«Освобождение Крыма — это разрешение внутренних противоречий в Украине» — нардеп Ахтем Чийгоз | QHA media
Інтерв'ю

«Освобождение Крыма — это разрешение внутренних противоречий в Украине» — нардеп Ахтем Чийгоз

04 Вересня 2020, 12:18
Закрити
Асіф АлієвQHA

С открытием 1 сентября четвертой сессии Верховной Рады в Украине стартовал новый политический сезон. О том, какие надежды возлагают на него представители Меджлиса крымскотатарского народа, какие планы у депутатов-крымских татар в парламенте и что ожидать от выборов в местные органы власти, попыталось узнать агентство «Крымские новости».

Ответил на наши вопросы депутат Верховной Рады, заместитель Председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз.

Законы о коренных народах и о статусе крымскотатарского народа базируются на изменениях в Конституцию


Ахтем агъа, скажите, пожалуйста, с началом работы очередной сессии Верховной Рады, и за все время работы парламента 9-го созыва возможно ли рассмотрение и принятие законов о статусе крымскотатарского народа, коренных народах и изменениях в 10-й раздел Конституции?

Законопроекты, о которых вы говорите, предполагают пакетное принятие Верховной Радой. Законы о коренных народах, о статусе крымскотатарского народа базируются на основном законе о внесении изменений в Конституцию в части статуса Автономной Республики Крым. Эти законопроекты инициировал пятый президент Украины Петр Порошенко. Но к моменту их готовности, когда законопроекты были адаптированы к Конституции, а этот процесс длился почти два года, у нас прошли президентские выборы. Такова их судьба, и не только этих наших законопроектов, но и в целом судьба дальнейшего развития государства Украина.

Тут все зависит от президента Владимира Зеленского, который заявил, что рассмотрит возможность инициировать внесение этих законопроектов в Верховную Раду.

К сожалению, на этом этапе Офис президента предложил разделить эти три законопроекта, чтобы идти поступательными действиями, то есть вначале принять Закон о коренных народах, затем Закон о статусе крымскотатарского народа, и только потом внести изменения в Конституцию.

Вы верите, что эти законы будут приняты?

Для двух законопроектов необходимо простое большинство. Оно в парламенте есть. Даже если подойти арифметически к этому вопросу, то мы наберем нужные голоса с помощью двух фракций: «Европейской солидарности» и «Голоса», думаю, что нас поддержат также «Батькивщина» и внефракционные депутаты.

Но мы на этом застопорились, что говорит о том, что недостаточно «созрел», я бы так выразился, президент Украины. Хотя сама идея раздельного, не пакетного голосования говорит о том, что это может затянуться на тот срок, который предполагает президентство Зеленского.

Мы всегда исходили из позиции государственных интересов


Ахтем агъа, есть ли продвижение в работе рабочей группы, созданной при президенте Зеленском в мае этого года?

Этот вопрос продолжает тему нашего разговора. На первой встрече 18 мая нам предложили принять участие в рабочей группе. У нас было большое недоумение по этому поводу, потому что рабочая группа предполагает рассмотрение вышеназванных законопроектов, механизмов их принятия, соответствия юридической и правовой базе Украины, Конституции страны. Но все это было пройдено, как я сказал, в период президентства Порошенко. Несмотря на это, мы согласились на участие в рабочей группе, поскольку отказом такие вопросы не решаются. Это все говорит о неготовности даже поэтапного решения этого вопроса со стороны президента Украины.

Скажите, пожалуйста, какие взаимоотношения у представительных органов крымских татар с нынешней властью?

Мы государственники и всегда исходили из позиции государственных интересов Украины, и наши вопросы как раз-таки входят в эту канву. Это было и в период становления независимости Украины, и особенно сейчас, в период нарушения Россией военным путем территориальной целостности Украины.

Принятие этих законов, изменение статуса фактически русской автономии Крыма на крымскотатарскую национально-территориальную автономию дает возможность двигаться дальше в рамках международного права, защиты прав коренного народа Крыма – крымских татар. Это сильно укрепило бы позиции президента Украины и дало бы новый импульс для того, чтобы мы с позиции субъектности отстаивали территориальную целостность Украины, жестко настаивая на деоккупации Крыма, то есть освобождении его от России.

Поэтому тут вопрос не в личностных отношениях. У нас никогда не было личностных отношений ни с одним президентом Украины. Хотя мы очень обеспокоены принимаемыми решениями монобольшинства, Офиса президента, работой судебных и правоохранительных органов, проводимой внешней политикой, за которую отвечает президент, но это не означает, что мы объявили какую-то вендетту Зеленскому.

Отношения с Ермаком напоминают взаимоотношения Меджлиса крымскотатарского народа с властью времен Януковича


В плане взаимоотношений с властью, как обстоит ситуация с обменом и освобождением политзаключенных?

В вопросах обмена политзаключенными наши отношения с Офисом президента ограничились на уровне подачи с нашей стороны списков политзаключенных по их запросу. В свою очередь, с их заверения, эти списки они подают в Трехстороннюю контактную группу. Такие отношения резко отличаются от тех, что были в период президентства Порошенко. Фактически все вопросы, касающиеся Крыма, тогда обсуждались с нами. Если вы помните, была должность Уполномоченного президента Украины по делам крымскотатарского народа – им был лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев. А сейчас такой структуры нет.

Так вопросы освобождения наших политзаключенных решаться не будут. И вообще, все эти вопросы отданы на откуп главе Офиса президента Андрею Ермаку. Отношения с ним напоминают взаимоотношения с Меджлисом крымскотатарского народа времен Януковича, когда сотрудничество с нами рассматривали сквозь призму лояльности к власти. Это скорее обострит отношения между представительным органом крымскотатарского народа Меджлисом и Офисом президента.

Меджлис понимает актуальность местных выборов


В Украине начинается избирательная кампания по выборам в местные органы власти. Выдвигаются ли кандидаты от крымскотатарского народа? Если да, то в каких регионах, с какими партиями они идут на выборы?

Давайте объективно подходить к этому вопросу. Как и на парламентских выборах, у нас есть свои предложения, но надо учитывать и ответную реакцию на наши инициативы со стороны ведущих демократических сил страны. В этом плане у нас сужены возможности, к сожалению.

Например, на выборах в Верховную Раду 9-го созыва, партия Петра Порошенко могла в тех условиях предложить нам только два места. Сейчас в парламенте у нас только два депутата от «Европейской солидарности» и один от фракции «Голос». Предложений от других политических сил нам не поступало.

Местные выборы надо рассматривать в этом же ракурсе. Пока я не слышал о каких-либо предложениях со стороны, допустим, партии «Батькивщина», «Голоса» или других демократических партий. «Европейская солидарность» такие предложения сделала, причем они звучат очень часто и в ряде мест мы предполагаем участие крымских татар.

Это касается, конечно же, и Херсонской области. Рассматривается по киевскому региону – есть представитель нашей молодежи. Мы работаем над тем, чтобы задействовать еще наших ребят.

То есть, есть кандидаты от Меджлиса?

Я бы не сказал, что это кандидаты от Меджлиса. Если вы спросите, согласовываются ли они с представительным органом крымских татар, то я отвечу «Да».

А вот среди этих людей, есть молодые политики? Например, Динара Хабибулаева крымская татарка с Днепра…

Нет, Динара — этническая азербайджанка. Но в ее команде есть мой помощник Айяр Меметов, о котором я и говорю. Он будет баллотироваться по киевскому региону. Об этом я информировал и Председателя, и членов Меджлиса на последнем нашем заседании.

То есть Меджлис координирует их участие в местных выборах?

Я бы сказал, что Меджлис, понимая актуальность подобных процессов, старается способствовать тому, чтобы наши ребята участвовали в местных выборах.

Не проводить активной борьбы и не выполнять свои обязанности, как члена Меджлиса, недопустимо


В этой связи, что Вы можете сказать о дальнейшей работе представительных органов крымскотатарского народа – Меджлиса и Курултая в Крыму и материковой Украине? Как известно, из-за оккупации полуострова новые выборы в эти структуры не проводились. Но возможно ли осуществить их новыми методами, например, путем онлайн голосования?

Вначале стоит разобраться, готовы ли мы к самому процессу, к тому чтобы проводить ротации в высшем представительном органе крымских татар – Меджлисе.

Как вы знаете, помимо того, что мы выдворили из Меджлиса шесть коллаборантов, у нас еще есть естественные потери, связанные со смертью людей. Есть несколько человек, которые вообще не проявляют какой-либо активности. Например, Садых Табах, который почему-то до сих пор не написал заявления о своем выходе из Меджлиса, но при этом за последние годы, во всяком случае те, которые я нахожусь в Украине после освобождения, я его видел лишь один раз. И то, он приезжал с частным визитом, не связанным с заседаниями Меджлиса – в них он не участвовал.

Поэтому думаю, что таким людям скорее нужно написать заявление и понимать, что пытаться каким-то образом выживать в Крыму в условиях оккупации, не проводя активной борьбы, то есть фактически не выполнять свои обязанности, как члена Меджлиса, выборного органа крымскотатарского народа – недопустимо.

В связи с этим считаю необходимым провести, во всяком случае, довыборы членов Меджлиса из действующего числа делегатов Курултая.

На сегодняшний день, согласно Положению о Меджлисе крымскотатарского народа, Меджлис состоит из 33 членов. Мы даже не можем собрать кворум, согласно утвержденному Положением количественному составу Меджлиса. В последний раз, в начале этого года мы проводили заседание, в котором участвовало, если я не ошибаюсь, 20 человек, и вынуждены были принять поправку на свое усмотрение о том, что можем кворум исчислять исходя из «естественного» состава Меджлиса, т.е. из 26 человек. Это недопустимо. Кворум, нужный для того, чтобы заседание являлось легитимным – это 22 человека, т.е. две трети.

Сейчас нас стало еще меньше, как я уже сказал. И тут принципиально надо решить вопрос довыборов. Я уверен, что из числа действующих делегатов Курултая в Крыму, несмотря на репрессии, на запрет Меджлиса, достаточно людей, которые будут готовы в этой реальности включиться в систему национальных органов самоуправления.

В конце 2018 года на Конференции (делегатов Курултая – прим.ред.) был принят механизм, когда решения могут приниматься исходя из возможного физического присутствия делегатов Курултая с дальнейшим подтверждением “живыми” подписями делегатов. Считаю это одной из возможностей провести довыборы членов Меджлиса.

Захват Крыма со стороны России ведет к захвату всей нашей страны


Ахтем агъа, какие вопросы для Вас лично приоритетны в новом политическом сезоне?

Крым (пауза). Освобождение Крыма. Я думаю, что некоторые политики не понимают, что освобождение Крыма означает и разрешение внутренних противоречий в Украине, и определение ее внешнеполитического курса. Все это связано. Катализатором деоккупации Крыма является то, насколько сегодня новая власть Украины готова драться, бороться за Крым, а не выводить его за скобки.

Я говорю именно о новой власти, потому что украинское общество в своем большинстве уже понимает, что цель захвата Крыма со стороны России — это дальнейший физический, экономический и политический захват всей нашей страны. Россия стремится сбить Украину с пути евроатлантической интеграции, захватить всю Украину и вернуть ее в состояние своей колонии.

Дивитись ще: