«Я не ожидаю военного нападения России из-за воды». Член Меджлиса Риза Шевкиев. Часть I | QHA media
Портрет

«Я не ожидаю военного нападения России из-за воды». Член Меджлиса Риза Шевкиев. Часть I

10 Липня 2020, 10:00
Фото: QHA
Закрити
Асіф АлієвQHA

Риза Шевкиев — член Меджлиса крымскотатарского народа и генеральный директор Благотворительной организации «Фонд «КРЫМ», деятельность которой оккупационные «власти» Крыма запретили.

В первой части эксклюзивного интервью «Крымским новостям» Шевкиев рассказал о том, что мешает парламенту принять закон о национально-территориальной автономии и кто из украинских политиков непосредственно виновен в сдаче Крыма.

«Состав рабочей группы надо было обсуждать на Меджлисе»


Риза-ага, ранее в эфире программы «Оккупация без купюр. Webcast на «Крымских новостях» народный депутат Рустем Умеров заявил, что в начале июля должна состояться первая встреча рабочей группы, которая должна обеспечить эффективную коммуникацию между властью и крымскими татарами. Скажите пожалуйста, что вы ожидаете от встречи в Офисе президента?

Да, мы встречались с главой государства18 мая в Офисе президента. Тогда глава государства предложил создать такую рабочую группу. Впрочем, ее создание затягивалось. Потом поступила информация, что ее создали. Правда, я как член Меджлиса остался в стороне от принятия решения о членах рабочей группы. Меня это немного задело. Я считаю, что состав рабочей группы надо было обсуждать на Меджлисе или на президиуме Меджлиса и принять соответствующее решение. Я ничего не имею против тех людей, которые вошли в эту рабочую группу. Это — достойные люди. Но процедура обсуждения должна была проходить не только по этим вопросам, а по всем вопросам, касающимся решений судьбы крымскотатарского народа. Ведь рабочая группа, которая будет работать непосредственно с президентом — это основополагающая группа, которая будет выносить на обсуждение те вопросы, созревшие внутри нашего народа.

То есть вы за более широкий состав рабочей группы?

Я не то, что за более широкий состав. Я бы хотел, чтоб ее формирование прошло процедуру обсуждения. Когда проходят обсуждения, все высказывают свои доводы, к примеру, почему хотят видеть того или иного человека в рабочей группе. В этой рабочей группе – наши соотечественники, наши друзья, наши политики, но в то же время они пребывают в различных фракциях, состоящих в некотором политическом противостоянии со «Слугой народа». Я считаю, что это может несколько поставить в зависимость работу рабочей группы. Советники президента могут ему сказать: «С кем ты проводишь собрания?» либо: «Эти люди защищают интересы своих фракций». То есть все это может запутать президента, отвлекать его на совершенно другие вопросы, чем восстановление автономной республики, национально-территориальной автономии крымских татар. Вот поэтому в рабочей группе должны преобладать члены Меджлиса, которые избраны народом, прошли процедуру избрания и нейтральны к политическим фракциям в Верховной Раде, это, на мой взгляд, позволит набрать необходимое число голосов.

То есть у вас особых ожиданий нет, потому что у вас вопрос к составу рабочей группы?

Я не хочу обострять на этом внимание. Я высказываю и всегда высказывал свое мнение в открытую. Рабочая группа до сих пор не собралась, а время идет. С 18 мая уже прошло почти два месяца. Я еще не видел указа о создании при Офисе президента рабочей группы, графика ее работы, встреч. Я думаю, это, в том числе, и по тем причинам, о которых я сказал. Конечно, больше проявлять активность должен председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. Он – наиболее ответственный в этой рабочей группе. Раз он согласился, чтоб в таком формате была рабочая группа, значит, должен инициировать, чтобы поскорее начались встречи. Если будут результаты этих встреч, если мы будем приближаться к рассмотрению в Верховной Раде принятия трех основных законов, о которых мы часто говорим, тогда у меня не будет вопросов. Я буду считать, что даже в таком формате рабочая группа выполняет свою функцию.

