КИЕВ (QHA) -

Закон о реинтеграции Донбасса изменит матрицу урегулирования конфликта в пользу Украины и именно поэтому Россия прибегает к давлению на Запад и Украину, чтобы не допустить его принятия.

Такое мнение агентству QHA высказал заместитель директора по международным вопросам Центра исследования армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР) Михаил Самусь, комментируя взаимосвязь между некоторыми последними событиями и запланированным на 16 января рассмотрением во втором чтении законопроекта "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях" (№ 7163).

Эксперт подчеркивает, что и неопределенность с формулировками о конфликте на Донбассе, которая существует сегодня, создает серьезные проблемы украинской стороне в ходе переговоров о путях его урегулирования. От этого выигрывает противник. Именно поэтому наибольшее беспокойство России вызывает то, что закон наводит порядок с определением ситуации на Донбассе в украинском правовом поле и называет вещи своими именами. В частности, закон дает определение РФ как страны-агрессора и страны-оккупанта отдельных районов Донецкой и Луганской, а конфликт называет вооруженной агрессией России.

— В Законе Россия открыто называется агрессором и оккупантом и это фактически меняет матрицу урегулирования конфликта. Если вы вспомните, в Минских договоренностях, на которых сейчас базируется процесс урегулирования конфликта, Россия не упоминается как агрессор или оккупант, а выступает фактически стороной наблюдателя и помощника Украины в урегулировании внутреннего конфликта. Хотя там о внутреннем конфликте не написано, но это подразумевается, поэтому Россия на этом всегда играет.

Эксперт отмечает, что принятие закона позволит установить четкие правовые рамки относительно конфликта внутри правового поля Украины, и это, в частности, облегчит украинским дипломатам задачу отстаивания украинской позиции на международном уровне. К примеру, украинский дипломат всегда сможет сослаться на формулировку «вооруженная агрессия России», «Россия — агрессор и оккупант», которое будет зафиксировано в законе Украины. Теперь же они этой возможности лишены.

Нормы закона будут способствовать и тем, кто стал жертвами этого конфликта. Так, в преамбуле закона зафиксированы ссылки на международные конвенции, которые должны применяться к этому межгосударственному конфликту и которые сейчас по отношению к нему не действуют. Соответственно, Украина лишена многих рычагов защиты своих граждан, в частности, из-за отсутствия четкой классификации, тех, кто содержится боевиками, называются то заложниками, то пленными. Во внутреннем конфликте такие люди назывались бы заложниками преступников. Но если законом будет определено, что это российско-украинский конфликт, то таких людей называть «пленные» и войско страны, которая взяла их в плен, должно будет соблюдать международно определенные гуманитарные нормы.

— Вы представьте насколько сложно нашим дипломатам в международных организациях и двусторонних отношениях объяснять, что продолжается российско-украинская война, если в украинском правовом поле нет четких определений. Я имею в виду нормативно-правовые акты. Есть заявления, есть декларации Верховной Рады, определенный правовой дух выдерживается, но нет четких законодательных рамок, которые бы требовали агрессора придерживаться международных конвенций. В этом же законе в преамбуле четко идет ссылка на международные конвенции по гуманитарному праву, которые должны применяться к этому конфликту, говорит Михаил Самусь.

В частности, после принятия закона, считает эксперт, несколько по-другому должен заработать и Нормандский формат, поскольку теперь будет четко перераспределены роли и за столом переговоров появится три стороны: посредники (Германия, Франция), страна-агрессор (Россия) и страна-жертва агрессии (Украина).

— Если этот закон будет принят и Украина тогда будет четко называть вещи своими именами, называть этот конфликт «русско-украинский конфликт», то в той же нормандской группе немножко по-другому атмосфера будет создаваться. Не будет там трех модераторов и Украины со своим «Крайзис», как они это называют, а будет Россия — оккупант-агрессор, Украина — страна-жертва агрессии, и два модератора (Германия, Франция), если они хотят так себя называть.

Михаил Самусь также выразил мнение, что принятие этого закона позволит Украине продвигать свой вариант размещения миротворческих контингентов ООН на Донбассе. Более того — тогда и формат миротворческой миссии будет иной, более выгоден Украине, поскольку речь о миссии в межгосударственном конфликте (а не во внутреннем). В том числе, будучи на законодательном уровне признанной стороной конфликта, Россия уже не сможет выступать как миротворец.

— Если мы примем закон о реинтеграции Донбасса и назовем Россию агрессором и оккупантом, то и миротворческая миссия ООН будет немножко другая — она ​​будет миротворческой миссией в российско-украинском конфликте. Потому что, скажем, если говорить о миротворческой миссии ООН, которая разворачивалась под матрицей, является украинский внутренний конфликт, а Россия только, как говорят наши западные партнеры, поддерживает сепаратистов, то это совершенно другое урегулирование и я не думаю, что такой формат соответствовал бы интересам Украины.

Понятно, что появление в Украине дополнительных возможностей для решения конфликта в свою пользу вызывает скрытое и откровенное сопротивление со стороны России. И каждый раз как украинские парламентарии приближаются к принятию закона о реинтеграции Донбасса, со стороны РФ начинаются провокационные действия чтобы затормозить этот процесс, отмечает эксперт.

Одним из проявлений такого давления Михаил Самусь назвал неожиданное выведение Россией своих офицеров из Общего центра по контролю и координации прекращении огня, которое произошло в середине декабря прошлого года.

— По СЦКК у нашего Центра есть мнение, что это спланированная акция давления на наших западных партнеров и Украину с целью непозволения принятия закона о реинтеграции Донбасса («Об основах государственной политики ...) Кроме того, когда россияне вышли из СЦКК, одновременно (со стороны РФ — ред.) прозвучало заявление о том, что если вы будете принимать этот закон, мы отменим обмен пленными (обмен планировался на конец декабря и таки состоялся — QHA).

Давление ведется как на украинскую сторону, так и на западных партнеров, чтобы заставить их убедить Украину действовать в приемлемых для России рамках. На западных партнеров Россия давит с помощью экономических рычагов, учитывая активное сотрудничество немецкого и российского бизнеса. Одним из основных козырей России является то, что она может обострить конфликт руками подконтрольных ей боевиков, а европейские политики и бизнесмены стараются избегать любого обострения, поскольку общеизвестно, что «деньги любят тишину».

— Конечно Россия давит на Германию — если вы допустите, что Украина это примет, мы тогда за себя не отвечаем, потому что «жители Донбасса» начнут эскалацию конфликта. А Германии эскалация конфликта не нужна, у них огромные деньги инвестированы в российскую экономику и они хотят сохранить замороженным этот конфликт, перевести все на плечи Украины, а самим тихонечко восстанавливать бизнес с Россией. Такая вот получается схема и выход россиян с СЦКК, по нашему мнению, это один из пунктов этой игры.

Подытоживая, Михаил Самусь сказал, что эксперты ЦИАКР считают законопроект о реинтеграции Донбасса соответствующим украинским интересам и призывают депутатов принять его.

Справка: Верховная Рада 6 октября 2017 одобрила законопроект «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (№ 7163).

В законопроекте Россия признается оккупантом части украинских территорий Донецкой и Луганской областей, правовой режим ОРДЛО определен как временно оккупированный территории Украины, также указывается, что российская оккупация является нелегитимной и не создает для Российской Федерации никаких территориальных прав.

Кроме того, вместо понятия АТО, вводится понятие «российская вооруженная агрессия», органы власти, созданные в ОРДЛО, называются «оккупационной администрацией Российской Федерации».

Непосредственное руководство силами и средствами Вооруженных Сил Украины, других военных формирований, Министерства внутренних дел Украины, Национальной полиции Украины, центрального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику в сфере гражданской защиты, возлагается на Объединенный оперативный штаб Вооруженных Сил Украины.

В проекте также определено, что Украина не несет ответственности за противоправные действия Российской Федерации как государства-агрессора, ее вооруженных сил, других военных формирований и оккупационной администрации на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях.

Целью закона определено освобождение оккупированных территорий, а основанием для сдерживания и отпора вооруженной агрессии Российской Федерации и восстановления территориальной целостности Украины есть статья 51 Устава ООН и национальное законодательство Украины.

Как говорится в пояснительной записке, законопроект должен создать новую правовую основу для решения задачи по отражению вражеской агрессии на Донбассе, а в перспективе — для восстановления территориальной целостности Украины в пределах международно признанной границы.

QHA