КИЇВ (QHA) -

Координатор Кримської контактної групи Абдурешит Джеппаров розповів журналістам Ользі Волинець і Мусліму Умерову в ефірі Радіо Hayat про роботу правозахисників у Криму.

 

Радио Hayat: Ви є батьком зниклого відразу після окупації Ісляма Джеппарова. Рівно три роки тому невідомі люди в формі насильно посадили в мікроавтобус і відвезли в невідомому напрямку двох молодих людей, кримських татар – 18-річного Ісляма Джеппарова та 23-річного Джевдета Іслямова.Розкажіть останню інформацію, яку ви знаєте на сьогодні про сина і племінника.

Абдурешит Джеппаров: Абсолютно ничего. Они делали вид, что идет следствие, потом оно приостанавливалось, потом дальше продолжалось. На сегодня я знаю, что оно опять приостановлено. При этом я знаю, что он похищен. Больше о нем ничего не известно. Живы они или нет, мы ничего об этом не знаем.

Радио Hayat: Ви зверталися до місцевої кримської влади, якихось структур щодо цього зникнення? Які були відповіді?

Абдурешит Джеппаров: Никаких. Они обещали, но никаких результатов не было ни после встреч, ни по общению с ними.

Радио Hayat: А сейчас на каком этапе находится дело?

Абдурешит Джеппаров: Нам мало что об этом известно, нам ничего не сообщают. Мы не знаем, когда они возобновляют дело, когда прекращают, нас ни о чем не уведомляют. Делается все так, чтобы мы к ним не обращались. Там нет нормального общения. Тональность общения такова, что мы чувствуем себя больше не пострадавшими, а виновными.

Радио Hayat: Как именно проходит процесс общения со следственными органами?

Абдурешит Джеппаров: Раньше нас регулярно допрашивали. Это происходило на протяжении месяцев после всего этого. Дальше о нас забыли. Когда мы сами пытались выйти на контакт, это тоже было сложно. Мы знаем, что нет смысла. Почему я с ними контактировал после похищения моего сына, наверное, ими же? Это не совсем неизвестные лица. Мы знаем, что люди в форме - это госслужащие Российской Федерации. Мы не знаем имена и звания, но знаем, что это госслужба Российской Федерации. После похищения сына и племянника дома был не обыск, но осмотр, изъяли компьютер и личные вещи. Они сказали, что это на несколько дней, но держали у себя эти вещи 8 месяцев. На протяжении 8 месяцев я добивался возврата вещей. Поводом для общения служили вещи. 

Радио HayatВ чем состоит специфика работы группы по правам человека в Крыму?

Абдурешит Джеппаров: Занимаемся всем, потому что там других правозащитников нет. Если есть, то это группы, которые являются продолжением тех структур, которые есть здесь. Все, что происходит в Крыму, в поле нашего внимания: похищения людей, задержания, аресты, другие репрессивные меры. Мы посещаем этих людей, стараемся оперативно выезжать на место, включаются все, кто может. Можно долго перечислять.

Радио HayatЗокрема, це справа Рената Параламова. Я так розумію, що ви також були, коли його затримали і вивезли?

Абдурешит Джеппаров: Да, я в тот же день выехал к нему домой, пробыл у него дома в течение примерно трех часов с его родственниками. Там была его семья: жена и четверо детей, его теща и мать, все они были на месте. Я прямо с его двора и работал, общался со всеми, с кем надо. Около 11 вечера я оттуда вернулся. На следующий день я тоже выезжал туда, был там, напротив местного РОВД, с людьми. Мы знаем, что его вывезли, с ним происходили страшные вещи. Плохо у него со здоровьем. Сейчас он, наверное, занимается своим излечением.

Радио HayatТакож ми пригадуємо затримання людей похилого віку, згадуємо 76-річного Сервера Караметова, який виходив на одиночні пікети, зокрема, на підтримку Ахтема Чийгоза та інших політв’язнів. Наскільки сильними надалі будуть репресії, на вашу думку?

Абдурешит Джеппаров: Прогнозировать тяжело. Мы обратили внимание на то, что в этом году тяжелых статей у нас не было. Последние аресты по 205-й статье были в октябре прошлого года. В этом году таких статей не было, были админаресты и штрафы. Мы думали, что этот год идет более-менее благополучно, но потом все общество было потрясено Кировским 8 августа, 9 августа - село Новокленово, закончилось Параламовым. В этом году состоялся суд по Ахтему, было заключение, дальше ждем апелляцию. Новых дел нет, но перешли на другие меры: Параламова не просто вывезли, задержанием это назвать нельзя, арестом тоже, с ним происходили страшные вещи. Теперь мы думаем, с чем это связано. Мы думаем, что они стараются сеять вирус страха. Видимо, потому его и отпустили живого, отказались от всего сделанного, чтобы все видели на его примере, что такое может произойти с каждым.