18 мая президент Владимир Зеленский на встрече с представителями Меджлиса крымскотатарского народа заявил, что Курбан-Байрам и Рамазан-Байрам получат статус государственных религиозных праздников. Однако 23 мая в Рамазан-Байрам этого не произошло. 30 июля мусульмане будут отмечать Курбан-Байрам, как, по-вашему, к этой дате президент подпишет такой указ?

По информации, которую я имею, об этом сообщал председатель Меджлиса Рефат Чубаров и нардеп Рустем Умеров, это будет календарный праздник. То есть он не будет выходным днем, просто в календарях Украины, будет указано, что это за день. Я не удовлетворен этим. В моем календаре, который у меня висит на работе, он, кстати, издан в прошлом году, итак указано и про Курбан, и про Ураза-Байрам. То есть люди, которые выпускают такую продукцию, они итак включают такие дни в календарь. Если бы это был нерабочий день, общенациональный праздник, тогда другое дело. В конце концов, даже если невозможно ввести такой статус по всей Украине, тогда нужно, чтоб хотя бы он действовал на территории Крыма. Потому что Россия, придя с оккупацией в Крым, ввела эти праздники по всей территории полуострова с одним выходным днем. Если у нас этот вопрос будет затягиваться или решится лишь записью в календаре, то лучше бы этой темы вообще не касались.

«Если в целом Рада не проголосует, то это тоже результат»


Все-таки ключевым вопросом для крымских татар является вопрос о национально-территориальной автономии. Что, по-вашему, мешает президентскому монобольшинству принять изменения в раздел Х Конституции Украины, проголосовать, наконец, за автономию крымских татар?

Вы знаете, я не уверен, что им что-то мешает. Уже около 30 лет этот вопрос ни разу не выносился в Раду на голосование. Поэтому мы не знаем, как поведут себя депутаты. Мы всегда предполагаем, рассчитываем, как отреагируют фракции, что они скажут по данному поводу. Но надо стараться выносить эти законы в Раду из комитетов на голосование. Если в целом Рада не проголосует, то это тоже результат. Это означает показать ЕС, комитетам по защите прав коренных народов, правозащитным организациям, как Украина «идет в Европу». Это тоже результат. Надо проводить такие голосования и не беспокоиться, что вдруг они не пройдут. Пусть фракции объясняются, почему они не поддерживают права коренного народа.

О необходимости автономии много рассказывалось в СМИ. Как вы считаете, что пугает политическую элиту принять этот закон?

Этот страх сохранился еще с советских времен. Тогда, в советские времена, все верили газете «Правда», а если не ей, то «Известиям». Кто и им не доверял, то полагался на «Комсомольскому правду» или, в конце концов, на какую-то местную газету. Но все они подчинялись пропагандисткой машине Советского Союза. А она утверждала, что якобы крымские татары жгли людей, предали всех подряд, не воевали. Если посмотреть на число наших героев, приставленных к наградам, то в процентном соотношении мы превышаем многие народы, участвовавшие во Второй мировой войне. В постсоветское время Москва распространяла пропаганду и в Украине. Она обязывала Украину не впускать нас в Крым. Сегодня также продолжается активная работа российских пропагандистов. Они дезинформируют людей. В их СМИ постоянно выходят «научные статьи», рассказывающие якобы о предательстве и жестокости крымских татар по отношению к мирному населению во время Второй мировой войны.



Я согласен, но вот даже если не учитывать российскую пропаганду, то все конфликты на постсоветском пространстве так или иначе возникали на территории автономий: в Нагорно-Карабахской области Азербайджана, в автономных Южной Осетии и Абхазии, входящих в состав Грузии. Не кажется ли вам, что опасения существуют из-за того, что автономные образования являются источниками конфликтов?

Я думаю, с этим не связанно. Донбасс, к примеру, не был автономией в составе Украине. Дело в том, что Крым является стратегически важным местом в той части земного шара, которая интересна России. Для России, которая во времена СССР и после содержала там Черноморский флот, это, по их мнению, – центр сдерживания сил НАТО. А на практике это – центр агрессии, эта угроза Европе и всему миру.

