КИЕВ (QHA) -

Оккупированные районы Донецкой области к востоку от Широкино вблизи неконтролируемого участка украинско-российской границы, а также Новоазовск и его окрестности, стали "информационной черной дырой", поскольку боевики так называемой «ДНР» уже вторую неделю подряд не допускают туда патрули СММ ОБСЕ. Как передает корреспондент QHA, об этом заявил первый заместитель главы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг на брифинге в УКМЦ:

- Районы дальше на восток от Широкино вблизи границы с Российской Федерацией, это такая информационная черная дыра. За прошедшие две недели все, кроме одного, патруля СММ получили отказ в доступе к Новоазовску и его окрестностям от членов так называемой "ДНР". Что там происходит, что они скрывают?

Александр Хуг подчеркнул, что не может предполагать, что именно пытаются скрыть боевики НЗФ, однако напомнил, что обычно патрули не допускают в те районы, где они могут выявить факты нарушений Минских договоренностей, в частности, касательно отвода тяжелого вооружения. И чем настойчивее боевики ограничивают патрули миссии в передвижении, тем вероятнее впоследствии вооруженное обострение в этом районе.

- Поскольку члены так называемой "ДНР" не допускают нас к этому пограничному району (с РФ, - ред.), я не могу предполагать о том, что именно они там прячут. Однако, если раньше мы сталкивались с такими ограничениями в доступе, мы иногда обнаруживали, что там происходило сосредоточение или выдвижение военной техники и военных сил.

По его словам, несмотря на ограничения, миссия смогла собрать некоторую информацию и получить определенные свидетельства того, что в этом районе не все хорошо. Хуг рассказал о случае, когда 25 июня один из патрулей СММ задержали на блокпосту так называемой "ДНР" на участке дороги Тельманово-Новоазовск. Находясь там, члены патруля увидели колонну из 17 автомобилей, в частности, 2-х микроавтобусов, 1 большого автобуса, 4 грузовиков военного типа и 10 гражданских автомобилей, за рулем которых были мужчины в военной форме и балаклавах. Колонна направлялась в сторону поселка Бойковское. А через неделю после этого, 2 июля, на основе данных спутникового наблюдения, было зафиксировано наличие в Бойковском 7 бронированных боевых машин.

Александр Хуг объяснил, что накопление военной техники боевиков в этом районе может быть обусловлено близостью к важным объектам, подконтрольных ВСУ.

- Как вам известно, поселок Бойковское расположен в 10 км от стратегически важного и подконтрольного украинскому правительству Гранитного на другом берегу реки Кальмиус. Примерно в 25 км севернее, в Кальмиусском, где мы ранее выявляли нахождение вооружения и вооруженных людей, спутник зафиксировал 11 боевых бронированных машин и более 50 военных грузовиков.

Первый заместитель главы СММ подчеркнул, что нельзя игнорировать угрожающие сигналы, но в то же время выразил надежду, что «все то, что мы видим, а точнее не видим, в пограничной зоне у Новоазовска» не направлено на вооруженную эскалацию конфликта.

Отвечая на вопрос корреспондента QHA о том, почему СЦКК не может помочь допуску миссии в районы вокруг Новоазовска, Александр Хуг сказал, что СММ привлекает СЦКК к разрешению такого рода проблем, потому что такое урегулирование является их задачей согласно Минским договоренностям. В то же время, в отчетах СММ отмечалось, что СЦКК, в случае возникновения проблем с допуском в Новоазовск неоднократно заявлял, что не может помочь миссии и повлиять на группировку "ДНР". Но заместитель главы СММ отметил, что миссия будет продолжать требовать доступ в приграничные районы вблизи границы с РФ.

- Они (СЦКК, - ред.) должны оперативно реагировать на любые ограничения в нашей работе, в том числе, и ограничения свободы передвижения. Мы фиксируем и сообщаем в отчетах об удачном и неудачном реагировании СЦКК, смог ли СЦКК помочь и устранить эти препятствия, или нет. Мы будем продолжать требовать доступ к этим участкам, куда сейчас мы не имеем доступа, и как я уже говорил ранее, есть только одна причина того, почему нас не допускают в район вблизи Новоазовска, вблизи неконтролируемой границы с РФ - они не хотят, чтобы мы что-то видели.

