КИЕВ (QHA) -

Сторона обвинения представила суду в качестве письменных доказательств измены полковника Ивана Безъязыкова его переписку с женой в российской соцсети «вКонтакте», в которой он, уже находясь в плену, якобы приглашал ее на оккупированную территорию, предлагая выслать машину с охраной.

Об этом стало известно в ходе судебного заседания по данному делу, которое состоялось в Шевченковском районном суде 24 октября, передает корреспондент QHA.

Сторона обвинения утверждает, что полковник в 2014 году, оказавшись на оккупированной территории, имел возможность под выдуманным именем общаться в соцсети с женой — выдержки из переписки между пользователями соцсети, которыми, как считает сторона обвинения, были Иван и Маргарита Безъязыковы, зачитал на заседании прокурор Олег Пересада. Протокол этой переписки был предоставлен суду. В качестве подтверждения, что этими пользователями были Безъязыковы, сторона обвинения приводит тот факт, что страницы зарегистрированы на их телефоны.

Сам Безъязыков заявил, что ничего не знает об этой переписке.

В комментарии агентству QHA его адвокат Виталий Титич эмоционально назвал уровень представленной стороной обвинения доказательной базы ужасным, «ниже плинтуса». По его мнению, подобные материалы, взятые из интернета, не могут быть основанием для таких серьезных обвинений, как государственная измена.

— Это просто ужасный уровень подготовки обвинения, уровень доказательной базы по таким тяжелым статьям /как государственная измена/. Уровень доказательной базы, он ниже плинтуса, простите за сленг ... это выглядит как издевательство над участниками процесса, над судом. Это трудно комментировать, юридических терминов не хватает, есть только неформатные слова. Человек, который занимается уголовными производствами, любой обычный человек, который детективы смотрит, он знает, как собираются и фиксируются доказательства, чтобы их можно было использовать для обвинения в суде. Этого не было сделано. Почему — это вопрос.

Относительно дальнейших действий защиты Виталий Титич сообщил, что сторона защиты подала заявление на имя заместителя генпрокурора на действия Службы безопасности Украины в ходе расследования, которое велось в этом уголовном производстве. В то же время, адвокат не стал конкретизировать, сказав лишь, что, по его мнению, озвученные в судебном заседании доказательства стороны обвинения как раз и является свидетельством такой «служебной халатности».

— Достаточно серьезные дальнейшие действия (защиты), я их не буду сейчас оглашать. Как раз в направлении осуществления расследования по факту деятельности Службы безопасности Украины в этом уголовном производстве. Нами собраны материалы и подано заявление на имя заместителя генерального прокурора относительно действий, совершенных во время расследования этого уголовного производства Службой безопасности Украины и процессуальными руководителями, в частности это заключается в служебной халатности. И то, что мы услышали /сегодня на судебном заседании/, как раз является теми доказательствами, о которых я говорю. Мы ожидаем внесения /нашего заявления/ в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований) и осуществления в рамках этого производства тех действий, которые бы указывали на реальные основания того, почему моему подзащитному предъявили эти тяжкие обвинения, при каких обстоятельствах, что было предметом и как вообще расследуются преступления, совершенные террористическими группировками. Но это будет позже.

В то же время прокурор, заместитель начальника отдела Генеральной прокуратуры Украины Олег Пересада, комментируя агентству QHA позицию защиты, подчеркнул, что сторона обвинения собрала доказательства в полном соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса, добавив, что окончательную оценку этим доказательствам должен дать суд.

— Это была бы очень плохая сторона защиты, если бы у нее не было никаких претензий к собранным доказательствам. Конечно, они будут пытаться оспаривать собранные доказательства любым образом и находить для этого любые основания. В то же время, я считаю, что доказательства были собраны в соответствии с требованиями УПК, они являются допустимыми, соответствующими, но оценку допустимости и соответствия даст суд.

Сам полковник ВСУ Иван Безъязыков, бывший пленный, которого обвиняют в государственной измене, в комментарии журналистам перед началом судебного заседания в очередной раз пытался объяснить, почему его могли видеть в плену в российской форме и с оружием. По его словам, в плену человек многое вынужден делать под принуждением и вопреки своей воле, но кто именно, при каких обстоятельствах и для чего принуждал его к таким действиям он не сообщил, сказав лишь, что форму надел, потому что его собственную уничтожили после пленения. Он также сказал, что пытался действовать так, чтобы выжить, чтобы потом иметь возможность быть полезным и своей семье, и своей стране. Вместе с тем, Безъязыков подчеркнул, что никакие его действия в плену не причинили вреда ни одному украинскому военнослужащему, ни одному гражданину Украины, ни одному военнопленному.

— Насчет того, что меня видели с оружием. Я уже неоднократно объяснял, что человек, который находится в плену, он себе уже не принадлежит. Те же люди, которые меня держали в плену, они никакой ответственности не несут ни перед законом, ни перед кем-то другим. Ты можешь либо выполнять их требования, либо ... героически погибнуть. Но я считаю, что это не всегда правильный выход — героически умереть. Гораздо труднее остаться живым и попробовать сделать что-то полезное для себя, для своей страны, для своей семьи, чем просто умереть в какой-то канаве... Хочу заявить при всех, что ни одно мое действие, когда я был в плену, не причинило никакого вреда ни одному военнослужащему ВСУ, ни одному гражданину Украины, ни одному военнопленному, находившемуся там.

Следующее заседание в Шевченковском суде, на котором продолжится рассмотрение доказательств, запланировано на 30 октября.

Как сообщало QHA, начальник разведки 8-го армейского корпуса полковник ВСУ Иван Безъязыков попал в плен 16 августа 2014 г. и был освобожден 5 июля 2016 г. в результате спецоперации. Иван Безъязыков обвиняется в том, что с 25 августа 2014 г. по 27 мая 2015 г., находясь на территории, занятой террористами, сотрудничал с боевиками и занимал должность так называемого заместителя начальника разведывательного управления "ДНР". Полковник ВСУ не признает свою вину, утверждая, что поехал на оккупированную территорию за телами погибших воинов, был схвачен и все это время находился в плену. Согласно ст.111 Уголовного кодекса Украины, Ивану Безъязыков грозит от 10 до 15 лет заключения.

15 сентября суд продлил полковнику содержание под стражей еще на два месяца.

QHA