«Брату 60 лет и со здоровьем у него очень плохо». Сестра политзаключенного Сервета Газиева | QHA media
Спецпроєкт

«Брату 60 лет и со здоровьем у него очень плохо». Сестра политзаключенного Сервета Газиева

05 Серпня 2020, 14:00
Закрити
Асіф АлієвQHA

По данным правозащитников, в местах заключений по политическим мотивам до сих пор находятся около сотни крымчан. Большая часть из них – крымские татары.

«Крымские новости» продолжают цикл историй о том, как семьи политзаключенных живут без своих отцов, мужей и сыновей.

О судьбах этих людей важно рассказать. Чтобы напомнить: списки узников, которые на первый взгляд кажутся безликими, не просто перечни фамилий – у каждой из этих фамилий – своя история.

60-летний узник Кремля Сервет Газиев, родившийся в местах депортации, до своего ареста принимал активное участие в помощи семьям политзаключенных, занимался передачами в СИЗО.

В марте 2019 года в домах крымских татар прошли самые массовые обыски с момента оккупации полуострова. Силовики ворвались и в дом Сервет-ага в селе Каменка под Симферополем.

Газиева обвиняют по части 2 статьи 205.5 УК РФ («участие в деятельности террористической организации» — до 20 лет лишения свободы), части 1 статьи 30 и статьи 278 УК РФ («приготовление к насильственному захвату власти» — до 10 лет лишения свободы).

Об обыске в доме пожилого крымского татарина и проблемах со здоровьем рассказала сестра политзаключенного – единственная, кто поддерживает связь с братом Светлана Аблямитова.

Сервет богобоязненный, добрый и отзывчивый человек. Всегда придет на помощь. Он присутствовал на судах над крымскими татарами. Относил передачи политзаключенным, помогал их семьям.

Я даже не знала, что у него обыск был, поскольку я не живу в селе Каменка. Об этом мне сообщили очевидцы. Они рассказали, как рано утром, когда еще не было шести часов, силовики, перепрыгнув через забор, ворвались в его дом. Брат сказал им: «Я знаю, что вы меня заберете», а силовики в ответ вытащили принесенную с собой запрещенную литературу и сказали: «Вот и твоя литература». То есть они сами подкинули литературу, которую якобы должны были найти во время обыска.

Во время обыска в его доме раскидали все вещи. На следующий день я приехала к брату домой и собрала все, что было перевернуто вверх дном.

После ареста я постоянно посещала суды брата. Дети моего брата не живут с отцом, а сам он в разводе с женой. И никто из них не приходит навестить Сервета. 29 марта прошлого года его вместе с другими задержанными этапировали в Ростов-на-Дону и после семи месяцев содержания перевели в симферопольское СИЗО в Крыму.

Брату 60 лет и со здоровьем у него очень плохо. У него постоянно приступы в кишечнике и больной желудок. В молодости у него был гастрит желудка.

У Сервета высокое артериальное давление и он постоянно испытывает головные боли. Он сильно хромает на одну ногу, посыпались зубы. Хотя брат несколько раз писал заявления в медицинскую часть, администрация СИЗО не обращает на это внимания.

Чего не скажешь про наш джемаат, который оказывает большую поддержку. Люди отправляют передачки, лекарства. Я живу далеко от Симферополя, а джемаат сам едет в СИЗО передавать посылки, посещает суды. Джемаат не отказывает в помощи. Ко мне приезжают жены (политзаключенных – прим. ред.) поддерживают меня, успокаивают.

Честно говоря, я вовсе не надеюсь на то, что мой брат попадет в списки обмена между гражданами Украины и России. Не думаю, они хотят что-то сделать для крымских татар. Первое время надежда была, а потом исчезла.

Я единственный человек, с которым он переписывается. Я так сильно переживаю за Сервета, и в каждой, в каждой молитве прошу Аллаха об освобождении своего брата и других крымских татар.

Дивитись ще: