданским журналистом и насколько у меня будет возможность в рамках нынешних реалий в Крыму, я буду заниматься этой деятельностью. Мне это нужно и мне это нравится.

А оставаться в Крыму не опасно?

Я еду домой. Мы уже въехали в Крым и едем по родной земле. Не для этого мы — крымские татары возвращались в Крым, чтобы пожеланию или прихоти других взять и уехать отсюда. Поэтому, в первую очередь, у меня огромное желание жить далее, развиваться в Крыму.

Вы являетесь активистом «Крымской солидарности», продолжите ли сотрудничать с этой правозащитной организацией?

Конечно. Непременно. Потому что я, слава Богу, был у истоков этого родившегося в народе движения.

Не опасаетесь ли что в связи с Вашей общественной деятельностью, Вы можете столкнуться с риском повторного судебного преследования и вынесения более жесткого приговора в отношении вас?

Здесь не стоит вопрос: боюсь я или нет. Какой-то оправданный обоснованный страх — это естественное нормальное состояние каждого человека. Речь идет не о том насколько общественная деятельность нужна мне, а насколько она нужна моему народу. На сегодняшний день наш народ без вины и необоснованно оклеветали и, чтобы предотвращать это в будущем, необходимо не оставаться в стороне.

Скажите, пожалуйста, что Вы думаете о длительных тюремных заключениях в колониях строгого режима, которые выносят суды в отношении Ваших соотечественников из числа политических узников в том числе и фигурантам «Второй бахчисарайской группе» по делу «Хизб ут-Тахрир»?

Я был огорчен этим решением. Потому что оно абсолютно незаконное, неадекватное. Но, к сожалению, я не удивился этим ожидаемым приговорам. Я очень расстроен, поскольку несправедливость, любая несправедливость не имеет ни морального, ни этического права на существование. Но и эта несправедливость закончится настоящей, истинной справедливостью. Также, как и я сейчас возвращаюсь к своей семье и близким, также и другие мои соотечественники в скором времени вернутся.

Я уверен им не придется ждать окончания всего срока заключения, даст Аллах они вернутся намного раньше и справедливость восторжествует.

Нариман бей, после освобождения у стен колонии вас встречал Генеральный консул Украины Тарас Малышевский, вы также посетили украинское консульство в Ростове-на-Дону. Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете помощь властей, касающихся узников Кремля?

Давать комментарии действиям властей я не буду. Я просто скажу, что любая помощь материальная, моральная, медийная оказанная политическим заключенным и их семьям —  это всегда хорошо. Особенно если это делается планомерно с положительней динамикой.

Вы через несколько часов будете дома…

Да.

Что вы собираетесь сделать в первую очередь?

Я поцелую руки маме, супруге и выражу благодарность всем, кто меня поддерживал…

Дивитись ще: