КИЕВ (QHA) -

На этой неделе НАТО продолжило реализовывать свои планы по укреплению восточных границ и начало развертывание новой многонациональной бригады на территории Румынии. Основания для необходимости такого укрепления напрямую связаны с аннексией Россией украинского Крыма и российской агрессией в восточных областях Украины. Среди задач подразделения, в частности, будет патрулирование акватории Черного моря.

В то же время, не стоит забывать, что в последние годы активно обсуждается идея создания на Черном море постоянно действующей эскадры ВМС стран НАТО - также в качестве противовеса российской экспансии.

Какова ситуация сейчас с созданием постоянной эскадры НАТО на Черном море, не станет ли развертывание сухопутной бригады НАТО на территории Румынии одним из шагов в этом направлении, позиции каких причерноморских стран являются конструктивными или деструктивными в вопросе сдерживания России в Черноморском регионе - в интервью агентству QHA рассказал заместитель директора по международным вопросам Центра исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР) Михаил Самусь.

QHA: Михаил Михайлович, можно ли расценивать появление многонациональной бригады НАТО в Румынии, как начало активизации Альянса в южном регионе, ближайшем к Украине? Летом мы внимательно следили за переброской танков и вооруженных сил НАТО в страны Балтийского региона...

Михаил Самусь: Создание сухопутного компонента НАТО на южном фланге - знаковое. В последнее время мы видим, как активно создается северный фланг НАТО - размещение сил альянса в странах Балтии, батальонно-тактические группы, расстановка сил НАТО в Польше. Но есть еще южный фланг, где, как мы видим, также происходят схожие процессы, хотя больше пока они касаются сухопутного компонента, ПВО, авиации.

QHA: Украинское сообщество восприняло такие действия НАТО в Румынии чуть ли не как создание флота НАТО на Черном море для противовеса агрессивной России. Насколько это обоснованно, учитывая, что уже не первый год обсуждается создание на Черном море постоянно действующих ВМС стран НАТО?

Михаил Самусь: Многофункциональная сухопутная бригада НАТО в Румынии - это несколько другое, нежели силы ВМС стран НАТО на Черном море. Когда шел разговор о создании постоянно действующей группировки или постоянно действующей эскадры ВМС стран НАТО на Черном море, то имелось в виду именно создание военно-морской группировки. Те сухопутные силы, даже с противоракетными позициями США или другими ракетными частями, они не могут влиять на ситуацию в Черном море именно с точки зрения противодействия влиянию России в этом морском бассейне. Для этого нужны морские силы. Их появление, конечно, исключительно положительно было бы для Украины.

В целом, абсолютно в интересах Украины, чтобы НАТО наращивало свое присутствие, особенно в Румынии, например, потому что это в непосредственной близости от Украины. И если бы Россия пыталась осуществлять против Украины в этом регионе какие-то агрессивные действия, в случае размещения там сил НАТО, это очень бы ограничивало возможности Российской Федерации.

QHA: То есть можно надеяться, что разговор о создании постоянных военно-морских сил НАТО на Черном море будет продолжаться? В каком виде может быть реализована эта идея?

Михаил Самусь: Суть создания этой эскадры в том, что она должна иметь береговую командную структуру. То есть, во-первых, надо создать командный центр этой эскадры и логистическую базу, на которой можно будет обслуживать корабли, приходящие на ротационной основе. В состав эскадры можно было бы определить по одному кораблю от нескольких стран НАТО (тех же США, Франции, Италии, Испании, Нидерландов), которые могли бы просто раз в 20 дней по очереди находиться в Черном море и создавать таким образом определенный противовес российским силам. А вот командный центр можно разместить на территории либо Болгарии, либо все же лучше Румынии, он бы обеспечивал координацию действий тех сил, которые находятся в Черном море на ротационной основе.

В этом была идея создания постоянно действующей эскадры: корабли могли иметь ротационную систему, однако командование этой эскадры должно было постоянно находиться на командных пунктах в одной из причерноморских стран и постоянно бы контролировало не только ротацию, но и подготовку или применение этих сил в Черном море.

QHA: Тогда почему тормозится создание такого флота Альянса на Черном море? В чем отличие между размещением на постоянных условиях ВМС стран НАТО, скажем, на Балтийском и на Черном морях?

