КИЕВ (QHA) -

Первый заместитель председателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг признал, что ограничения патрулирования, введенные СММ ОБСЕ после подрыва ее машины, негативно влияют на объективность отражения ситуации на Донбассе в отчетах СММ. Как передает корреспондент QHA, об этом он сказал сегодня на брифинге в украинском кризисном медиацентре.

По словам Хуга, уже не одну неделю подряд миссия фиксирует уменьшение количества нарушений прекращения огня, однако эти показатели отчасти объясняются тем, что не все факты нарушений были зафиксированы и внесены в отчеты. Неполная информация обусловлена ​​ограничениями в работе патрулей, которые были введены из соображений безопасности после подрыва авто миссии и гибели ее сотрудника 23 апреля (в частности, сейчас патрули ОБСЕ передвигаются только по дорогам с твердым покрытием. — QHA).

— Ограничения, введенные после гибели нашего коллеги, конечно, повлияли на нашу способность фиксировать нарушения режима прекращения огня. Это снижение (количества нарушений. QHA) по крайней мере частично можно объяснить тем фактом, что СММ ОБСЕ ограничила патрулирование после инцидента 23 апреля... Ограничение уменьшило географию нашего патрулирования, а также привело к прекращению полетов наших БПЛА среднего радиуса действия. Все это обусловливает то, что мы не можем осуществлять мониторинг и отчитываться о фактах, в том числе о нарушениях, в том объеме, в котором мы обычно это делали.

Говоря о возможности восстановления патрулирования в полном объеме, Александр Хуг увязал его с работой сторон конфликта по разминированию или как минимум маркировке опасных участков. По его словам, ограничения ради безопасности в работе миссии продлятся до тех пор, пока стороны будут продолжать игнорировать свои обязательства, в частности по разминированию, маркировке и ограждению невзорвавшихся мин и боеприпасов.

СММ ОБСЕ ввела эти ограничения для того, чтобы защитить наших невооруженных гражданских наблюдателей. Только СЦКК может устранить угрозы и для наших наблюдателей, и для гражданского населения.

Он еще раз напомнил, что стороны конфликта должны наконец выполнить положения Меморандума от 19 сентября 2014 года, в котором четко запрещена установка мин и других взрывных устройств, а также предусмотрено обязательство снять все, что было установлено ранее.

Александр Хуг также критически высказался в адрес Совместного центра по контролю и координации, упрекнув его за невыполнение возложенных на СЦКК задач по координации работ по разминированию, предусмотренных в решении Трехсторонней контактной группы от 3 марта 2016 года.

Корреспондент QHA уточнил у спикера: с учетом того, что стороны уже более двух лет не спешат выполнять требования Минского меморандума и не разминируют районы, которые входят в зону безопасности, не будет ли СММ в дальнейшем постоянно работать в ограниченном режиме?

Однако Александр Хуг отметил, что миссия не будет ждать, пока разминируют весь Донбасс, ведь для корректировки работы патрулей будет достаточно увидеть хоть какие-то конкретные действия сторон по разминированию.

В этом контексте я не говорил о сплошном разминировании. Нам нужно, чтобы были конкретные, видимые и ощутимые результаты работы сторон в этом направлении. Если невозможно провести разминирование, то мы ожидаем, что стороны как минимум промаркируют и оградят опасные участки. Мы хотим видеть конкретные действия, мы хотим видеть планы, мы хотим видеть, что стороны что-то реально делают на местах.

В то же время он избежал четкого ответа на вопрос о конкретном сроке восстановления патрулирования в полном объеме, опять-таки сославшись на тесную взаимосвязь этого восстановления с действиями СЦКК и сторон конфликта.

Мы пересматриваем наши процедуры на регулярной основе и поддерживаем постоянную связь с подписантами Минских соглашений. Надеемся, что этот процесс в конце концов приведет к тому, что мы сможем полностью восстановить нашу способность по патрулированию. Но я хотел бы прояснить один очень важный момент: эти ограничения были введены нами, нашей миссией. А снять эти ограничения могут только стороны — не мы, не миссия. Только СЦКК может снять эти ограничения, только они могут устранить все угрозы для наших наблюдателей и для гражданского населения в целом.

Первый заместитель главы СММ ОБСЕ в ходе брифинга также сообщил, что за прошедшую неделю в зоне конфликта на Донбассе миссия подтвердила 10 случаев жертв среди гражданского населения от невзорвавшихся мин и боеприпасов, из них четверо погибших и шестеро раненых, включая ребенка (28 апреля команда СММ посетила больницу в Ясиноватой, где медработники сообщили наблюдателям, что накануне к ним доставили 16-летнего парня, который проживает в Ясиноватой, с ранениями левой руки, левого глаза и осколочным ранением нижней части ноги. Вследствие этих ранений левую руку парня придется ампутировать. Медработники объяснили, что он нашел устройство, которое взорвалось сразу после того, как он его поднял. — QHA).

Говоря об опасности мин для гражданского населения, Александр Хуг подчеркнул, что необходимо как можно оперативнее освобождать территорию конфликта от мин и боеприпасов, которые не взорвались.

Если мы не хотим стать свидетелями трагедий в будущем, стороны должны провести разминирование, и сделать это уже сейчас. Мы в СММ ОБСЕ можем принимать меры для снижения рисков, и мы это делаем, но каким образом можно снизить уровень опасности, которой подвергаются любознательные дети? Как можно предотвратить, чтобы они не бегали по полям и не поднимали интересные и странные предметы с земли?

Александр Хуг также сообщил, что и после инцидента с автомобилем ОБСЕ на неподконтрольных правительству территориях продолжаются провокации против наблюдателей. Так, 28 апреля наблюдатели столкнулись с угрозами своей безопасности в двух случаях: когда вблизи них произошел взрыв и были слышны выстрелы из стрелкового оружия, соответственно в поселках Молодежном и Крутой Горе.

Как сообщало QHA, 23 апреля утром возле села Пришиб (неподконтрольная украинскому правительству часть Луганщины) на мине подорвалось авто СММ ОБСЕ. Один сотрудник миссии погиб, двое получили ранения. Сразу после инцидента СММ отозвала свои патрули и на Донетчине, и на Луганщине с обеих сторон линии соприкосновения и мониторила ситуацию с безопасностью в зоне конфликта с помощью шести имеющихся у нее камер, а также с 12 других локаций. 25 апреля патрулирование было восстановлено с определенными ограничениями. Управление СБУ в Луганской области в связи с подрывом автомобиля СММ ОБСЕ на оккупированной территории Луганской области открыло уголовное производство по ч. 3. ст. 258 УК Украины (Террористический акт, повлекший гибель человека).

Генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Заньер, комментируя инцидент у Пришиба, отметил, что необходимо добиться, чтобы стороны конфликта реализовали соглашение о разминировании.

По подсчетам украинской стороны, сейчас в зоне конфликта на Донбассе заминирован 700 тысяч гектаров территории, а разминировано с начала конфликта только три тысячи гектаров. Также украинская сторона настаивает на том, что процесс разминирования должны вести обе стороны конфликта и при этом соблюдать режим тишины.

ФОТО: интернет

QHA