Радио HayatУ людей, у которых происходят обыски, велик страх. Насколько тяжело работать с такими людьми? Насколько тяжело собирать данные для того, чтобы осветить это в суде по правам человека?

Абдурешит Джеппаров: Когда приезжаешь к человеку, а у него прошли так называемые обыски, нападение на жилище, на семью, сразу вынимать бумаги и диктофон немного некорректно, поэтому приходится долго ждать, пока они отойдут от шока. Некоторые замыкаются, приходится их долго приводить в то состояние, когда они могут говорить. Один случай не похож на другой. Приходится сначала работать в качестве психолога, дальше работаем по набору материала, при этом нельзя брать и составлять протокол, потому что мы будем напоминать то, что у них уже было.

Радио HayatОсвещение акций, подобных крымскому марафону, имеет большое значение. Об этом сегодня заявил Эмиль Билялов. Его штраф общими усилиями неравнодушных был оплачен. Насколько для работы Крымской контактной группы освещение отражается в положительную сторону?

Абдурешит Джеппаров: Чем больше освещения, тем легче людям. Были случаи, когда некоторые семьи пытались не особо подавать информацию, им же было плохо.

Радио HayatОдному з видань ви нещодавно розповіли, що Росія проводить на півострові активну агітацію серед кримських татар, щоб ті підтримали президента Росії на виборах у 2018 році. Як проводиться ця агітація?

Абдурешит Джеппаров: Есть группа людей, которая ездит по регионам Крыма, встречается с людьми. Они встречаются с людьми, от которых могут ожидать какого-то содействия. Это бизнесмены, их легко склонить к себе. Я знаю такой случай. Я выехал по просьбе одного бизнесмена. Он откровенно сказал, что с ним провели такую работу, что нужно сотрудничать. Он не дал ответа, на следующий день к нему нагрянули фискальные организации, проверяющие всех мастей. Когда все провели, придраться было не к чему. В трубке говорящего рядом проверяющего слышался голос: «Ройте! Ищите!». Бизнесмен понимает, что его предприятие закроется, у него работает больше 100 людей. Он спрашивал, как быть. Я не могу дать ему ответ, это не моя сфера.

Радио Hayat: Обращаются ли жители Крыма к вам за советом относительно выборов, помимо этого случая?

Абдурешит Джеппаров: Ко мне не обращаются. Они понимают, что я отвечу.

Радио Hayat: Росія активно націоналізує різні підприємства. До чого це може призвести?

Абдурешит Джеппаров: Я загружен арестами, репрессиями, поэтому не берусь рассуждать на эту тему.

Радио Hayat: На что российские силовики обращают больше внимания? Это посты в интернете, одиночные пикеты?

Абдурешит Джеппаров: Была бы причина, а повод найдется. Главная причина в том, что мы коренной народ, крымские татары. Остальное легко найти. Можно вообще прийти без причины.

Радио Hayat: В одном из интервью вы сказали, что не считаете, что ситуация в Крыму подобна кавказскому сценарию. По-моему, все разворачивается именно по этому сценарию.

Абдурешит Джеппаров: Кавказский сценарий у них уже не получился, потому что не было такой реакции с нашей стороны, мы не брали оружие в руки и, наверное, не будем его брать.

Как-то люди услышали разговор ФСБшников немаленьких чинов. Они сами озабочены, что та методика у нас не прошла.

Радио Hayat: Российские власти ожидают, кто крымские татары начнут приступать к более агрессивным методам борьбы за свои права?

Абдурешит Джеппаров: Крымские татары имеют огромный опыт национального движения. Наша ставка только на интеллект. Мы понимаем, что малейшие эмоциональные действия приведут к катастрофе.

Радио HayatНа якому етапі, в якому стані зараз національний рух?

Абдурешит Джеппаров: Нельзя сказать, что национальное движение сейчас отсутствует в Крыму. Есть активные люди, они занимаются тем, чем нужно заниматься в Крыму, но при этом не озвучивают себя.

Радио HayatВ чем нуждаются те люди, которые подвергаются пыткам и обыскам, помимо моральной поддержки?

Абдурешит Джеппаров: Прежде всего, в моральной поддержке. Плохо, когда у человека прошел обыск, а односельчане не приходят к нему. Когда Параламова нашли, ему было очень плохо, но он увидел внимание и повел себя так, как мы знаем. Людям нужно максимальное внимание.

Радио Hayat: Что такое жизнь для вас? Этот вопрос мы задаем каждому нашему гостю.

Абдурешит Джеппаров: Сейчас это то, чем я занимаюсь, это возвращение сына.

Джерело: Радио Hayat

QHA