«У брата постоянные спазмы и боли в желудке» — cестра политзаключенного Асана Яникова | QHA media
Спецпроєкт

«У брата постоянные спазмы и боли в желудке» — cестра политзаключенного Асана Яникова

09 Вересня 2020, 19:00
Закрити
Асіф АлієвQHA

По данным правозащитников, в местах заключений по политическим мотивам до сих пор находятся более сотни крымчан. Большая часть из них – крымские татары.

«Крымские новости» продолжают цикл историй о том, как семьи политзаключенных живут без своих отцов, мужей и сыновей.

О судьбах этих людей важно рассказать. Чтобы напомнить: списки узников, которые на первый взгляд кажутся безликими, не просто перечни фамилий – у каждой из этих фамилий своя история.

Житель Симферополя, узник Кремля Асан Яников, родившийся в местах депортации в Узбекистане, до своего ареста был крымскотатарским активистом. Он посещал суды по политически мотивированным делам в Крыму. Приходил поддержать соотечественников, у которых проходили обыски.

27 марта 2019 года в домах крымских татар прошли самые массовые обыски с момента российской оккупации полуострова. Силовики ворвавшись также в дом Яниковых, арестовали Асана.

Крымского татарина необоснованно обвиняют по части 2 статьи 205.5 УК РФ — «участие в деятельности террористической организации» (до 20 лет лишения свободы), части 1 статьи 30 и статьи 278 УК РФ — «приготовление к насильственному захвату власти» (до 10 лет лишения свободы).

О том какой человек Асан, обыске в доме и надежде на его скорейшее освобождение рассказала сестра политузника — Фатиме Яникова.

У Асана присутствуют все благие качества человека — это доброта, отзывчивость, неравнодушие к чужим бедам. С 2015 года, когда в Крыму начались аресты Асан помогал своим единоверцам, их семьям. Он, и мой муж Фарход Базаров, который также был арестован в марте 2019 года, не могли оставаться равнодушными к проблемам соотечественников и делали все зависящие, чтоб решить их проблемы.

Утром 27 марта начался обыск в моем доме. Я не знала об обыске в доме родителей, где жил Асан, думала, что силовики пришли только к нам. Хотя нам запретили общаться по телефону, мне удалось незаметно набрать номер брата: шли гудки, а затем телефон его перестал отвечать на звонки. Было странно, что я ему не дозвонилась, потому что в это время мы встаем на утреннюю молитву и Асан обычно не спит в такой час.

После обыска в нашем доме, к нам приехал мой отец, который рассказал, что обыск был и у них в после чего забрали Асана. Во время обыска у нашей мамы поднялось артериальное давление, но силовики отказались вызвать «скорую», которая так и не приехала. Во время обыска ни нам, ни Асану ничего не подбрасывали, но забрали все телефоны, планшеты.

На следующий день, 28 марта, прошел суд над всеми задержанными во время массовых обысков в Крыму, после чего, никому не сообщив, их вывезли в Ростов-на-Дону. Моего брата, в составе первой пятерки задержанных, в августе прошлого года привезли в Крым, а через несколько месяцев его вновь этапировали в ростовское СИЗО. В августе уже этого года Асана и других крымских татар вернули в симферопольское СИЗО №1.

Условия содержания там всем известны. Кормят сплошной сухомяткой, а баланду невозможно вообще употреблять. Асану после перенесенных еще в начале 2000-ых двух операций (острый гангренозный аппендицит и спайка кишечника) врачи рекомендовали стабильно соблюдать диету, а в СИЗО это невозможно. Вот поэтому у брата наблюдаются постоянные спазмы, боли в желудке, вздутие.

На данный момент у Асана и у других задержанных проходит этап ознакомления с выдвинутыми против них обвинениями. Это займет один-два месяца. До 15 сентября должны пройти суды по продлению меры пресечения, после чего будут заседания по существу. Интересы брата защищает адвокат Сафие Шабанова.

Что касается оказываемой нам помощи и поддержки джемаата (народа), признаться, другого от нашего народа я и не ожидала. Мы такой народ, мы откликаемся на беды своих соотечественников, всегда реагируем на проблемы. Сейчас мы еще больше сплотились, стали дружнее. По-другому быть и не могло. Такой менталитет нашего народа — помогать ближнему, нуждающемуся. Джемаат постоянно нас посещает, оказывает поддержку, сопереживает вместе с нами.

Относительно обмена. Я переживаю, что отпустят одних мусульман, а потом арестуют  других, от этого боль будет еще сильнее. Хочется, чтобы сама проблема в корне решилась, а решится она путем декриминализации уголовных статей, выдвинутых против него и других мусульман. Мы верим, что любыми путями наши парни будут на свободе. Путем ли обмена или другим способом, иншаллах, Аллах искоренит эту несправедливость и наши братья будут на свободе.

Дивитись ще: