КИЇВ (QHA) -

Какова сегодня роль волонтеров в зоне проведения АТО, изменились ли их задачи, чем опасна узнаваемость и почему сбор средств для передовой должен стать прозрачным — об этом в интервью радио «Hayat» рассказал бывший волонтер Юрий Касьянов.

Радио «Hayat»: Юрий, как бывший волонтер, который продолжает заниматься этой важной деятельностью в Украине, как вы оцениваете отношение власти к этой работе, изменилось ли снабжение подразделений ВСУ в зоне АТО и много ли еще проблем решают за счет своих скромных ресурсов наши волонтеры?

Юрий Касьянов: Вы знаете, на самом деле ситуация с обеспечением наших воинов обмундированием, продовольствием, многими другими вещами, даже техникой, на передовой стала гораздо лучше, если сравнивать с 2014 годом. Это надо признать, это правда.

Потому что государственная машина любой страны в условиях войны, когда противник атакует наши границы, вынуждена каким-то образом реагировать на внешние угрозы. В таких условиях даже самый вороватый генерал должен что-то делать для армии, для самосохранения, и поэтому наше Министерство обороны, Генштаб, которые до сих пор являются старыми, нереформированными структурами, которые совершенно не приспособлены для ведения современной войны, даже они пытаются что-то делать. Эта их деятельность на каком-то минимуме закрывает потребности. И поэтому сейчас волонтерская помощь уже не имеет такого решающего значения.

К сожалению, волонтеры не могут армии дать главного — патриотизма, любви к родине и желания ее защищать. Сам президент, министр обороны и начальник Генерального штаба ВСУ постоянно педалируют мысль о том, что мы, дескать, «цивилизованные люди», поэтому мы не будем защищаться, будем уповать на миротворцев, на международное сообщество, санкции. Такая их риторика не дает армии понимания как надо воевать. Такие слова из уст первых лиц страны, нашего верховного главнокомандующего абсолютно не мотивируют украинских бойцов к ведению даже оборонительной войны.

В 2014 году я был одним из первых, кто поехал на восток Украины, тогда волонтеров в районе Изюма, Славянска можно было пересчитать по пальцам одной руки. Мы отчасти заменяли собой тыловые службы, разведку, даже участвовали непосредственно в каких-то боевых действиях.

Тогда было такое бурное развитие событий, что на месте нужно было в оперативном режиме принимать различные решения и брать на себя ответственность. В этот период я думал, что к августу 2014 года волонтерство уже будет не нужно, потому что государство научится быть эффективным, и был уверен, что к 1 сентября того года мы непременно победим.  

Радио «Hayat»: Что такое, по-вашему, профессиональный украинский волонтер и существует ли такое обобщенное понятие?

Юрий Касьянов: Это неудачное словосочетание, я бы сказал, что есть волонтер по необходимости — как я, например, а есть волонтер по призванию. Последние, если могут, то занимаются волонтерством профессионально. На Западе, в отличии от нас, волонтерство всегда было широко развито, там даже есть волонтерские организации, которые нанимают волонтеров на небольшую зарплату, после чего они едут, к примеру, в Африку помогать нуждающимся.

Такие люди есть и в Украине, и  они всегда будут. Другие, кто занимался или занимается волонтерством по необходимости — таких становится все меньше. Потому что когда начиналась война – мы помогали армии, а в действительности самим себе, потому что была такая необходимость. Была цель. Теперь такой необходимости нет, потому что обеспечивать поддержание окопной войны на таком уровне, который сегодня необходим, может и государство. Двигаться вперед, отвоевывать свои земли наше правительство не хочет, поэтому исчезает мотивация для оказания масштабной помощи.

Для бывших фронтовых волонтеров появилась другая ниша — заниматься высокотехнологичным волонтерством. Это работа с электроникой, оборудованием, которое Украина даже не успевает разрабатывать, потому что все госструктуры достаточно негибкие, устаревшие, что вынуждает нас, образно говоря, «затыкать какие-то технологические дыры» — срочно решать вопросы по связи, системам наблюдения, ведения разведки, автоматизации. В последнее время многие стали этим заниматься, и я в том числе.

Радио «Hayat»: В Украине функционирует не меньше 30 волонтерских организаций, которые сотрудничают друг с другом, решают задачи, которые наше государство решать не успевает. На ваш взгляд, когда война закончится, эти структуры могут ускорить реализацию реформ, в том числе в оборонной отрасли?

Юрий Касьянов: В 2014 году сформировалось около 10  волонтерских организаций, которые считались всеукраинскими, — это «Крылья Феникса», Армия SOS, «Народный тыл», «Сестри перемоги», организация Дейнеги и другие. Они помогали ВСУ, и некоторые сегодня продолжают этим заниматься, помогая в каких-то конкретных областях, например, в сфере медицины, или занимаясь поставками транспорта отдельным подразделениям.

Когда я был участником Армии SOS, то постоянно ездил на фронт, помогая на самой передовой. У нас даже слоган был соответствующий — «Мы работаем на передке». Это была наша зона ответственности. И всегда были небольшие волонтерские организации, маленькие группы, объединяющие, скажем, жителей небольшого города или села, которые помогали своим батальонам территориальной обороны, которые формировались в области или районе. Они брали эти подразделения под свою опеку, потому что там проходили службу их мужья, сыновья, а некоторые из них и сегодня продолжают там служить. Такие стихийные волонтерские организации, которые точечно помогают отдельным подразделениям, и сейчас успешно работают.

При этом, по моему мнению, я об этом писал еще в 2015 году, время больших волонтерских организаций закончилось, потому что действительно большие волонтерские организации, которые могут аккумулировать большие средства, всех обеспечить едой на месяц или целый батальон обеспечить стройматериалами для блиндажей, — они сейчас не нужны. Более того, они вредны, потому что подменяют тыловые структуры ВСУ, что дает последним возможность для проведения коррупционных схем.

Помогать своей армии, конечно, надо, но помогать точечно: своим сыновьям, родственникам, знакомым, помогать прямо в руки — это устранит коррупционную составляющую для вороватых военных чиновников, которые, к сожалению, расходуют собранные волонтерами деньги или материальные ресурсы часто не по назначению, с целью получения выгоды.

Радио «Hayat»: Вы согласны, что волонтеры через четыре года войны с РФ сегодня достаточно разные, не все преследуют благородную цель — победу Украины в противостоянии с российским агрессором?

Юрий Касьянов: В 2014 году волонтерство для многих стало социальным лифтом, который принес известность и узнаваемость. Волонтерить в какой-то момент стало круто — тебя приглашают на радио, телевидение, через твои руки проходят большие суммы денег. И, естественно, возникает множество соблазнов. Кто-то получает высокую должность, идет в политику, кто-то просто купается в славе, а кто-то пытается конвертировать свою публичность в обыкновенные денежные средства.

Часть людей использовала волонтерство для создания собственного частного бизнеса. А некоторые, особо циничные, называя себя волонтерами, собирают с бабушек деньги, и на эти деньги развивают свои стартапы. Например, человек имеет бизнес, который зарабатывает на армейских поставках, или работает на таком предприятии как сотрудник — он это не афиширует, но собирает «волонтерские деньги» как волонтер, чтобы покупать за эти деньги для армии продукцию своего же предприятия, обеспечивая себя доходом.

Раньше говорить о таких фактах было как-то неприлично, что ли… Общество очень болезненно относилось к «дискредитации» волонтеров и добровольцев, не хотело слышать правду. Однако сегодня об этом надо говорить, надо поднимать эту неприятную тему, потому что украинское общество должно пройти процедуру очищения от мифов и от людей, которые паразитируют на войне.

Но, безусловно, далеко не все волонтеры корыстны, многие занимаются этой трудной и опасной работой по зову сердца. Потому что у всех нас одна задача — победить, вернуть захваченные территории, освободить из оккупации наших людей.

Интервью провел Эдуард Солодовник

QHA