КИЇВ (QHA) -

В интервью для Радио Hayat крымский татарин с позывным «Татарин», который был в плену в ОРДЛО и ловил сепаратистов на временно оккупированной територии Украины — Марлен Мисиратов рассказал, как начиналась аннексия, о своей мобилизации, службе и создании крымскотатарской сотни в «Правом секторе».

Радио Hayat: Марлен, вы жили в Крыму до его аннексии. Вы не могли бы рассказать, где вы родились, как и когда переехали на полуостров, почему реализовали себя именно в военной сфере?

Марлен Мисиратов: Родился я в Узбекистане, вся семья в 1988 году решила переехать в Крым. С этого времени мы жили на полуострове, работали, учились, женились, создавали семьи, и так до самого момента аннексии, когда в Крыму появились так называемые «зеленые человечки».

Потом был незаконный референдум в Крыму, я выступал против этого, свою гражданскую позицию я проявил, когда пришел в херсонский областной военкомат, потому что уже тогда понимал, что мирным путем вернуть Крым Украине уже не получится. Я понимал, что будет война и главным врагом будет Россия. Однако мое желание с оружием в руках отстаивать территориальную целостность Украины тогда, когда аннексия только начиналась, в марте 2014 года, в военкомате не восприняли всерьез.

Чиновники попросили оставить свои данные и обещали вызвать, если возникнет такая потребность. Такое отношение к желанию защитить Украину стало основной причиной того, что я отправился на Майдан, где в это время уже была революция. Там я сразу нашел подразделение «Правого сектора» и на третий день отправился в Днепр (тогда еще Днепропетровск, — ред.) на тренировочную базу «Правого сектора».

Радио Hayat: Почему вы не поверили чиновникам областного военкомата?

Марлен Мисиратов: Дело в том, что я сам лично участвовал в митинге под ВР Крыма, когда мы вечером зашли внутрь и нам пообещали, что все под контролем Украины. Однако утром увидели так называемых «зеленых человечков», хотя уже тогда все понимали, что на самом деле это бойцы подразделений Вооруженных сил РФ.

Радио Hayat: После того, как прошли подготовку на тренировочной базе Правого сектора, куда попали служить?

Марлен Мисиратов: Практически сразу нас перевезли на Донбасс, где базировалось одно из подразделений «Правого сектора». Выполняли задачи, которые ставило командование: ходили в разведку.

Радио Hayat: А почему именно «Правый сектор» был избран вами в качестве подразделения, в котором хотелось дальше служить?

Марлен Мисиратов: Вы знаете, по моему твердому убеждению тогда и сейчас, есть уверенность в том, что именно с «Правым сектором» мы быстрее вернем Крым и Донбасс, потому что лидеры этого движения мыслят более радикально, чем это происходит в Украине вообще.

Радио Hayat: То есть, по-вашему мнению, на сегодня в украинском обществе очень не хватает радикализма?

Марлен Мисиратов: Да, именно так я и думаю.  

Радио Hayat: Перед эфиром вы говорили о том, что вместе с вами, можно сказать, плечом к плечу на передовой на Донбассе, в зоне АТО служило и служит много воинов — крымских татар. О каком количестве идет речь?

Марлен Мисиратов: В общем, сейчас, на данный момент воюет около 60 человек. Среди моих знакомых, ветеранов в Киеве, по крайней мере, 10 человек, с которыми мы постоянно общаемся, помогаем в решении проблем.

Радио Hayat: Чем они мотивируют свое желание защищать свою родину — Украину?

Марлен Мисиратов: Они объясняют это тем, что если наши Вооруженные силы не вернут Донецк и Луганск, то дальше про возвращение Крыма в состав нашего государства можно даже не разговаривать.

РадиоHayat: У вас остались родственники в Крыму?

Марлен Мисиратов: Конечно, там у меня осталась семья. Там сейчас непросто, слышал, что на полуострове недавно прошло 5 обысков, которые проводили подразделения Федеральной службы безопасности РФ.  

Радио Hayat: Ваша жена не разделяла ваших проукраинских взглядов?

Марлен Мисиратов: Она знала, что я поддерживаю Украину, но она хотела, чтобы я остался дома, но я не мог так просто смотреть на то, что РФ делает на нашей земле в Крыму. С момента, как ушел на киевский Майдан в 2014 году, я ни разу ее не видел. Опасаюсь, что если начну общаться, то сразу через некоторое время в ответ будут проводиться обыски или близких мне людей могут вызвать на допросы.    

Радио Hayat: Как вы воспринимаете войну, которую, по сути, ведет РФ против Украины с 2014 года?

Марлен Мисиратов: Я на этой войне с первых дней, с марта 2014 года. И если до 2015 года, я еще верил и надеялся, что Украина и ее Вооруженные силы быстро вернут себе не только Донецк, а и Крым, то сегодня понимаю, что война будет идти еще несколько лет, потому что она кому-то выгодна.

Радио Hayat: Насколько тяжело было тренироваться на базе «Правого сектора» в Днепре (Днепропетровске — ред.)?

Марлен Мисиратов: До «Правого сектора» я прошел срочную службу в армии, поэтому снова начинать службу было не так трудно. Сразу себя хорошо зарекомендовал в 2014 году. Ходил в разведку, мы задерживали сепаратистов, которых потом сдавали в СБУ. К слову, однажды поймали журналиста российского пропагандистского телеканала «Звезда», которого тоже сдали нашим работникам специальных органов, которые выяснили, что российские сотрудники передавали неправдивую информацию.   

Во время службы попал в плен к россиянам, где в течение недели ко мне применяли пытки, издевательства. Однако, все закончилось хорошо, меня обменяли на российского военнослужащего, который был задержан на территории украинского Донбасса. Потом был Донецкий аэропорт, где я во время боевых действий  повредил руку (показывает раненную руку, — ред.). К слову, когда Ахтем Сеитаблаев снимал фильм «Киборги» о защитниках Донецкого аэропорта, то мне посчастливилось стать прототипом героя фильма — персонажа с прозвищем «Гид». Хотя мой настоящий позывной на войне был «Татарин».

Радио Hayat: Когда вы вернулись с войны, удалось адаптироваться к гражданской жизни?

Марлен Мисиратов: Я еще не вернулся с войны, просто приехал в короткий отпуск. За это с ребятами время открыл общественную организацию «Хайтарма Крым», в которой помогаем переселенцам, детям, решаем юридические вопросы. К слову, у меня до сих пор не решена проблема восстановления моих документов. Бюрократы для того, чтобы решить этот вопрос, снова посылают меня в Крым.  

Радио Hayat: Если не секрет, сколько планируете еще служить?

Марлен Мисиратов: Не секрет, буду служить, пока Крым не вернется под украинскую юрисдикцию, для этого в «Правом секторе» уже сейчас приступил к формированию так называемой крымской сотни.

QHA