КИЕВ (QHA) -

Успехи Украины в экспорте вооружения всегда были объектом прицельного пропагандистского «огня» со стороны ее основного конкурента на международных рынках  России. Во время войны к пропагандистским месседжам внешнего врага добавился еще один, внутренний: увеличение украинского экспорта военной продукции  элемент сплошной «зрады», поскольку якобы ослабляет фронт.

Недавно «Укроборонпром» отчитался, что не только увеличил в прошлом году экспорт вооружения на 25% (до 759 млн долл.), но и планирует в этом году рост экспорта еще минимум на 15%. Причем портфель экспортных заказов составил почти 1,5 миллиарда долларов. Кстати, наибольшую часть экспортной продукции составляет авиация до 40% и бронетехника до 30%.

Так может ли рост экспорта украинского вооружения повредить обороноспособности страны, в частности обеспечению фронта? Или продажа нового, а тем более несколько устаревшего «металла», наоборот, позволит обеспечить приток валюты в страну, а значит, закупить современное оружие для нужд того же фронта? Об этом в блиц-интервью корреспонденту QHA рассказал директор по развитию информационно-консалтинговой компании Defense express Валерий Рябых.

QHA: Валерий, противоречат ли друг другу экспорт вооружения и обеспечение нужд фронта?

В. Рябых: Следует отметить, что это два параллельных процесса. Пока действуют законодательные ограничения на экспорт за границу тех образцов вооружения и военной техники, которые нужны Министерству обороны и ВСУ. Сейчас на все экспортные поставки дает разрешение Министерство обороны, и без этого никакой экспорт не будет происходить. Надеюсь, что там трезво смотрят на текущее состояние ситуации с безопасностью и обороной страны, на наши возможности и резервы.

QHA: И о чем свидетельствуют наши возможности: экспортировать или не экспортировать вооружение стране, которая находится в состоянии фактической войны? Подрывает ли экспорт нынешнюю и потенциальную обороноспособность Украины?

В. Рябых: Украина имеет возможности, чтобы кроме обеспечения собственной обороны на том уровне, которого сейчас требует международная политика безопасности и обстановка, еще и экспортировать вооружение. И это говорит о большом потенциале нашей оборонной промышленности.

Следует понимать, что каждая единица вооружения, которая сейчас немедленно не нужна на фронте, но продана за границу, приносит валюту, за которую для нашего же оружия закупаются импортные компоненты, которые мы не производим.

По некоторым образцам вооружений у нас замкнутый цикл производства, но большинство образцов все же мы вынуждены делать в кооперации. И закупка западных компонентов нужна, поскольку они существенно повышают возможности единиц вооружения. Как, например, ночные каналы в системах управления, тепловизионная техника, электронно-оптические преобразователи, тепловые матрицы, которые у нас нет возможности производить. Также это касается электроники, микропроцессорной техники, в частности защитной, техники связи, отдельных компонентов систем управления и тому подобного. И мы вынуждены в любом случае закупать за рубежом эту технику, а для этого нужна валюта.

Поэтому вполне логично продать часть ненужного вооружения, получить валюту и закупить необходимые компоненты для того, чтобы разработать образцы вооружения и техники с более мощными характеристиками, чем беречь его и где-то среди других источников искать валюту для того, чтобы процесс модернизации вооружений все же происходил.

QHA: То есть экспорт военной техники даже во время войны не вредит, а наоборот — поднимает на более высокий уровень оборонительную способность армии?

В. Рябых: Это действительно так. Потому что источники поступления валюты у нас известны, и мы сейчас имеем определенный провал с этим. Часть обеспечивает аграрная промышленность. Но оборонная промышленность кроме той валюты, она она уже сейчас приносит, должна приносить еще больше. Скажем, в Польше 23% ВВП обеспечивают именно оборонные предприятия. В первую очередь, разумеется, за счет перевооружения своих вооруженных сил. Но это также создает мощные возможности по экспорту вооружения за границу.

QHA: Можно ли утверждать, что тезис «экспорт оружия во время войны ослабляет фронт» является неким фейком в ряде фейков об украинском ОПК, которые время от времени появляются в интернете?

В. Рябых: Следует понимать, что причина таких фейков — конкурентная борьба в сфере вооружений. Потому что Украина всегда была конкурентом РФ на международных рынках сбыта, а сейчас мы еще и получили дополнительные преимущества. Тренд вытеснения советских технологий продолжается. Сейчас Украина имеет уникальную возможность расширить рынки сбыта на фоне того, что РФ теряет свои возможности, в частности из-за несрабатывания плана отделения «Новороссии», где находятся ключевые предприятия для российского ОПК. (Эксперты считают, что одним из элементов плана РФ по отторжению части юго-восточных областей Украины и созданию «Новороссии» было желание взять под контроль сконцентрированные там украинские оборонные предприятия, которые играли очень важную роль в кооперации и поставках комплектующих российскому ОПК. — QHA.)

