КИЇВ (QHA) -

Мы публикуем монолог крымчанина, который передал редакции QHA фотографии 4-летней давности и рассказал о том, что чувствовал, когда их делал. По просьбе автора его имя мы не раскрываем. 

Начиная с конца февраля, атмосфера в Симферополе становилась хуже с каждым днем. Казаки, самооборона, люди, поддерживающие все происходящее – от них невозможно было спрятаться. Чувство тревоги и незащищенности не покидало тебя нигде, ведь даже банальный разговор с кем-то на улице или в автобусе мог перерасти в обвинения в предательстве интересов «русского Крыма».

В том Крыму было много того, что вызывало негодование, но меня больше всего возмущали "народные дружины". Я не понимал, как люди, которых еще вчера считали маргиналами, сегодня превратились в «защитников» общественного порядка.

Я успокаивал себя и повторял, что все еще будет хорошо. Через две недели перестал замечать оружие у проходящих мимо людей и понял, что у меня проблемы, ведь я начал подсознательно свыкаться с новыми «порядками».

Думаю, что у каждого крымчанина, который уехал с полуострова добровольно, есть тот день, когда он решил, что пора все бросить. У меня этот день наступил 8 марта 2014 года.

В этот день в Симферополе «крымская самооборона» принимала присягу на верность «народу Крыма». Как и любое другое крымское мероприятие в те дни, оно привлекло много внимания иностранных журналистов, после освещения Олимпиады в Сочи срочно приехавших на полуостров.

Люди начали собираться около мемориала Вечного огня в парке Гагарина за час до мероприятия, а с ними начали подходить и «самообороновцы».

В ряду через одного у них были дубинки, на рукавах повязки «дружинник», а на лицах глуповатое выражение, которое иногда бывает у детей, думающих, что они заняты чем-то архиважным.

Собравшись на месте, они разговаривали между собой и охотно раздавали интервью журналистам.

«Ждем, когда официально выдадут оружие и начнем резать», - рассказывал с воодушевлением один из "дружинников". После описаний зверств, которые он собирается сделать с «предателями Крыма», мужчина начал рассказывать что-то об Афганистане, отрезанных конечностях противников и своей домашней коллекции частей тел. Немного позже к этим «самообороновцам» присоединились другие, но уже в форме, с оружием и презентабельного внешнего вида. Уже потом я увижу, что в материалы СМИ попали именно они.

Уже тогда мне было не по себе от того, что никто не увидел настоящие лица «крымской весны», поэтому я решил опубликовать эти фото.

После того, как я увидел и послушал «самообороновцев», я понял, что в Крыму оставаться больше не могу, и уехал. Тогда я еще не знал, что меньше, чем через год в Крым уже нельзя будет попасть так просто, как раньше. Я не знал, что скоро для меня придумают короткое название – ВПЛ, а через четыре года о полуострове в Украине будут говорить катастрофически мало.

Но я точно знал, что всего лишь один взгляд на лица людей с фотографий не даст мне забыть то, что случилось тогда.

QHA