Он добавил, что последние ограничения свободы передвижения, с которыми патрули столкнулись вблизи Новоазовска, были зафиксированы во вчерашнем отчете СММ. Александр Хуг также акцентировал, что в последние дни особое беспокойство вызывает ситуация на восток и северо-восток от Мариуполя. К примеру, в понедельник камера СММ в Широкино зафиксировала 20 взрывов неопределенного происхождения, около 700 трассирующих снарядов и 44 активно реактивных снарядов.

Говоря о характере препятствий мисии от противоборствующих сторон, Александр Хуг акцентировал на важном нюансе - провокации против СММ на территории, подконтрольной так называемым "ДНР" и "ЛНР", носят гораздо более агрессивный характер, по сравнению с теми препятствиями, с которыми патрулям приходится сталкиваться на подконтрольной правительству территории.

- В то время, как в целом ограничения более или менее сбалансированы между сторонами, однако сама суть ограничений, с которыми мы сталкиваемся в неподконтрольных правительству районах, значительно агрессивнее, чем в районах, контролируемых правительством. С начала года мы насчитывали примерно 1 серьезный инцидент в неделю, но с марта-апреля и сих пор эта цифра возросла до двух в неделю. Серьезный инцидент всегда предполагает угрозу для жизни наших наблюдателей или для наших активов.

В то же время, Александр Хуг подчеркнул, что несмотря на препятствия, с начала своей работы миссия никогда не оставляла Донбасс, в частности, никогда не оставляла неподконтрольные правительству районы. Однако, учитывая ухудшение ситуации с безопасностью и увеличение количества вооруженных провокаций, СММ принимает необходимые меры, чтобы защитить своих сотрудников.

- Мы сталкиваемся с ограничениями свободы передвижения еще с первых дней размещения миссии на Донбассе в марте 2014 года. Угрозы, домогательства, препятствование, применение оружия в направлении членов миссии, уничтожение БПЛА, мины и невзорвавшиеся боеприпасы, указания медработникам больниц не предоставлять информацию о жертвах среди гражданского населения - все эти вещи имеют одну общую цель - цель "ослепить" нас, помешать СММ ОБСЕ наблюдать и осуществлять мониторинг, а также докладывать о зафиксированных фактах. Фактах, безусловно, неудобных.

Как сообщало QHA, примерно 75% существенных ограничений свободы передвижения СММ из зарегистрированных случаев зафиксированы в неподконтрольных правительству районах. Также в этих районах наблюдатели фиксируют подавляющее большинство случаев нарушений режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения.

На сегодняшний день Украина не контролирует 400-километровый участок государственной границы с РФ в зоне конфликта на Донбассе. Согласно данным разведки и украинских чиновников, через этот участок в Украине (ОРДЛО) из РФ постоянно и в значительных объемах поставляется вооружение, военная техника, боеприпасы и топливо для пророссийских оккупационных корпусов на Донбассе, а с оккупированной территории Украины в РФ вывозятся материальные ценности, в частности, украинские заводы, уголь, металл, зерно и др. По информации военных экспертов, именно железнодорожным транспортом на оккупированную часть Донбасса с РФ завозится тяжелая военная техника.

Также в СММ ОБСЕ уже не первый год заявляют о целесообразности открыть больше патрульных баз в ОРДЛО, ближе к неконтролируемой российско-украинской границе. Речь шла, например, о таких населенных пунктах, как Новоазовск, Амвросиевка, Антрацит, Краснодон. Однако открытие тормозится, поскольку боевики противодействуют этому, не предоставляя Миссии необходимых гарантий безопасности.

Ранее СММ сообщала, что боевики расширяют и обустраивают военный полигон в районе поселка Маркино (ОРДО), который находится в Новоазовском районе в 4 км от границы с РФ.
 

QHA