Михаил Самусь: Что касается военно-морских сил НАТО в черноморском регионе - ситуация здесь сложнее, чем на Балтике. На последнем саммите НАТО идею создания там постоянной военно-морской эскадры Альянса пытались обсудить, однако она была заблокирована Болгарией. Проблема заключается в том, что в Черном море действует Конвенция Монтре, которая ограничивает возможности нечерноморских стран находиться там постоянно. Там есть ограничения по срокам и по тоннажу. Это означает, что, к примеру, корабли ВМС США, Франции, Германии или других нечерноморских стран НАТО не могут находиться там более, чем, к примеру, 20 дней, им нужно выходить через проливы, затем снова сообщать правительству Турции, что они заходят обратно.

Повторюсь, в Черном море создание таких постоянных морских сил очень проблематично и поэтому действительно здесь нужен консенсус стран НАТО, они должны договориться между собой. В том же Балтийском море нет конвенций, которые бы ограничивали права военно-морской деятельности стран, не имеющих выхода к этому морю.

QHA: То есть процесс тормозится по формальным причинам, и из-за этого Россия до сих пор может доминировать в Черном море?

Михаил Самусь: В настоящее время Россия фактически полностью контролирует Черное море. Настолько, что она может в любую минуту запретить Украине, например, выход к морю. Такова реальность, поскольку наши ВМС очень пострадали после аннексии Крыма и до сих пор их боевые возможности не позволяют противодействовать Черноморскому флоту ВМФ РФ в этом регионе. А тем более, если мы говорим о Болгарии, Румынии...

Повторюсь: то, что нечерноморские страны НАТО имеют ограничения по нахождению там на постоянной основе, усложняет ситуацию, и этим пользуется Россия. Россия, напротив, как черноморская страна может беспрепятственно наращивать свои силы и, собственно, этим она и занимается в Крыму.

Идея постоянного размещения ВМС НАТО в Черном море действительно создает противовес России, и насколько я понимаю, Россия очень активно этой идее противодействует. Скажем, действия Болгарии на последнем саммите НАТО трудно объяснить чем-то другим, кроме как подыгрыванием Российской Федерации. Потому что я не думаю, что для Болгарии создание такой эскадры несет какие-то угрозы. Наоборот, ведь Болгария является членом НАТО. И нахождение сил НАТО, которые усиливают возможности, в том числе и Болгарии, противодействовать внешним угрозам, по логике, являются абсолютно полезными для Болгарии. Однако почему-то в самой Болгарии решили по-другому. Я считаю, что это подыгрывание российским интересам, а не содействие реализации интересов союзников по НАТО.

QHA: А какую позицию в этом вопросе занимает еще один влиятельный причерноморский член НАТО - Турция?

Михаил Самусь: Турция, в принципе, занимает особую позицию. Она постоянно, скажем так, модернизирует свое отношение к различным проектам НАТО, однако я не владею информацией, чтобы Турция выступала против идеи создания эскадры НАТО в Черном море. Для Турции Черное море сейчас не является принципиально важным с точки зрения военно-стратегических интересов, как, скажем, Средиземное.

Поэтому для нас, для НАТО, достаточно нейтрально-позитивной позиции Турции, к примеру, относительно идеи создания эскадры. В НАТО все принимается консенсусом. И если будет достигнуто консенсус за счет того, что Турция просто поддержит эту идею, но не будет, скажем, активно в ней участвовать, то это будет положительным процессом. Опять же, я видел информацию, что против консенсуса в этом вопросе выступала Болгария, а вот относительно активно-негативной позиции со стороны Турции у меня нет информации.

QHA: Неудивительно, что Россия путем давления на третьи страны пытается не допустить создания натовской эскадры в качестве противовеса себе в черноморском бассейне. Кстати, вообще, на любые попытки НАТО или США действовать в этом регионе она реагирует болезненно. Вот недавно была очень нервная реакция России на то, что ВМС США начали строить в Очакове, на Николаевщине, центр оперативного командования для Военно-Морского флота Украины...

Михаил Самусь: Россия - это вообще нервная страна. Это такая дипломатическая игра, эмоциональная тактика, они постоянно нервничают, это такое сохранение тона «холодной войны». Я считаю, что на это вообще не надо обращать внимания, а надо руководствоваться собственными интересами.

Если бы все страны НАТО руководствовались национальными интересами и интересами своих союзников, то эта эскадра НАТО на Черном море давно уже была бы создана, однако... К сожалению, почему-то к «нервам» России в Европе прислушиваются.

А вот Украине совсем не следует на эти «нервы» обращать внимания. Надо заниматься тем, чтобы усиливать свою способность к противодействию России, особенно в Черном море.

Татьяна Иваневич
 

QHA