Как вы думаете, если бы в Крыму была крымскотатарская национально-территориальная автономия, разве могла бы она помешать российской аннексии полуострова, ведь Москву не остановили даже все нормы международного права?

Если бы в начале 1990-ых на законодательном уровне было принято постановление о создании национально-территориальной автономии крымских татар, наше национальное движение работало бы на ее укрепление в составе Украины. Мы могли бы препятствовать развитию сепаратистских российских общественных организаций, которые там расплодились и заполонили Крым. Крым был бы демократическим, демилитаризованным. Там Украина бы развивала свой флот на Черном море. То есть Россия не пустила бы такие корни в Крыму, не было бы ее военных сил, провокационных общественных организаций. Я из тех людей, которые считают, что если бы была национально-территориальная автономия, то не произошла бы оккупация Крыма.

«Турчинову надо было четко бороться»


5 июля президент Зеленский, принимая парад украинских Военно-Морских Сил, заявил, что тех, кто не позволил морякам защитить Крым, нельзя простить. В момент аннексии Крыма Александр Турчинов был и. о. президента Украины, а также спикером парламента. Как, по-вашему, есть ли вина Турчинова в сдаче Крыма? К примеру, экс-начальник Генштаба генерал Владимир Замана в интервью СМИ называл Турчинова виновным в сдаче украинского полуострова…

Я лично считаю, что он был виновен. Раз он принял на себя такую ответственность — исполнять обязанности президента – то он должен был отдавать четкие распоряжения, чтоб защитить свою страну. Не надо было ему оглядываться на экспертов или политологов. Ему надо было четко бороться за свою страну, за сохранение границ государства. Это — его обязанность. Надо было выставить силы, начать сопротивление. Даже мировому сообществу было бы легче дальше решать этот вопрос, оно приняло бы более экстренные меры, чтоб остановить войну и т. д. А в Киеве, в то время, когда «зеленые человечки» пришли и захватили Крым, делили власть. Такое ощущение было, что им все безразлично и они готовы были потерять Крым, лишь бы остаться при власти.

Но в защиту Турчинова надо сказать, что, по его словам, он отдавал приказ оказывать сопротивление оккупантам, даже есть письменные указания, однако их военные не исполняли…

Я ездил в Перевальное, возил туда несколько раз продукты питания, сигареты военным, чтобы поддержать наших солдат. Там стояла танковая бригада, я жил в этом районе. Тогда уже вся военная часть была окружена «зелеными человечками», они стояли без опознавательных знаков. Цепь автомашин, грузовиков, пушки взяли в кольцо эту часть. Я беседовал с офицерами танковой бригады и спрашивал: «Ну почему вы не начнете? У вас современные танки, разметите их!». А знаете, что мне отвечали: «Нет приказа!».

Сегодня в связи с нехваткой воды в Крыму для нужд оккупационной инфраструктуры некоторые аналитики допускают, что Кремль может попытаться решить проблему водоснабжения с помощью военной операции. Вы разделяете такое мнение?

Да, есть такое предположение, что России нужна вода, и что они могут начать военную кампанию. Но ее мы уже ждем шесть лет и это не случается. У них были более благоприятные моменты, для того чтобы осуществить это. Сейчас экономические санкции ужесточились и могут еще более усилиться, украинская армия крепчает. Поэтому в Крыму они проводят десятки километров водоводов, бурят скважины в степной части Советского, Нижнегорского, Джанкойского районов, собирают воду в единую систему водоснабжения и отправляют, по последним сведениям, 25 тысяч кубометров воды в Симферополь. С запуском грузового железнодорожного сообщения через Керченский мост оккупанты будут отправлять туда воду эшелонами. То есть они решают вопрос нехватки воды таким образом, правда, дорогой ценой. Поэтому я не ожидаю их (России) военного нападения из-за воды. Они могут пойти на военные действия, когда будет ослаблена Украина, когда украинская армия будет не расти и укрепляться, а ослабевать, когда они почувствуют слабину международного сообщества.

Дивитись ще: