Верю, что Яшар вернется домой. Супруга политзаключенного Яшара Муединова | QHA media
Спецпроєкт

Верю, что Яшар вернется домой. Супруга политзаключенного Яшара Муединова

13 Жовтня 2020, 12:55
Закрити
Асіф АлієвQHA

По данным правозащитников, в местах заключений по политическим мотивам до сих пор находятся около сотни крымчан. Большая часть из них – крымские татары.

«Крымские новости» продолжают цикл историй о том, как семьи политзаключенных живут без своих отцов, мужей и сыновей.

О судьбах этих людей важно рассказать. Чтобы напомнить: списки узников, которые на первый взгляд кажутся безликими, не просто перечни фамилий – у каждой из этих фамилий своя история.

Узник Кремля Яшар Муединов родился в 1968 году в местах депортации в Узбекистане. До своего ареста он был крымскотатарским активистом, посещал суды по политически мотивированным делам в Крыму.

Утром 27 марта 2019 года в домах крымских татар прошли самые массовые обыски с момента российской оккупации полуострова. Силовики ворвались и в дом Муединовых, арестовав Яшара.

Крымского татарина необоснованно обвиняют по части 2 статьи 205.5 УК РФ — «участие в деятельности террористической организации» (до 20 лет лишения свободы), части 1 статьи 30 и статьи 278 УК РФ — «приготовление к насильственному захвату власти» (до 10 лет лишения свободы).

Об обыске в доме Яшара, состоянии его здоровья и письмах с наставлениями рассказала супруга политузника — Наиле Ибрагимова.

Мой муж очень отзывчивый и добрый человек. Он заботливый муж. Его очень уважают наши соседи. Когда Яшара забрали, на протяжении недели все они приходили и спрашивали за что его арестовали. У нас район многонациональный и люди до сих пор не понимают почему выдвинуты против Яшара такие обвинения. При том, что рядом с нами живет работник полиции, для которого арест моего супруга тоже был шоком.

27 марта в шесть часов утра силовики очень громко постучались в наши окна и двери. Муж открыл им дверь, и силовики забежали во внутрь. Они только позволили нам одеться и начали быстро забирать у нас телефоны. Некоторые из детей, проснувшись, начали плакать. У нас забрали всю исламскую литературу: переводы Корана, сам Коран, книги про сподвижников Пророка Мухаммада (САС), то есть абсолютно все. Единственное что оставили – прописи на арабском детей.

После суда над Яшаром, который состоялся в тот же день, мы дня три не знали, где находится мой супруг и другие задержанные. Их вывезли тайно на самолете в Ростовскую область. Мой муж попал в СИЗО города Шахты, это примерно полтора часа езды от Ростова-на-Дону, и в течение полугода у нас не было никаких вестей о нем, пока туда не поехали адвокаты. После этого и мы начали ездить туда. На суды нас, естественно, не пускали, поскольку процессы были закрытыми. Нам удавалось видеть их только тогда, когда их заводили и выводили из зала суда.

При этом на открытых судебных слушаниях, на которых мы могли присутствовать, мы не могли ничего сказать, а только видеть наших близких.

Сейчас мой муж находится в симферопольском СИЗО№1. Яшар подвержен простудным заболеваниям у него проблемы с сердцем и почками. Он одно время сильно жаловался на отечность ног. Из-за этого он не вставал на судах, что вызывало возмущение судьи, на что Яшар отвечал, что он из-за боли буквально не может стоять на ногах.

У мужа были проблемы с желудком. О всех проблемах со здоровьем он говорил адвокату Абдышаевой Венере, а мы уже в свою очередь рассказывали об этом врачу. Он назначал лекарства, которые мы передавали в СИЗО. Слава Аллаху, периодически состояние Яшара улучшается. Сейчас он чувствует себя хорошо.

Мы получаем из СИЗО письма моего мужа — это одно сплошное наставление. Он никогда не рассказывает о себе, не жалуется, наоборот поддерживает нас, просит нас держаться, не падать духом. Он дает насихат (наставление) детям о послушании родителям.

У нас в доме шестеро детей. В течение первого месяца ареста они почти каждый вечер плакали. Они знают, где находится их отец. Они очень скучают по нему. Готовят ему подарки.

Что касается помощи джемаата, то я бы сказала, что она бесценна.  К нам приезжают люди с подарками, настойчиво предлагают помощь по двору, по дому. Они никогда не оставляют нас в одиночестве. Эта поддержка очень чувствуется, она греет нас, а для детей эти люди стали примером.

Я надеюсь на помощь Всевышнего и верю, что Яшар вернется домой. Посредством ли обмена не знаю, если это будет обмен, то пусть будет так.  Мы очень, очень надеемся на помощь Всевышнего и ждем Яшара.