КИЕВ (QHA) -

Отсутствие базового единого закона о капелланстве в Украине сдерживает развитие этого института, поэтому сейчас необходимо объединить усилия церквей, военных и народных депутатов для создания единого документа.

Как передает корреспондент QHA, такое мнение озвучил священник Украинской греко-католической церкви, Секретарь Совета по делам пастырской опеки при Министерстве обороны Украины отец Любомир Яворский в ходе круглого стола «Право на свободу совести военнослужащих Украины».

Любомир Яворский заметил, что военные капелланы работают в Украине уже год, и за это время проявились проблемы, требующие урегулирования и решения на законодательном уровне. По его словам, в других странах существуют законы о капелланстве, которые регулируют статус капеллана, определяют структуры, которым он подчиняется, соцпакет, источники для его материально-технического обеспечения и тому подобное. Также в законопроекте было бы целесообразно прописать создание соответствующих церковных структур - ординариатов (другое название «военные епархии»), которые позволят наладить взаимодействие между капелланами, конфессиями и ВСУ.

— Уже год как капелланы осуществляют капелланское служение (в Украине, - ред.). Отсутствие базового закона о военном капеланстве не дает возможности работать церквям.

Старший офицер отдела взаимодействия с капелланами Центра морально-психологического обеспечения ВСУ Александр Ковтач рассказал, что сегодня деятельность капелланов регламентируется приказом Минобороны, которым утверждено соответствующее Положение об институте капелланства в Украине. Сейчас в штате воинских частей уже введено 66 должностей военных священников-капелланов, а реально в армии уже работает 56 капелланов.

Народный депутат Юрий Мирошниченко отметил, что сейчас уже существует закон о капелланстве в пенитенциарной системе, и он успешно работает. Что касается капелланства в военной сфере, то на базе Комитета по вопросам культуры и духовности Верховной Рады создана Рабочая группа для разработки соответствующих законопроектов. Таких проектов в Раде уже есть несколько, сам Мирошниченко также зарегистрировал законопроект о капелланстве. Сегодня авторы законопроектов уже пришли к мнению, что их необходимо объединить, включить предложения от церквей и силовых структур, и в конце-концов создать единый законопроект, в котором были бы учтены все предложения. В парламенте есть политическая воля принять закон о капелланстве, отметил народный депутат.

— Есть уже несколько законопроектов (в Раде, - ред.), но все авторы, зарегистрировавшие их, сошлись на том, что надо создать единый проект, чтобы это был проект Совета церквей, Министерства обороны и народных депутатов, чтобы мы нашли консесус и подготовили этот законопроект. Максимальная независимость капеллана, максимальная социальная и другая защищенность должна быть признаком закона о капелланстве. Политическая воля в Верховной Раде принять такой закон есть.

Представители церквей и силовых структур отметили, что на данный момент по большинству вопросов относительно законодательного урегулирования деятельности капелланов найдено взаимопонимание. В то же время, камнем преткновения остается вопрос статуса военного капеллана - должен ли он иметь воинское звание, или это должен быть гражданский сотрудник ВСУ. В этом вопросе мнения участников обсуждения разделились - представители конфессий считают, что капеллан должен быть гражданским лицом, поскольку в случае наличия воинского звания, может возникнуть конфликт интересов.

Такого мнения придерживается и Юрий Мирошниченко, отмечая, что нет необходимости делать священников военнослужащими, поскольку в этом случае необходимость выполнения приказов командиров может вступить в противоречие с обязанностями и приоритетами пастыря.

— Я считаю, что капеллан в силу своей специфики не должен быть военным. Его статус должен быть приравнен к майору по соцпакетам и льготам. Но вместе с тем, чтобы он был подчиненным НЕ командиру, а соответствующей структуре в пределах церкви. Необходимо определить единую концепцию и мы, как депутаты, готовы юридически выписать это.

По словам Любомира Яворского, в большинстве стран капелланы являются военными, но некоторые страны, например, Канада, сейчас склоняются к тому, что следовало бы изначально выбрать невоенный путь.

В то же время, представители ВСУ, а также военные капелланы, которые сейчас проводят служения, считают, что капеллан должен иметь воинское звание и соответствующее место в военной иерархии, но в той части, где начинаются вопросы духовного служения, он должен сохранять независимость и не должен подчиняться своему командиру.

Сторонники этого мнения считают, что военный статус капеллана позволит ему лучше интегрироваться в армейский механизм и более эффективно вести служение.

Так, капеллан 101 бригады охраны ГШ ВСУ отец Константин, который также имеет опыт служения в зоне АТО, отмечает, что капеллан должен участвовать в жизни своего подразделения, начиная от утреннего и до вечернего построения. Наличие воинского звания позволит ему быстрее стать «своим» среди солдат. Вместе с тем он согласен, что пастырь не должен подчиняться командиру в вопросах служения. Также капеллан должен иметь навыки обращения с оружием, несмотря на то, что служителю церкви запрещено брать в руки оружие.

— Капеллан не должен подчиняться командованию подразделения, но должен перед ним отчитываться или получать задания по решению того или иного вопроса (в пределах своей компетенции, - ред.). Он не должен брать в руки оружие, но должен иметь навыки обращения с оружием, потому что за время войны часто приходилось в трудных случаях капелланам и технику ремонтировать, и в другом помогать. Если он будет иметь воинское звание и образование, он сможет легче войти в армию и его там будут соответственно воспринимать. Как минимум, надо прописать, что не запрещается военному священнику быть военнослужащим.