QHA: Насколько в украинской «оборонке» можно увеличить количество экспортеров оружия, в том числе привлекая частных производителей-оружейников? Возможно ли создание СП с иностранными партнерами именно в оборонной сфере?

В. Рябых: По имеющейся законодательной базе создание подобных СП является достаточно проблематичным процессом. И именно вокруг этого и идет дискуссия. Вот этот форум (Украинский форум по обороне и безопасности — 2017. — QHA) и созывается для обсуждения среди специалистов, а также представителей иностранных государств, как адаптировать законодательство, чтобы мы могли повышать свои возможности за счет кооперации с другими странами. Потому что мы слышали много заявлений государственного концерна «Укроборонпром» о том, что они создают СП (скажем, упоминалось предприятие «Любава»), но пока подтверждения реального создания и функционирования таких СП мы не видим. Потому что действующая законодательная база не позволяет этого сделать. И это становится уже существенной угрозой, потому что не дает двигаться дальше и развиваться.

Пока есть несколько законопроектов, вокруг которых происходит дискуссия, в частности, чтобы кто-то не перетянул на себя одеяло и не было дисбаланса: кому выгоднее, а кому-то — нет. Следует отметить, что так или иначе эти законы нужны, потому что их отсутствие не дает возможности развивать обороноспособность нашей страны за счет повышения собственных технологических возможностей и уровня генерации наших вооружений и военной техники.

QHA: А, скажем, с США мы можем реализовать какие-то проекты в оборонной сфере?

В. Рябых: Я изучал опыт стран, которые проходили этот путь  вступали в НАТО и в дальнейшем получали возможности для сотрудничества. Возьмем ту же Польшу. Они вынуждены были отказаться от тех технологий и производственных мощностей, которые у них были, по производству устаревшей советской техники. Вынуждены были объявить корпоратизацию, реструктуризацию, а также обеспечить заход на рынок передовых западных компаний. Для чего? Для того, чтобы принести новое качество оружия. Этот процесс неизбежно ожидает и нас. Потому что у нас не хватает собственных возможностей для того, чтобы в нынешних условиях очень мощной конкуренции между государствами обеспечить обороноспособность только собственными силами. И кроме того, западные компании, получив возможность зайти сюда после изменения законодательства и вообще изменения ситуации с безопасностью, кроме технологий еще могут принести определенную стабильность развития этой территории.

QHA: То есть в случае появления на территории Украины западных военных производств западный блок будет защищать нас как одну из стран, где расположен его бизнес и деньги?

В. Рябых: Да, они будут защищать нас как собственный бизнес. Сейчас, мы видим, развернута мультинациональная группировка НАТО, состоящая из англичан, немцев и т.д., в странах Балтии. Потому что и в тех странах, в той же Польше размещены военные производства, которые работают для НАТО. В случае, если бы повторилась такая ситуация, как с Украиной, они бы реагировали быстрее, если бы под угрозой оказались их инвестиции и военные предприятия, которые находятся в союзном им государстве. Тогда они быстрее принимали бы решения.

QHA: Готова ли Украина к приходу иностранных инвесторов в «оборонку»?

В. Рябых: Не совсем. У нас пока еще не созданы условия, чтобы гарантировать приход иностранных инвесторов в оборонную сферу. Но кое-что меняется и у нас. Скажем, среди десяти крупнейших мировых производителей оружия нет ни одного государственного предприятия. Все это частные компании из разных стран. И они занимают первые места в рейтингах. У нас сейчас происходят эти же процессы необходимость модернизации ОПК обусловливает необходимость симбиоза государственного и частного сектора. Если раньше львиная доля в нашем оборонном секторе была государственнойя, скажем, в 2015 году  67% рынка, то 2016-м эта доля уменьшилась и составляет около 50%. Кстати, недавно был подписан меморандум между «Укроборонпромом» и Лигой оборонных предприятий (частный бизнес), который будет способствовать тому, чтобы оборонная промышленность стала драйвером экономики.

Кстати, второй международный Украинский форум по обороне и безопасности — 2017 на днях прошел под эгидой того, что украинская оборонная промышленность является инвестиционно привлекательной. Вот компания A7 CONFERENCES (организатор форума) и делает работу, призванную подтвердить наш потенциал. На форуме как раз обсуждали взаимодействие государственного и частного оборонного сектора, а также возможности финансирования со стороны национальных и международных финансовых учреждений.

В прошлом году представительство западных стран на форуме было не очень большим, и все только говорили о возможностях. В этом все уже иначе. Надеюсь, что в следующем году иностранное представительство будет еще больше.

QHA: Спасибо за беседу!

Беседовала Татьяна Иваневич

ФОТО: интернет

QHA