Исполнительный директор ОО "Институт религиозной свободы" Максим Васин отмечает, что необходимо найти компромисс, в частности, учитывая возможность для тех капелланов, которые уже имеют воинские звания, служить в статусе военнослужащего. В то же время, должны быть определенные предохранители - чтобы капеллан избежал полного поглощения рутиной вооруженных сил; поэтому он должен подчиняться военным ординариатам, хотя и соблюдать распорядок, предусмотренный воинскими частями.

— Кем может быть капеллан - надо исходить из партнерской модели (государство и церковь, которая отделена от государства - ред.). И ставить во главу угла, что это разные, отдельные институты, и мы не должны делать так, чтобы капеллан полностью стал частью военного организма. Но если по факту капеллан уже имеет военное образование, то законодательство должно предусматривать возможность для него стать военным.

Председатель Ассоциации украинских юристов, доктор юридических наук Василий Костицкий отмечает, что капелланская служба должна быть в виде военных ординариатов, подчинена каждая своей церкви и сотрудничать с ВСУ, ГПСУ или НГУ. Но если капеллан будет иметь воинское звание, то в законе надо прописать, что в вопросах капелланства он не подчиняется командиру.

В этом вопросе участники обсуждения сошлись на целесообразности компромиссного варианта - прописать нормы законопроекта таким образом, чтобы у тех капелланов, которые уже имеют воинское звание, оставалась возможность стать к служению в воинском звании. А также в целом предусмотреть возможность для капеллана иметь воинское звание.

Говоря о минимально необходимом количестве капелланов, председатель Совета по делам пастырской опеки при Министерстве обороны Украины; Митрополит Черкасский и Чигиринский Иоанн (Яременко) - председатель Синодального управления военного духовенства УПЦ Киевского Патриархата отметил, что они предлагают соотношение 1 капеллан на 500 военнослужащих.

— В структуре военного капелланства наше предложение к силовым структурам - 1 военный капеллан не более чем на 500 военнослужащих, так как из опыта священнослужителя скажу, что большее количество не является эффективным для совершения капелланской службы. Даже если среди этих 500 себя идентифицируют верующими меньшее количество. Но все равно он (капеллан, - ред.) действует для всех - даже для атеистов: он им помогает, он поддерживает, он является моральным примером для них, он проводит с ними общечеловеческие беседы на общечеловеческие темы, касающиеся защиты Родины, ответственности, товарищества, мужества и других качеств, которые должны быть у каждого воина.

Митрополит Иоанн также добавил, что в законопроекте целесообразно прописать - за счет каких источников должно происходить материально-техническое обеспечение капелланов, поскольку сейчас силовые структуры вынуждены находить на это деньги из других статей.

В процессе обсуждения материально-технического обеспечения капелланов, от кого-то из участников прозвучала креативная формула: «Обмундирование - государство; крест - церковь».

Интересные тезисы прозвучали и во время обсуждения вопроса - в чем именно должен ходить военный капеллан - в церковном облачении или в военной форме. Сейчас законодательство этот вопрос не регулирует, а как лучше поступить в условиях вооруженного конфликта - мнения разделились.

Начальник отдела по вопросам службы военного духовенства Государственной пограничной службы Украины Валерий Химич отмечает, что ради собственной безопасности капеллан должен иметь форму одежды, которая отличала бы его от военнослужащего на поле боя.

— Остается вопрос формы одежды для капеллана. Если на поле боя он будет в военной форме, то ему нужен какой-то жилет или иная форма, которая отличала бы его от военного для его же безопасности. Ношение военной формы капелланами не предусмотрено законодательством и в Законе необходимо предусмотреть эти моменты.

В то же время, митрополит Иоанн подчеркивает, что в условиях гибридной войны первой мишенью врага становится тот, кто поднимает дух военнослужащих - капеллан, медик, командир, и поэтому на передовой капеллан должен своим видом как можно меньше отличаться от других военнослужащих.

— Практически все военные капелланы у нас прошли через АТО. Не может капеллан в священнической форме находиться на передовой. Именно в священнической форме на передовой он - первая мишень для врага. В нынешней гибридной войне первой мишенью является тот, кто укрепляет и поднимает дух - это капеллан, это медик, это командир.

Кроме того, обычная одежда священника не очень удобна для нахождения в полевых условиях, при передвижении «на броне», при переходах в окопах и посещении блиндажей.

Председатель Ассоциации украинских юристов, доктор юридических наук Василий Костицкий предлагает компромиссный вариант - даже в военной форме, капеллан должен иметь какие-то священническое знаки различия.

— Военный капеллан должен выглядеть как священник. Даже если он надевает военную форму, он должен иметь какие-то соответствующие знаки различия.

В итоге участники обсуждения пришли к мнению о целесообразности объединить усилия церковных рабочих групп по подготовке законопроекта депутатской группой, учесть предложения, высказанные в том числе и на сегодняшнем обсуждении, и выработать единый документ, который должен быть вынесен на рассмотрение парламента.

QHA